• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

«Пища бессмертия» в представлениях древних иранцев

С. 24-33.

         В  статье были  рассмотрены  варианты «пищи бессмертия» по данным Авесты  и среднеиранских источников. Древнеиранским аналогом греческих понятий для обозначения «пищи или напитка бессмертия» служил термин, связанный с названием бессмертного святого и общим понятием бессмертия – авест. amәrәtat- «бессмертие, вечность» и amәša- «бессмертный, неумирающий». «Пища бессмертия» в ранней иранской традиции, как и в древнегреческой мифологии, по-видимому, также предназначалась богам. В поздней иранской традиции, в частности, в зороастрийских толкованиях загробной жизни праведников, «пища бессмертия» (ср.-перс. anōš «бессмертный, напиток бессмертия, эликсир, антидот», «масло середины весны» – ср.-перс. maidyōzarm rōγn или «весеннее масло» – авест. zaramaya raoγna-, коровье масло, «белая хаома»), представляется пищей, предназначенной для  всех  умерших праведников, которые находятся на заключительном этапе пребывания в раю в ожидании получения «последнего» тела. Вне  религиозного контекста понятие «вкушения пищи бессмертия» в значении готовности «подвергнуть свою жизнь риску» или «сразиться насмерть» представлено в сочинении «Айадгар-и Зареран», в котором царь Виштасп не соглашается отречься от маздаяснийской веры и обещает сразиться насмерть с царем хйонов Арджаспом (*abāg ašmā dudīgar māh anōš xwarēm) (АЗ 18).