• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 16 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Книга
Кваша Е. А., Харькова Т. Л., Иванова Е. И. и др. М.: Новое издательство, 2006.
Добавлено: 17 сентября 2008
Книга
Жулин А. Б., Плаксин С. М., Минченко О. С. и др. М.: Новое издательство, 2014.

В книге предпринята попытка проанализировать конкретные проблемные точки государственного регулирования современной российской экономики. Авторы попытались собрать примеры законодательных требований и бюрократической практики, смысл и польза которых неочевидны, а издержки для бизнеса - значительны. В книге собраны наиболее одиозные казусы, связанные с государственным регулированием, и экспертный комментарий к ним. В книге также представлены свидетельства предпринимателей об анализируемых проблемах регулирования. Книга предназначена для широкого круга читателей; ее цель - привлечь общественное внимание к проблемам ведения бизнеса в сегодняшней России.

Добавлено: 1 августа 2014
Книга
Под науч. редакцией: А. М. Семенов, И. В. Герасимов, М. Б. Могильнер М.: Новое издательство, 2011.

Как обретают историческую генеалогию феномены современной политики и идеологии? Чья память доминирует на многоуровневом имперском и постимперском пространстве и как обеспечивается это доминирование? Что характерно для культуры памяти в посткоммунистических обществах? На эти и другие вопросы отвечают статьи профессиональных историков, собранные в книге "Империя и нация в зеркале исторической памяти".

Добавлено: 21 октября 2014
Книга
Вып. 9. М.: Новое издательство, 2012.

Коллективная монография «История литературы. Поэтика. Кино» посвящена Мариэтте Омаровне Чудаковой – замечательному ученому, писателю, человеку решительного гражданского поступка. В первом разделе помещены обращенные к Мариэтте Омаровне слова уважения и восхищения; во втором – публикуются статьи и материалы, тематика которых соотносится с широкими научными интересами юбиляра.

Добавлено: 15 января 2013
Книга
Под науч. редакцией: А. М. Семенов, И. В. Герасимов, М. Б. Могильнер М.: Новое издательство, 2012.

Насколько применима к россиийскоий истории концепция «конфессионального государства»? В каких отношениях оказывается ментальная карта религиозноий солидарности и чуждости с конструированием воображаемого пространства политической (или этнокультурной) нации или задачами внешней политики, обусловленной государственными границами? Всегда ли «религиозные традиции» идут рука об руку с мифологемой «национальных корней»? Авторы сборника «Конфессия, империя, нация» ставят эти и многие другие вопросы, рассматривая религиозную и конфессиональную проблематику в контексте истории империи и национализма.

Добавлено: 13 ноября 2012
Книга
Клямкин И. М. М.: Новое издательство, 2011.

Книга объединяет материалы междисциплинарных семинаров, проходивших в Фонде «Либеральная миссия» в 2010-2011 годах. На вопрос, вынесенный в заглавие книги, ищут ответ, полемизируя друг с другом, Михаил Афанасьев, Денис Драгунский, Алексей Кара-Мурза, Игорь Клямкин, Вадим Межуев, Эмиль Паин, Наталья Тихонова, Игорь Яковенко и Евгений Ясин и др.

Добавлено: 10 февраля 2013
Книга
Чепуренко А. Ю., Ясин Е. Г., Буев В. В. и др. М.: Новое издательство, 2004.

Тщательный анализ разнообразных статистических данных и результатов ряда социологических опросов позволил авторам этой книга детально рассмотреть сегодняшнее состояние российского малого бизнеса и выделить узловые проблемы его развития. Отдельная тема книги - критика государственной политики в отношении малого предпринимательства в сравнении со странами Западной и Восточной Европы и ее альтернативная программа, нацеленная на создание благоприятных условий для развития малого бизнеса в современной России.

Добавлено: 11 января 2013
Книга
Под науч. редакцией: А. М. Семенов, И. В. Герасимов, М. Б. Могильнер М.: Новое издательство, 2010.

Сборник “Мифы и заблуждения в изучении империи и национализма” включает в себя тексты, написанные авторитетными современными социологами, историками и политологами и позволяет ознакомиться с новыми подходами к изучению имперской проблематики и национализма в диапазоне от постколониальных исследований до сравнительной истории мировых империй.

Добавлено: 11 сентября 2012
Книга
Инглхарт Р. Ф., Вельцель К. П. М.: Новое издательство, 2011.

