• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдены 2 692 публикации
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Grinin L. E. Journal of Globalization Studies. 2011. Vol. 2. No. 2. P. 7-24.

In the present article forecasts of China's upcoming development are given. It is shown why China, even with all its possible future success, will be unable to take the USA's place in the World System. The merits and shortcomings of the characteristics of the modern Chinese economic development model are revealed. The conclusion is made that the Chinese economy, with all its achievements, remains generally extensive and, based on the consumption of excessive numbers of various resources and funds and with respect to the attendant investment gain, will become more and more ineffective. The author believes that it will be impossible to reconstruct the Chinese development model and GDP growth rates will slow down soon.

Добавлено: 14 октября 2014
Статья
Aglaia Starostina. Fabula. 2012. Vol. 52. No. 3-4. P. 189-206.
Добавлено: 4 октября 2018
Статья
Pochekaev R. Y. Золотоордынское обозрение. 2016. Vol. 4. No. 4. P. 724-733.

Великая Яса Чингиз-хана в течение нескольких веков (XVIII – начало XXI) исследовалась гораздо чаще и подробнее других источников права Монгольской империи и государств Чингизидов. При этом исследователей не смущало, что не сохранилось никаких источников монгольского происхождения, которые бы содержали нормы и положения Ясы. Вынужденные опираться исключительно на сведения о Ясе иностранных авторов (арабских, персидских, кавказских, западноевропейских), исследователи позволяли себе довольно разнообразные предположения о ее форме и содержании, структуре, составных частях и пр. В целом в науке утвердилось представление о Великой Ясе как о всеобъемлющем своде законов Монгольской империи, созданном Чингиз-ханом и обладавшем высшей юридической силой во всех государствах Чингизидов. Различия проявлялись лишь в том, что одни авторы считали Ясу записью обычного права, тогда как другие утверждали, что это было принципиально новое законодательство, разработанное Чингиз-ханом и его сподвижниками. Это устоявшееся мнение подверглось сомнению лишь в 1970–1980-е гг., когда сначала израильский ученый Д. Айалон, а затем американский исследователь Д. Морган впервые обратили внимание, что источники не дают оснований считать Великую Ясу именно единым кодифицированным документом, и она была, скорее, совокупностью правовых актов, издававшихся самим Чингиз-ханом и его преемниками – монгольскими ханами. Несмотря на убедительные доводы этих авторов, тем не менее, многие исследователи истории тюрко-монгольских государств, их политического и правового развития продолжали (и продолжают) считать Ясу сводом законов, регулировавшим практически все сферы правовой жизни населения Монгольской империи и государств – ее преемников. В статье предпринимается попытка развить выводы Д. Айалона и Д. Моргана с привлечением дополнительных источников, содержащих сообщения о Ясе. Упомянутые исследователи опирались преимущественно на арабские и персидские источники о Государстве ильханов, Мамлюкском султанате в Египте и т.п., автор же привлекает источники о Монгольской империи и Золотой Орде, империи Юань и Чагатайском улусе, в т.ч. и введенные в научный оборот уже после выхода в свет работ Д. Айалона и Д. Моргана. Автор статьи приходит к выводу, что термин «Великая Яса» означал даже не совокупность норм и правил поведения, а своего рода «правопорядок», т.е. состояние законности, достигаемое соблюдением соответствующих норм. Об этом свидетельствует использование термина «яса» в источниках XIII–XIV вв. в самых разных значениях, объединяемые только одним критерием – соблюдение законно установленных правовых норм и принципов. Также автор пытается ответить на вопрос, на который не дали ответа Д. Айалон и Д. Морган – почему же в интерпретации иностранных информаторов Яса представлена как свод законов Монгольской империи, хотя на самом деле таковым не являлась?

Добавлено: 23 декабря 2016
Статья
Riise E. G. Transfers. 2013. P. 147-148.

Les Roberts’ objective in Film, Mobility and Urban Space is to describe cinematic representations of Liverpool that result from the diversity of mobilities that form its cultural and spatial image. One may find two different interpretations for “mobility” in the book. The first one deals with “the ways in which film is located and embedded in the historical geography of the city” (6), and it therefore gives an overview of cinematic representations of mobility sites in the city (e.g. Liverpool Inner Motorway). The second interpretation explores “how ideas of the ‘city-in-film’ inform the wider geographical imagination of cities” (6) and refers to mobility inspired by cinematic images (e.g. tourism). This twofold interpretation allows Roberts to work on both cinematic and spatial geographies of the city, but at the same time to claim theoretical and methodological insights. It is the latter that I would like to outline in this review.

Добавлено: 5 октября 2013
Статья
Ast R., Lifshits A., Lougovaya J. Zeitschrift fur Papyrologie und Epigraphik. 2016. No. 200. P. 141-160.

The purpose of the paper is to report the rediscovery of the important Tischendorf’s folios and to offer a re-edition. Although Tischendorf’s transcription, published in Monumenta sacra inedita (Leipzig 1846) 1–10, is fairly accurate, a re-examination of the manuscript has revealed some infelicities and omissions. In particular, Tischendorf left out various diacritical and lectional signs, which we have attempted to record, to the extent that the writing permits. Of special interest is also the style of the script, the so-called sloping pointed majuscule. A brief survey is done in an attempt to establish a chronological framework for the codex. Finally, the possible function of the marginalia and punctuation marks is discussed.

