• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Панвавилонизм

С. 204-205.

p { margin-bottom: 0.1in; direction: ltr; color: rgb(0, 0, 0); line-height: 120%; }p.western { font-family: "Times New Roman",serif; font-size: 12pt; }p.cjk { font-family: "SimSun","宋体"; font-size: 12pt; }p.ctl { font-family: "Times New Roman",serif; font-size: 12pt; }

Панвавилонизм, направление мысли, придававшее исключительное значение вавилонской (шире — месопотамской) культуре и развивавшееся преимущественно в рамках ассириологии и религиоведения с конца XIX в. примерно до конца Первой мировой войны (1918). К 1930-м гг. П. превратился в своего рода исторический курьез.

Согласно разным представителям этого течения, сфера влияния вавилонской культуры варьировалась от «прямого заимствования» Ветхого завета и иудаизма в целом из вавилонской (месопотамской) мифологии до выведения из Вавилонии всех мировых культур — не только народов Средиземноморья, но и Китая, Индии и Южной Америки. Важнейшие панвавилонисты — это немецкие ученые Г. Винклер (Hugo Winckler), П. Йенсен (Peter Jensen), Ф. Делич (Friedrich Delitzsch), А. Йеремиас (Alfred Karl Gabriel Jeremias) и др.

Среди месопотамско-библейских параллелей, взятыми панвавилонистами на вооружение, можно отметить следующие сюжеты:

 

некоторое сходство между картинами сотворении мира и устройства земли и космоса (эпос «Энума элиш» [«Когда наверху...»] и ряд других месопотамских текстов);

неудачная попытка людей обрести бессмертие (в Месопотамии — Гильгамеш, у которого змея похищает с трудом найденное растение [«цветок»], возвращающий молодость; в Библии — Адам и Ева, отведавшие — по наущению, опять-таки, змея — запретный плод с древа познания добра и зла, что могло бы побудить их также вкусить и от древа жизни, из-за чего они и были изгнаны из рая);

утрата невинности (в Месопотамии — Энкиду, соблазненный блудницей Шамхат, теряет связь с природой и приобщается к цивилизации; в Библии — Адам и Ева, вкусившие плод знания, осознают свою наготу);

всемирный потоп (это важнейшая параллель между месопотамской и библейской традициями, во многом сохраняющая значение по сей день; сюжет в общих чертах совпадает: боги/Бог решают уничтожить людей, один праведник [шумерский Зиусудра или аккадский Утнапиштим/библейский Ной] получает предупреждение, строит огромное судно и спасается со своей семьей, чтобы продолжить людской род).

 

Важным элементом П. была также идея о повсеместной диффузии вавилонской метрологической системы, а «заодно» и прочих элементов вавилонской культуры. Кроме того, серьезную роль в продвижении П. сыграло представление о т. н. астральных мифах, в которых была закодирована вся месопотамская религия и которые якобы легли в основу религий Старого и Нового света.

Несостоятельность П. была убедительно продемонстрирована в начале 1910-х гг. разносторонним немецким ученым-иезуитом Ф. К. Куглером (Franz Xaver Kugler), который обстоятельно изучил недавно открытые астрономические и астрологические клинописные тексты, а также некоторыми другими специалистами.

Необходимо отметить, что, несмотря на некоторую отрицательную роль и даже одиозность П. (навязывание неверных представлений, прогерманская ангажированность, антисемитские и антихристианские идеи и т. п.), панвавилонисты были в целом учеными высокого уровня, сделавшими немало ценных открытий. Их основной промах — не фактология, а выводы, сделанные на ее основе. Если отбросить мировоззренческие крайности и мифические построения П., взгляд о значительном влиянии Вавилона (точнее — шумеро-аккадской культуры древней Месопотамии) на мировую культуру верен.

В книге

Панвавилонизм
Т. 25: П-Пертурбационная функция. М.: Большая российская энциклопедия, 2014.