Книга Рональда Инглхарта и Кристиана Вельцеля "Модернизация, культурные изменения и демократия" посвящена эволюции ценностных установок жителей разных стран мира в последние десятилетия XX века. В работе демонстрируется, каким образом экономическое развитие порождает движение обществ от традиционных ценностей к секулярно-рациональным и от ценностей выживания к ценностям самовыражения, а также прослеживается влияние культурной динамики на становление демократии. Работа Инглхарта и Вельцеля основана на данных массовых опросов многолетнего социологического проекта World Values Surveys.

Добавлено: 23 июня 2014
Книга
Ясин Е. Г. М.: Новое издательство, 2004.
В книгу известного российского экономиста Евгения Ясина «Новая эпоха—старые тревоги: политическая экономия» вошли его работы 1998-2004 годов, посвященные взаимосвязи общественных и экономических процессов в современной России. Роль реформ 90-х годов в сегодняшнем экономическом подъеме, влияние государственной политики на инвестиционный климат, дело ЮКОСа и обозначенный им конфликт между бизнесом и бюрократией — анализ каждой из этих проблем подводит Евгения Ясина к единому выводу: только путь демократического развития сулит России экономическое процветание.
Добавлено: 11 января 2013
Книга
М.: Новое издательство, 2006.

Настоящее издание представляет результаты исследовательских проектов Центра устной истории Европейского университета в Санкт-Петербурге "Блокада в судьбах и памяти ленинградцев" и "Блокада Ленинграда в коллективной и индивидуальной памяти жителей города" (2001-2003). посвященных анализу образа ленинградской блокады в общественном сознании жителей Ленинграда послевоенной эпохи. Исследования индивидуальной и коллективной памяти о блокаде сопровождает публикация интервью с блокадниками и ленинградцами более молодого поколения, родители или близкие родственники которых находились в блокадном городе.

Добавлено: 29 апреля 2013
Книга
Ясин Е. Г. М.: Новое издательство, 2005.
Добавлено: 11 января 2013
Книга
Под редакцией: А. С. Бодрова, А. А. Долинин М.: Новое издательство, 2016.

Репринтное воспроизведение одного из самых редких и самых загадочных прижизненных изданий А. С. Пушкина (Стихотворения А. С. Пушкина. Из Северных цветов 1832 года) с подробным историко-литературным комментарием к «Моцарту и Сальери» и целому ряду поэтических шедевров конца 1820-х – начала 1830-х гг. («Анчар», «Бесы», «Дорожные жалобы», «Анфологические эпиграммы»). Во вступительной заметке с опорой на архивные данные реконструирована история издания брошюры.

Добавлено: 18 октября 2015
Книга
Под науч. редакцией: И. И. Федюкин, М. Б. Лавринович М.: Новое издательство, 2015.

Сборник статей и архивных материалов открывает новые стороны становления современного образования в России в первой половине XVIII века – одного из ключевых процессов в истории петровской модернизации. Публикуемые  ранее неизвестные или малодоступные источники различного происхождения – личные, делопроизводственные, законодательные – содержат проекты создания или реформирования образовательных институций, учебные программы и педагогические методы, предлагавшиеся академиками, чиновниками, преподавателями и даже авантюристами. Опираясь на эти источники, авторы статей показывают, что становление школы западного образца в России в петровскую и послепетровскую эпоху было делом рук не столько государства, сколько административных предпринимателей - "прожектеров", использовавших государственные ресурсы для достижения собственных целей. В работах рассматриваются типология образовательного прожектерства, модели поведения «прожектеров», их взаимоотношения с государством и монархом.

Добавлено: 29 сентября 2014
Книга
М.: Новое издательство, 2007.
Добавлено: 20 октября 2012
Книга
М.: Новое издательство, 2017.

Предисловие автора.

         Зомия – новое обозначение практически всех территорий, расположенных выше примерно трехсот метров над уровнем моря от центральных высокогорий Вьетнама до северо-востока Индии и пересекающих пять государств Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Камбоджу, Лаос, Таиланд и Бирму) и четыре провинции Китая (Юньнань, Гуйчжоу, Гуанси и частично Сычуань). Это пространство в 2,5 миллиона квадратных километров заселено сотней миллионов представителей различных меньшинств, формирующих изумительную по своему этническому и лингвистическому разнообразию общность. С географической точки зрения речь идет о материковом массиве Юго-Восточной Азии. Поскольку эта огромная территория находится на периферии девяти государств, не оказываясь при этом в центре ни одного из них, она не подпадает под традиционные региональные обозначения (Юго-Восточная Азия, Восточная Азия, Южная Азия) и крайне интересна не только своим экологическим разнообразием, но и взаимоотношениями с окружающими государствами, а потому представляет собой неизведанный объект изучения, своеобразные многонациональные Аппалачи, требующие нового подхода к страноведению.