Добавлено: 19 декабря 2016
Статья
Kononenko R. V., Karpova E. J. Anthropology of East Europe Review. 2012. Vol. 30. No. 2. P. 77-90.

Задачи настоящей статьи – проанализировать особенности одного из современных общественных движений в перспективе концепции социального капитала как совокупности знаний, навыков и социальных практик, существующих и воспроизводимых им в социальных сетях. Вначале рассматривается социально-исторический контекст обществ в эпоху позднего социализма, в котором появились группы людей, увлекавшихся фольклором, а также обсудим некоторые характеристики сообщества любителей фольклора и его черты как социального движения, направленного на изучение, возрождение и распространение этномузыкальных традиций. Далее мы покажем, что культурная память, формируясь в процессе коллективных действий участников движения, становится ресурсом их групповой идентичности и основой накапливаемого социального капитала.  Исследование базируется на анализе четырех глубинных интервью лицом-к-лицу в 2010 году и восьми интервью, проведенных онлайн в 2011 году с представителями разных поколений фольклорного движения, а также на продолжительном участвующем наблюдении.

Добавлено: 27 января 2013
Статья
Klimova S. Russian Education and Society. 2009. Vol. 51. No. 6. P. 80-89.
Добавлено: 20 сентября 2014
Статья
Компациарис П. Новое литературное обозрение. 2017. № 148. С. 138-143.

This essay thinks through encounters with "alien sounds", sounds that enable unfamiliar territories while bound with some distant prior knowledge or speculation that excites our curiosity. Exploring a sound art piece that employs sounds of whales, it looks how aesthetic responses towards art are bound with knowledge, concepts and representations as well as the larger social contexts in which they are played out. Following from that, it argues that conceptual art pieces that mobilize the alien can avoid exoticizing tendencies by reflecting on the conditions through which the alien has been constituted as such. 

Добавлено: 15 марта 2018
Статья
Lourié B. Scrinium: Journal of Patrology and Critical Hagiography. 2016. No. 1. P. 383-387.
Добавлено: 14 марта 2018
Статья
Shehtman V. B. Advanced in Modal Logic. 2006. Vol. 6. P. 27-30.
Добавлено: 18 октября 2012
Статья
Goldengorin B. I., Krushinsky D. Mathematical and Computer Modelling. 2011. Vol. 53. No. 9-10. P. 1719-1736.
Добавлено: 30 июля 2012
Статья
Frantsouzoff S. Scrinium: Journal of Patrology and Critical Hagiography. 2017. No. 13. P. 131-135.
Добавлено: 15 июля 2017
Статья
Obraztsov A., Suleymanova A. S. St. Petersburg Annual of Asian and African Studies. 2014. No. 2. P. 77-92.
Добавлено: 15 июня 2014
Статья
Kharkhurin A. V. Journal of Consciousness Studies. 2011. Vol. 18. No. 3-4. P. 66-83.
Добавлено: 6 декабря 2019
Статья
Klimova S. Studies in East European Thought. 2007. Vol. 59. No. 1-2. P. 55-64.
Добавлено: 20 сентября 2014
Статья
Schang F., Alekseeva A. Nouvelles Etudes Francophones. 2015. Vol. 29. No. 2. P. 60-77.
Добавлено: 5 июля 2015
Статья
Indregard Jonas Jervell. ERGO-AN OPEN ACCESS JOURNAL OF PHILOSOPHY. 2018. Vol. 5. No. 7. P. 173-201.
Добавлено: 2 декабря 2019
Статья
Levin S. Constructivist Foundations. 2016. Vol. 11. No. 3. P. 561-562.

I argue that a philosophy of consciousness refocused on second-order cybernetics in the way proposed by Gasparyan could not replace the reductionist program because the question of reduction would arise again within the framework of such an approach.

Добавлено: 22 июля 2016
Статья
Gasparyan D. Constructivist Foundations. 2016. Vol. 11. No. 3. P. 539-549.
Добавлено: 8 июля 2016
Статья
Medushevsky A. N. Forensic Research & Criminology International Journal. 2019. Vol. 7. No. 6. P. 286-294.

A quarter of a century has passed since the Constitution of the Russian Federation was adopted in 1993, yet the issue of the results and the prospects for constitutional transformation has not disappeared from the political agenda. For some, the Constitution signifies an ultimate break up with the communist past and a legal foundation for the advancement of the Russian society toward democracy and the rule of law; for the others, it is exactly the Constitution that is the culprit for the authoritarian trend that has prevailed, and for the sustained stagnation in Russia’s economic, social and political development.

The author of this paper is in the middle of these extreme viewpoints. He believes that the Constitution has truly played a pivotal role in Russia’s move toward democracy by establishing the basic principles of civil society and the rule of law, and in this respect, it remains of everlasting and paramount importance. Nevertheless, that does not mean that it should be utterly inaccessible for changes, especially given the elapsed time and the negative experience of the authoritarian transformation of the political regime, the amendments that were introduced between 2008 and 2014, and the current objectives of the democratic movement. The rationale for changes is to return to the constitutional principles, reaffirm their initial democratic meaning by rejecting the excessive concentration of the Presidential power, the results of counter-reforms and the adulteration through legislative and regulatory compliance practices.

Добавлено: 11 января 2020
Статья
Biriukov D. Scrinium: Journal of Patrology and Critical Hagiography. 2016. Vol. 12. P. 353-360.
Добавлено: 26 октября 2016