• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Электра, сестра Палисандра: нарративы фантастического родства и их функции в романах Владимира Шарова

С. 424-446.

В  произведениях Шарова несколько раз воспроизводится особого рода нарративная фигура, которую можно назвать абсурдным, или «противоестественным», родством: персонаж оказывается сыном или иным близким родственником другого персонажа, с которым он не имеет — или, по опыту предполагаемого «среднего» читателя современной беллетристики, не должен был бы иметь — ничего общего. Кажется, впервые эта нарративная фигура возникает в романе «До и во время» (1988–19911): в  нем Иосиф Сталин оказывается сыном Жермены де Сталь, дважды возрождавшей себя на протяжении XIX века с помощью корня мандрагоры и превратившейся в  третьей своей реинкарнации в  российскую дворянку по имени Екатерина Сталь. В  романе «Царство Агамемнона» главный герой Николай Жестовский — философ, осведомитель НКВД и  теневой предприниматель — во время своих странствий по Советскому Союзу в начале 1930-х годов выдает себя за чудом выжившего великого князя Михаила Романова, а позже, уже в 1970–1980-е, его внук, ставший советским, а затем и российским шпионом в Аргентине, — выдает себя за сына якобы выжившего Михаила Романова, Евгения. Статья посвящена изучению генезиса и контекста этой нарративной фигуры.