 Моя концепция проста, соблазнительна и спорна. Зомия – крупнейший из сохранившихся на земле регионов, чьи народы до сих пор не были поглощены национальными государствами. Ее дни сочтены, хотя еще совсем недавно подобные самоуправляющиеся общности составляли большую часть человечества. Сегодня равнинные государства воспринимают их как «живых предков», тех, «кем они сами были до того, как изобрели поливное рисоводство, буддизм и цивилизацию». Я же, наоборот, считаю, что жителей гор следует воспринимать как сообщества беглецов и бродяг, сознательно выбравшие для жизни необитаемые территории и в течение двух тысячелетий ускользавшие от издержек равнинных проектов государственного строительства – рабства, воинской повинности, налогов, барщины, эпидемий и войн. Большую часть районов, где они проживают, можно назвать осколочными зонами, или убежищем.

Практически все в жизни населяющих эти зоны народов, включая социальную организацию, идеологию и (что более спорно) в основном устную культуру, следует воспринимать как стратегические решения, принятые чтобы удержать государство на расстоянии. Территориальное рассеяние на пересеченной местности, мобильность, земледельческие практики, структуры родственных связей, подвижные этнические идентичности, приверженность харизматичным лидерам-пророкам были эффективными средствами избегания инкорпорирования в окружающие государственные образования и предотвращения появления аналогичных им институциональных структур. Конкретное государство, от которого бежало большинство этих народов, – ранняя китайская империя династии Хань. Истории о подобных бегствах зафиксированы во множестве горных легенд. Документальные источники, не вполне достоверные до 1500 года, позже хорошо описывают постоянные военные кампании против горных народов при китайских императорах династии Минь и Цинь, которые привели к беспрецедентным восстаниям на юго-западе Китая в середине XIX века, после чего миллионы жителей страны стали беглецами. Отток населения из бирманского и тайского государств, промышлявших работорговлей, также подробно задокументирован.

Я надеюсь, что моя аргументация подходит не только для той части Азии, о которой я собственно пишу. Огромный пласт литературы, посвященной государственному строительству в его современном и историческом форматах, практически не обращает внимания на его прямую противоположность – целенаправленную и принципиально-активную безгосударственность. Это история тех, кто избежал государственной жизни, без которой невозможно понять историю становления государств, а потому речь, по сути, идет об анархистской истории.

Подобная версия исторического процесса автоматически включает в него все те народы, что были вытолкнуты из принудительных форм государственного строительства и основанных на рабском труде социальных систем, – цыган, казаков, племена полиглотов, состоявшие из беглецов из испанских колоний в Новом Свете и на Филиппинах, коммуны беглых рабов, болотных арабов, сан-бушменов и т.д.

Она также пересматривает устойчивые представления о «примитивизме». Скотоводство, собирательство, подсечно-огневое земледелие, сегментарная система родства – это нередко формы «вторичной адаптации», «само-оварваривания», которые использовались народами, выбиравшими местоположение, жизненные практики и социальные структуры в целях избегания поглощения государством. У живущих в тени государств подобное уклонение от них прекрасно сочетается с производными, имитационными и паразитическими государственными формами в горных районах.

Моя модель исторического процесса разрушает доминирующий в Китае и иных странах цивилизационный дискурс о «варварах», «отсталых» и «примитивных» народах. При ближайшем рассмотрении все эти понятия на самом деле обозначают неуправляемые и пока-не-поглощенные-государством сообщества. Цивилизационные дискурсы никогда не признают, что люди по собственному желанию переходят в варварское состояние, а потому оно всячески стигматизируется и этнизируется. Этничность и «племена» возникают ровно там, где заканчиваются налогообложение и верховная власть государства – в этом смысле между китайской и римской империями нет значимых различий.

Обычно используемые безгосударственными народами жизненные практики и системы родства воспринимаются как само собой разумеющиеся – экологически и культурно детерминированные. Но, проанализировав различные хозяйственные практики, включая выбор возделываемых культур, конкретные социальные структуры и модели территориальной мобильности с точки зрения их эффективности для бегства от государства, я прихожу к выводу, что все эти якобы данности на самом деле были сознательным политическим выбором.

