• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Социально‑экономическое поведение российских домохозяйств

С. 6-95.
Воронин Г. Л., Козырева П. М., Косолапов М. С., Низамова А. Э., Сивкова И., Смирнов А., Соколова С., Тонис Е. И., Шестова О.

В работе представлен сравнительный анализ результатов 24 й волны «Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS HSE), отразивших положение российских домохозяйств в По сравнению с предшествующими раундами обследования в 2015 г. наблюдалось дальнейшее снижение доходов домохозяйств, сопровождавшееся уменьшением доли заработной платы в общей структуре доходов. Доля доходов от государственных трансфертных платежей, домашнего производства и неформального сектора, напротив, продолжала возрастать. Благодаря небольшому росту реальных доходов домохозяйств нижних трех квинтилей и продолжающемуся падению доходов домохозяйств двух верхних квинтилей в очередной раз снизился уровень социально экономического неравенства. К концу 2015 г. совокупные ежемесячные расходы домохозяйств упали на 8%, что составило разительный контраст с 2014 г., когда реальные расходы фактически стагнировали. В 2015 г. была прервана долгосрочная тенденция снижения доли расходов на продукты питания в общей структуре расходов домохозяйств. Уровень безработицы вырос, достигнув 5,5%. При этом показатель участия в рабочей силе у мужчин увеличился с 84,4 до 85,2%, а у женщин снизился с 80,2 до 79%. В 2015 г. средний размер дохода, получаемого женщинами, составлял 74,1% от среднего дохода мужчин, что было лишь немногим больше, чем 72,8% в предыдущем году. С 2014 по 2015 г. удельный вес работников, не полностью получавших заработную плату, увеличился с 2,5 до 2,8%. Продолжился рост количества домохозяйств, имеющих задолженность по квартплате и/или оплате коммунальных услуг. Доля таких домохозяйств возросла с 7,2% в 2014 г. до 8,4% в 2015 г. Исследование выявило очередное ухудшение социального самочувствия населения. В 2015 г. россияне были меньше удовлетворены жизнью, указывали на ухудшение экономического положения, негативно оценивали свои жизненные перспективы и испытывали постоянное беспокойство по поводу потери работы.