• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Книга

О феноменологической революции: истоки философского проекта Марка Ришира

Чернавин Г. И., Хан Е. И., Стенина М. В., Михайлов Д. В., Томашевская А. А., Борисов М. А., Кочековская Н. А., Ришир М., Гренье Ф.
Под общей редакцией: Г. И. Чернавин
Научный редактор перевода: И. В. Кирсберг

Французская феноменология возникла на перекрестье целого ряда интеллектуальных традиций, представляя собой весьма специфическую рецепцию немецкого идеализма и неокантианства на почве французского неокартезианства и метафизики субъективности. В то время как работы французских философов-феноменологов 1940–1970–х годов представляются достаточно изученными и вписанными в историко-философский “канон”, более поздние работы остаются по большей части неизвестными. Меж тем, в последней трети XX века происходит ряд важных сдвигов — как тематического, так и методологического толка. Так, в феноменологию вводится теологическая проблематика, а также проявляется интерес к работе с “готовыми” дескрипциями интенциональных переживаний, в связи с чем феноменологическая методология начинает применяться в литературном поле, работать c мистическим опытом и сферой психопатологий.  На протяжении всего периода рецепции Гуссерля и формирования автохтонной французской феноменологии наиболее пристальное внимание уделяется методологии исследований и её радикализации: постепенно происходит трансформация эпохé и редукции, предпринимаются попытки отказа от горизонта опыта и пересмотр основных характеристик субъекта.

Весьма репрезентативным здесь становится наследие Марка Ришира (1943-2015), который, в отличие от таких авторов, как А. Мальдине, М. Анри, Ж.-Л. Марьон, практически не переведен на русский язык. Несмотря на общепризнанный статус одного из ведущих авторов третьего поколения французских феноменологов, наследие Ришира остается малоизученным, в то время как обращение к эволюции его мысли позволило бы пролить свет на те процессы, которые происходили в феноменологии и позволили ей — в отличие от других направлений континентальной философии — принять вызов современности, осуществить своеобразную “перезагрузку”, переосмыслить собственные основания.

Современное состояние феноменологии во Франции часто описывается через противополагание проектов М. Ришира и Ж.-Л. Мариона:  феноменологическая проблематика его исследований признана очевидной и формообразующей для традиции в целом, однако на ранних этапах собственного философского пути Ришир испытывал больший интерес к антропологии и социально-политической жизни и её осмыслению, чем к чистой феноменологии. К концу 1970-х — началу 80-х годов, в трудах Ришира формируется отчётливая феноменологическая оптика, которую он последовательно тестирует в сфере политической мысли, эстетики, психиатрии и социальных наук. Особенностью его работ является трудный стиль письма, наследующий гуссерлевской техничности и хайдеггеровской риторичности, нагруженный “оперативными понятиями” и метафорами. В преодолении и “расколдовывании” подобной метафорики состоит одна из задач исследования; ей обусловлена и необходимость применять герменевтические стратегии при работе с текстами.

О феноменологической революции: истоки философского проекта Марка Ришира