Горы как убежище для беглецов от государства, включая партизанские движения, – важная географическая тема. Я лишь развиваю идею сложного географического ландшафта как принципиально важную для понимания структурирования политического пространства и сложностей государственного строительства в досовременную эпоху.

 

Если кого и стоит ругать за данную книгу, то только меня. Я ее написал. Давайте сразу поставим все точки над «и», прежде чем я начну извиняться и пытаться произвести (хотя и понимаю всю их бессмысленность) несколько упреждающих ударов против грозящих мне критических выпадов, поводы для которых я прекрасно осознаю.

Меня часто упрекали в том, что я не прав, но крайне редко в том, что мои тексты невразумительны и непонятны. Эта книга не является исключением. Я ни в коем случае не отрицаю, что делаю весьма дерзкие заявления о жизни горных народов в материковой Юго-Восточной Азии. Я убежден, что в целом мои утверждения верны, даже если я и заблуждаюсь относительно отдельных деталей. Как и всегда, решение о том, прав ли я, – в руках моих читателей и рецензентов. Однако я бы хотел четко обозначить три важных для меня момента. Во-первых, ничего нового я не написал. Повторяю: в книге нет ни одной идеи, авторство которой полностью принадлежит мне. Что сделал я – предложил логику аргументации, которая связала воедино множество используемых мной источников, и попытался оценить ее эвристичность. Мой творческий вклад, если уж говорить о таковом, состоит в конструировании данного гештальта – я соединил воедино все его компоненты. Я понимаю, что многие из тех, к чьим аргументам и гипотезам я прибегал, сочтут, что я слишком далеко зашел – некоторые уже сообщили мне об этом, но, к счастью для меня, большинство уже не в состоянии на меня пожаловаться. Они не несут никакой ответственности за то, как я интерпретировал их идеи, – ровно так же меня не следует винить за то, как будут использованы мои идеи, изложенные в данной книге.

Я был несколько удивлен, когда осознал, что превратился как бы в историка – не особенно хорошего, но все же историка, причем достаточно древнего (по возрасту) историка древностей. Я осознаю профессиональные риски труда историка: скажем, когда историк собирается писать о восемнадцатом веке, то вдруг понимает, что погряз в детальном описании века семнадцатого, потому что именно он заложил фундаментальные предпосылки интересующего его исторического периода. Нечто подобное случилось и со мной. Я читал этнографические описания горных племен и отчеты о нарушении прав человека бирманскими военными в регионах компактного проживания этнических меньшинств, и вдруг осознал, что неотвратимо погружаюсь в изучение процессов агрессивного государственного строительства классических царств-мандал. Возобновлением исследований жизни доколониальной и колониальной Юго-Восточной Азии я обязан двум не связанным между собой лекционным курсам для аспирантов. Один был посвящен основополагающим текстам по истории Юго-Восточной Азии и задумывался как своеобразный интеллектуальный учебный лагерь, где бы мы все читали те классические труды, которые стоят на полках большинства ученых, хотя им было бы стыдно признаться, что они их никогда не читали, включая и двухтомную «Историю Юго-Восточной Азии», изданную в Кембриджском университете. Для всех нас первый лекционный курс стал увлекательнейшим занятием. Второй курс был посвящен Бирме и базировался на тех же посылках.

Второе принципиально важное для меня обстоятельство: все, что написано в моей книге, практически не имеет смысла для периода после Второй мировой войны. С 1945 года, а в некоторых случаях даже раньше, государство получило в свое распоряжение мощные технологии, сокращающие расстояния, – железные и всепогодные дороги, телефон, телеграф, самолеты, вертолеты, а сегодня и новые информационные технологии, которые настолько изменили стратегический баланс сил самоуправляемых сообществ и национальных государств, настолько ослабили роль территориально-географических факторов, что с этого времени мои аналитические выкладки теряют свое значение. Суверенные национальные государства сегодня претворяют в жизнь проекты полного контроля своих территорий до самых отдаленных границ и окончательного поглощения слабо или прежде не контролируемых районов. Потребность в природных ресурсах «племенных зон» и желание гарантировать безопасность и продуктивность периферии повсюду привели к реализации государством стратегий «поглощения», в соответствии с которыми по определению более лояльные и нуждающиеся в земельных участках жители равнин переселялись в горные районы. Так что не говорите мне, будто я вас не предупреждал, что мои гипотезы и выводы не применимы к Юго-Восточной Азии в ХХ веке.

И, наконец, меня очень беспокоит, что мой радикальный конструктивизм в трактовке этногенеза будет неверно интерпретирован и воспринят как девальвация и даже злостная клевета на идею этнической идентичности, во имя которой сражались и погибли множество смелых мужчин и женщин. Это совершенно не соответствует действительности. Все идентичности, все без исключения, конструируются социально: ханьская, бирманская, американская, датская – абсолютно все. Нередко подобные идентичности, особенно в случае меньшинств, сначала изобретаются мощными империями, как, например, ханьская династия придумала народность мяо, британские колонисты – народности карен и шан, французы – народность жарай. Самоизобретенные или навязанные, подобные идентичности более или менее произвольно выбирают ту или иную черту, какой бы размытой она ни была, – религию, язык, цвет кожи, особенности питания или средства существования – как свою базовую детерминанту. Перечисленные категории, институционализированные в географическом контексте, форматах землепользования, судебной практике, обыденном праве, моделях выдвижения лидеров, школьной системе и официальном документообороте, могут стать настолько страстно проживаемыми идентификациями, что таковые будут стигматизированы большими по размерам группами или обществом в целом и превратят своих субъектов в стойких противников социального порядка. Здесь придуманные идентичности соединяются с героическим самопозицинированием, превращаясь в почетный отличительный знак. В современном мире, где национальное государство стало главной политической формой, неудивительно, что подобное упорное отстаивание собственных прав обычно принимает форму этнонационализма. Поэтому по отношению к тем, кто рискует всем, как народности шан, карен, чин, мон, кая, в борьбе за хотя бы какие-то варианты независимости и признания, я испытываю только восхищение и уважение.    

Я признаю свой безмерный интеллектуальный долг по крайней мере перед пятью «мертвыми белыми», чьи ряды я пополню в свое время. Они были первопроходцами того пути, по которому я сейчас иду; без них я бы не смог даже найти эту дорогу. Первый из них – Пьер Кластр, чья смелая интерпретация жизни коренных народов Южной Америки после Конкисты как заполненной практиками бегства от государства и предотвращения его формирования, изложенная в книге «Общество против государства», в свете полученных позже доказательств оказалась провидческой. Обоснованные и самоуверенные рассуждения Оуэна Латтимора о взаимоотношениях китайской империи Хань с ее скотоводческой периферией помогли мне осознать, что нечто подобное могло происходить и на юго-западной границе Китая. Выводы Эрнеста Геллнера о взаимодействии берберов и арабского населения навели меня на мысль, что именно там, где заканчивается верховная власть и налогообложение, начинается «этничность» и «племенной строй», т.е. варварство – лишь предпочитаемое государством обозначение любых самоуправляемых народов, не являющихся его гражданами. Никто, вставший на тот путь, по которому я иду, никуда не дойдет, внимательно не ознакомившись с прекрасной работой Эдмунда Лича «Политические системы высокогорий Бирмы» – в этом мире не так много книг, с которыми «хорошо думается». И, наконец, я в долгу перед Джеймсом Скоттом, больше известным как Шве Йо, военачальником, офицером колониальных войск, составителем «Географического справочника Верхней Бирмы» и автором книги «Бирманец». Мы не родственники, но я столько узнал благодаря его точным наблюдениям и мы оба, согласно бирманскому астрологическому календарю, имеем схожие имена, поэтому я тоже принял имя Шве Йона, надеясь умилостивить его духа.

Меня вдохновляли и направляли работы, иначе, чем принято, оценивавшие способы и причины, по которым оставшиеся-в-стороне-от-государственного-строительства люди изначально выбирали этот путь, работы, радикально пересматривавшие доминирующий в отношении них цивилизационный нарратив, навязываемый самопровозглашенной властью. Небольшая классическая работа Гонсало Агирре Бельтрана «Регионы бегства», опубликованная почти тридцать лет назад, обосновала применимость идей Кластра практически для всей Латинской Америки, позже Стюарт Шварц и Фрэнк Саломон провели тщательнейший и детальный анализ данной гипотезы. Несколько ближе моим изысканиям в географическом плане исследования Роберта Хефнера в горах Тенгер на острове Ява и изучение Джеффри Беньямином народности оранг-асли в Малайзии – эти убедительные и блестящие кейс-стади определили мое понимание Зомии.

Термином Зомия я полностью обязан Виллему ван Шенделю: он оказался настолько интеллектуально чуток, что осознал – эта огромная высокогорная географическая зона, простирающаяся до запада Индии (а, по его мнению, даже дальше), ислючительна и заслуживает собственного обозначения. Прочерчивая предметное поле «исследований Зомии», он поставил под сомнение привычные форматы рассуждений о том, что мы называем территорией или регионом. Я записался пехотинцем в армию Зомии (в полк психологической атаки) сразу после того, как ознакомился с его убедительным обоснованием необходимости введения данного термина. Виллем, я и еще несколько коллег с нетерпением ждем того дня, когда сможем созвать первую международную конференцию, посвященную изучению Зомии. Работа ван Шенделя, посвященная бенгальской границе, – прекрасный пример того, чего можно добиться, если мы всем сердцем примем его точку зрения.

Если бы я обладал необходимым терпением, но, прежде всего, стремлением к полноте изложения, в этой книге должна была бы и могла появиться глава о водных вариантах бегства от государства. Я упоминаю о них лишь вскользь и очень сожалею, что не смог уделить им должного внимания. Многочисленные оранг-лауты (морские кочевники или морские цыгане), проживающие на островах Юго-Восточной Азии, – по сути, морской, странствующий по островам аналог подсечно-огневых земледельцев горных твердынь. Как и горные народы, они традиционно обладают воинственным нравом и легко модифицировали свои жизненные практики в интервале от пиратства (морских набегов) и работорговли до верной службы нескольким малайским королевствам в качестве военно-морских охранников и ударной силы в войнах. Будучи стратегически выгодно расположены на границах основных судоходных путей и способные наносить неожиданный удар и мгновенно скрываться, они формируют морскую Зомию, которая заслуживает упоминания в книге. Бен Андерсон, уговаривая меня продолжить изыскания в этом направлении, как-то сказал: «Моря больше и пустыннее, чем горы и леса. Посмотри, насколько легко все эти пираты до сих пор отбиваются от Большой семерки, Сингапура и пр., и как самоуверенно». Но, как заметит любой читатель, моя книга и так получилась слишком длинной, поэтому я решил оставить эту тему более компетентным авторам, и Эрик Тальякоццо превосходно начал ее изучение.

Следует также назвать четырех авторов, рассуждения которых совпадают с моими исследовательскими интересами, и без чьих работ моя книга вряд ли была бы написана. Я не могу сосчитать, сколько раз перечитал сборник работ Ф.К.Л. (Лемана) Чит Хлаинга и Ричарда О’Коннора, идеи которых оказали огромное влияние на мою работу. Виктор Либерман, первый историограф государственного строительства в Юго-Восточной Азии в сравнительном аспекте, и Жан Мишо, первым из нас поднявший флаг Зомии (или собственного названия высокогорий Юго-Восточной Азии) были для меня ключевыми собеседниками. Все четверо названных ученых демонстрировали мне высочайший уровень интеллектуальной заинтересованности, даже и особенно в те моменты, когда не соглашались с моими доводами. Их представления могут отличаться от изложенных в моей книге взглядов, но я хочу, чтобы они знали, что сделали меня умнее – пусть и не настолько, насколько им хотелось. Кроме того, я бесконечно признателен Жану Мишо за его великодушное разрешение использовать объемные цитаты из его «Исторического словаря народов высокогорий Юго-Восточной Азии» в моем глоссарии.

Многие мои коллеги, у которых были лучшие варианты провести свое свободное время, тем не менее, читали части или всю рукопись моей книги и давали мне искренние советы. Я надеюсь, что они заметят разбросанные по всему тексту свидетельства моего внимания к их замечаниям, поскольку благодаря им я старательно конструировал и продумывал более детализированную и внятную аргументацию. Перечислю их имена (без попыток как-то структурировать данный список): Майкл Адас, Ажай Скариа, Раманчандру Гуха, Танью Ли, Бен Андерсон, Майкл Аун-Туин, Масао Имамура, историки У Та Хтун Мауна и У Со Кйау Ту, археолог У Тун Тейна, геолог Артур Пе, Джеффри Беньямин, Шан-шан Ду, Мэнди Садан, Майкл Хетевей, Уолт Ковард, Бен Кеквлит, Рон Херринг, Индрани Чаттержи, Хин Мауна Уин, Майкл Доув, Джеймс Хаген, Жан-Барт Джевальд, Томас Барфильд, Тонгчай Виничакула, Кэтрин Боуи, Бен Кирнан, Памела Макэлви, Нэнс Каннингэм, Онг Онг, Дэвид Ладден, Лео Лукассен, Дженис Старгардт, Тони Дей, Билл Клауснер, Мая Тан, Сьюзан О’Донован, Энтони Рид, Мартин Клейн, Джо Гулди, Ардет Мон Таунгмун, Бо Бо Нге, Магнуса Фискесйо, Мэри Каллахан, Энрике Майер, Анджелик Хогеруд, Майкл МакГоверн, Тант Мьинт У, Марк Эдельман, Кевин Хеппнер, Кристиан Ленц, Эннпин Чин,  Празенжит Дуара, Джефф Уэйда, Чарльз Кайз, Эндрю Тертон, Нобуру Ишикава, Кеннон Бризиль и Карен Барки. Подождите! В этом списке я засекретил имена четырех коллег, которые отказались высказать свои комментарии. Вы знаете, о ком я сейчас говорю. Стыдно! С другой стороны, если вы рухнули под тяжестью моей рукописи, пытаясь донести ее от принтера до своего письменного стола, то примите мои извинения.

 

 

 

Я бы также хотел назвать несколько коллег, чьи работы оказали на меня влияние, суть которого мне сложно однозначно выразить. Исключительно проницательная работа Хьёрлифура Йонссона «Взаимоотношения народов мьен» определила логику моих рассуждений, особенно о пластичности идентичности и социальной структуры жителей гор. Микаэл Грейверс обогатил мои знания о народности карен и космологических основаниях их милленаристских верований. Эрик Тальякоццо прочел мою рукопись с поразительным вниманием и составил для меня обязательный к прочтению список работ, который я все никак не осилю. И, наконец, я многому научился у пяти коллег, с которыми очень давно начал изучение «народных и официальных идентичностей»: Питера Салинса, Пингаева Луанггарамсри, Кванчевана Буадэнга, Чусакака Виттаяпаки и Дженет Стурджен, которая, на мой взгляд, развивающийся практикующий исследователь Зомии.

Не так давно, в 1996 году, моя коллега Хелен Сью убедила меня принять участие в дискуссии в рамках конференции, посвященной народам, населяющим приграничные территории Китая. Эта конференция была организована Хелен, Памелой Кроссли и Дэвидом Фором, и оказалась настолько по-хорошему провокационной и бурно-дискуссионной, что породила множество идей, изложенных ниже. Вышедшая по итогам конференции под редакцией Памелы Кроссли, Хелен Сью и Дональда Саттона книга «Окраины империи: культура, этничность и границы на заре новой китайской государственности» (Беркли, издательство Калифорнийского университета, 2006) насыщена оригинальными историческими версиями, теоретическими моделями и этнографическими данными.

Немало институций служили мне теплой гаванью и приютом на протяжении последнего десятилетия, когда я так мучительно медленно нащупывал свой научный путь. Я начал начитывать материал о высокогорьях Юго-Восточной Азии и взаимоотношениях государств и странствующих народов в Центре перспективных исследований в области поведенческих наук в Пало Альто, где Алекс Киссар, Нэнси Котт, Тони Беббингтон и Дэн Сигал стали для меня прекрасными собеседниками и благожелательными коллегами. Весной 2001 года я продолжил свои изыскания в Осло, в Центре развития и окружающей среды, где попал под обаяние и интеллектуальное влияние Дезмонда МакНилла, Зине Хауэлла, Нины Виточек и Бернта Хагвета, а также принялся усердно изучать бирманский язык на радиостанции Демократический голос Бирмы под руководством терпеливого Хин Мон Вина. Первый вариант книги я закончил на кафедре глобалистики аспирантуры по изучению международного развития в Университете Роскильде. Я хочу выразить искреннюю благодарность Кристиану Лунду, Пребену Каарсхольму, Бодилу Фольке Фредериксену, Инге Йенсен и Оле Брун за интеллектуально бодрящую и исключительно приятную поездку.

 

 

В последние два десятилетия мои научные изыскания проходят на базе Программы аграрных исследований в Йельском университете. Аграристы, коллеги, лекторы, выпускники и факультет, где я вел занятия, постоянно возрождали мою веру в существование подобного места для интеллектуальных занятий – одновременно дружелюбного и сложного, радушного и жесткого. Кей Мэнсфильд всегда была и остается сердцем и душой программы, компасом на корабле наших интеллектуальных занятий. Мои коллеги К. Сиварамакришнан (больше известный как Шиви), Эрик Уорби, Роберт Хармс, Арун Агравал, Пол Фридман, Линда-Анне Ребхун и Майкл Доув не скупились на участие в моем непрекращающемся обучении. Кроме того, Майкл Доув и Гарольд Конклин научили меня всему, что я знаю, о подсечно-огневом земледелии, которое принципиально важно для моего исследования.

У меня работало несколько научных ассистентов – столь инициативных и талантливых, что они спасли меня от месяцев бесполезных изысканий и от множества ошибок. Я уверен, что очень скоро они сделают себе имя в науке. Араш Хазени, Шафкат Хуссейн, Остин Зидерман, Александр Ли, Кейти Шарф и Кейт Харрисон помогли мне превратить свой замысел в что-то значимое.

Мои многочисленные бирманские друзья, которые помогали мне бороться с бирманским языком, заслуживают, по крайней мере, огромных бонусов за столь тяжкий труд и, наверное, даже приобщения к лику святых (впрочем, в традиции Тхеравады следует говорить о божественных дэвах). Я хочу поблагодарить Сайя Хин Монг Ги, моего самого долговременного, закаленного в боях за мои знания и самого терпеливого учителя, как и всю его семью, включая Сан Сан Лин. Лет Лет Онг (известная как Виола Ву), Бо Бо Нге, Ка Лу По и Хин Монг Вин смело вступали со мной в невыносимо вялотекущие и дремучие разговоры. Куон Кьяу и Ко Со Кьяу Ту, не будучи формально моими учителями, тем не менее, по-дружески помогали мне продвигаться вперед. И, наконец, в Мандалае и многочисленных других путешествиях Сайя Найинг Тун Лин, учитель по призванию, придумал методику обучения, которая соответствовала моим скромным возможностям, и жестко ей следовал. Часто наши уроки проходили на просторном балконе на четвертом этаже небольшого отеля. Когда в четвертый или пятый раз подряд я чудовищно искажал тональность или звук, он резко вставал и подходил к краю балкона. Не раз я опасался, что в отчаянии он бросится через перила. Но он выдержал. Он возвращался назад, садился, делал глубокий вдох и начинал все заново. Без него я бы ни за что не справился.

Пока я мучительно подбирал подходящее название для своей книги, мой друг упомянул, что Джимми Казас Клаузен, политолог из Университета Висконсина в Мэдисоне, читал лекционный курс по политической философии под названием «Искусство неуправляемой жизни». Клаузен великодушно разрешил мне использовать это название для книги, за что я ему бесконечно благодарен. Я с нетерпением жду того дня, когда он, в чем я не сомневаюсь, подведет философскую основу под мои изыскания в собственной книге на эту тему.

Карты, представленные на страницах книги, были созданы благодаря искусству и воображению Стейси Мейплс, сотрудника Отдела карт Библиотеки Стерлинга в Йельском университете. Он картографически выразил мое понимание пространственных особенностей государственного строительства в Юго-Восточной Азии.

Везде, где это казалось мне уместным, я включал в текст слова и иногда целые фразы на бирманском. Поскольку общепринятой системы транслитерации бирманского в латиницу не существует, я использовал модель, предложенную Джоном Океллом из Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета в первой части его книги «Бирманский: Введение в разговорный язык» (Декальб, издательство Центра исследований Юго-Восточной Азии Университета Северного Иллинойса, 1994). Чтобы не возникло путаницы, везде, где бирманский вариант был принципиально важен, я дополнял его бирманским написанием.

Я не мог и мечтать о более внимательном и талантливом редакторе для своей книги и других изданий, вышедших в серии «Аграрные исследования», чем Джин Томсон Блэк. Вряд ли издательство Йельского университета могло бы рассчитывать на более вдохновенного редактора, чем Дэн Хитон, который, работая с моей рукописью, сочетал уважение к тексту с непримиримостью к ошибкам и многословности, благодаря чему существенно улучшил качество итоговой версии книги, которая попадет в руки читателей.

И последнее, но важное замечание: я не смог бы задумать эту книгу и, тем более, претворить ее в жизнь без идей и поддержки, дарованных мне моей высокочтимой музой.   

Добавлено: 21 октября 2017