• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 17 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Stepanova A. V. Oriental Studies. 2016. No.  №3 (25). P. 148-163.
Добавлено: 17 февраля 2017
Статья
Stepanova A. V. Oriental Studies. 2018. Vol. 36. No. 2. P. 2-13.

The paper presents an analysis of the sources on the medieval history of the Maghrib in an attempt to identify the origin of the Berber tribal confederation of Ṣanhāja. The directions of research include the analysis of territories presumably occupied by the branches of this tribal confederation, in addition to the migration routes of the Yemeni region, central Sahara and the Maghreb; history of the Berbers mainly based on the texts of Ibn Khaldūn and his description and the genealogical tree of the Berber tribes and families. Furthermore, to recreate a more complete picture of the mixture of peoples we should take into account the Arab and the Vandals demographic contribution. Yemenis have played its role in the Maghreb, but the real Arabization took place not earlier than in 11th century, so the question is in the earlier relationships between Arab tribes. On the other hand, there is a demographic contribution that is systematically underestimated in the Maghrib, i.e. that of the slaves of sub-Saharan origin that supposedly had a much greater impact. Various social and political conditions in the Middle East and North Africa as well as the evolution of Islamic written tradition in Arabic during the early medieval period account for the multiplicity and heterogeneity of data on the Berbers in Arab historical works. Thus, an accurate and consistent study of all the available sources is highly desirable. Correlation of medieval and modern regions, different spelling of toponyms and tribal names proper to authors of that period, different approaches to the perception of historical process, not to speak about a possibility of falsifications make it complicated to examine the issue. The difficulty also lies in the fact that some sources provide contradictory information that makes us doubt in their veracity. Therefore, the topic certainly deserves a detailed study.

Добавлено: 19 сентября 2018
Статья
Цендина А. Д. Oriental Studies. 2021. Т. 14. № 3. С. 550-567.

Статья посвящена рассмотрению гадания по хулилам в Монголии, а также введению в научный оборот монгольской рукописи об этом гадании. Данное гадание восходит к древнейшему китайскому источнику по мантике «Ицзин» («Книга перемен», ок. VII в. до н. э.). Оно осуществляется с помощью так называемых «триграмм» — трех черточек, которые являются результатом выбрасывания монет или другого жребия. В качестве образца подобной литературы в статье приводится перевод рукописи МН 1145 из квартиры-музея акад. Ц. Дамдинсурэна в г. Улан-Баторе и ее анализ.

Добавлено: 12 октября 2021
Статья
Цендина А. Д. Oriental Studies. 2018. Т. 37. № 3. С. 61-67.

Статья посвящена публикации фрагмента исторического труда настоятеля монастыря Гандан в Улан-Баторе габджу Эрдэнипэла «История цама в Монголии». Эрдэнипэл (1877–1960) ― один из последних представителей монгольской традиционной учености и знатоков буддийской литературы, настоятель монастыря Гандан в г. Улан-Баторе, избранный после восстановления в нем религиозной службы в 1944 г. Из его письменного наследия до нас дошло не много. Известно, что он написал «Хор-чойджун», или «Историю религии в Монголии», однако этот труд не обнаружен, сохранился лишь русский перевод первого тома. В музее-квартире акад. Ц.Дамдинсурэна в г. Улан-Баторе хранятся два сочинения габджу Эрдэнипэла на монгольском языке ― «История хамбо-номун-ханов Их-Хурэ» и «История цама в Монголии». Сочинение о цаме ― рукопись, написанная чернилами и пером. Судя по надписи, сделанной Ц.Дамдинсурэном, сочинение было создано в 1942 г. Весьма вероятно, что это автограф самого Эрдэнипэла. Там много помарок и исправлений, которые могли быть сделаны, как представляется, лишь автором.

«История цама в Монголии» состоит из небольшого введения и списка монгольских монастырей с указанием, устраивалась ли там мистерия цам и если устраивалась, то какой из ее видов. Во введении автор рассказывает об истоках цама, которые он видит в магических обрядах индийских йогачариев, использовавших во время их исполнения специальные одеяния и ритуальные предметы. Появление цама в Тибете Эрдэнипэл относит ко времени т.н. «позднего периода» распространения там буддизма после XI в. При этом цам исполняли монахи только красношапочных сект, а желтошапочная секта гэлуг ввела в свои ритуалы цам только при первом Панчен-ламе Чойджи-Джалцане в XVI–XVII вв. Первоначально цам исполнялся лишь в монастырях Дашилхунпо и Намджал.

Наиболее интересным представляется рассказ о распространении цама в Монголии. По сведениям Эрдэнипэла, начало цаму в Халха-Монголии положил Второй халхаский Дзая-пандита Лубсан-Няндаг-Гэлэг-Намджил в 1744 г. В 1787 г. в монастыре Эрдэни-дзу была впервые представлена мистерия цам по инициативе знаменитого настоятеля этого монастыря Номчи-цорджи Дагвадарджа (1734–1803). В столице Северной Монголии Их-Хурэ цам впервые был исполнен в 1810 г.

Добавлено: 31 января 2019
Статья
Козинцев М. А., Почекаев Р. Ю. Oriental Studies. 2018. Т. 39. № 5. С. 58-78.

отражает споры между представителями различных органов власти Российской империи о российской таможенной политике по отношению к государствам Средней Азии. В течение долгого времени имперские власти создавали среднеазиатским торговцам режим наибольшего благоприятствования, тогда как монархи Средней Азии не осуществляли ответных мер в отношении российских торговцев. Существенное изменение азиатских границ Российской империи в 1850–1860-е гг. привело к необходимости отмены ряда таможенных постов в регионах, которые к этому времени утратили статус пограничных и, соответственно, к спорам по поводу необходимости создания новой системы пограничных таможен в новоприсоединенных к России регионах, в частности, в Туркестанском крае. Записка В. П. Череванского отражает дискуссии, которые велись по этому вопросу среди туркестанского чиновничества, но вместе с тем и позицию ряда центральных ведомств, поскольку сам он представлял в Туркестане интересы Министерства финансов. Адресатом записки является туркестанский генерал-губернатор К. П. фон Кауфман, в свою очередь, представлявший интересы Военного министерства. Публикация записки сопровождается археографическим введением, историко-правовым комментарием, а также примечаниями, дающими представление об общем политическом и экономическом контексте, в котором следует рассматривать записку. Анализ публикации позволяет оценить личность и деятельность самого автора записки — В. П. Череванского, который был не только высокопоставленным чиновником в Туркестане, а затем и в центральных органах власти Российской империи, но и известным литератором своего времени, что также наложило определенный отпечаток на стиль и содержание публикуемой записки. Также предпринимается попытка оценить, насколько рекомендации, представленные В. П. Череванским, нашли отражение в последующей таможенной политике Российской империи в Средней Азии. Исследование публикуемого документа позволяет сделать вывод о противоречивости поли-тики Российской империи в Средней Азии, которая весьма ярко отразилась и на таможенной сфере, в результате чего лишь к концу XIX в. таможенная система региона оказалась более- менее четко упорядоченной.

Добавлено: 11 января 2019
Статья
Tsendina A. Oriental Studies. 2020. Vol. 13. No. 6. P. 1632-1640.

Введение. До начала XX в. монголы широко использовали тексты по апотропической магии в своей повседневной жизни. Среди них имеются надписи с изображениями и описаниями талисманов, направленных на предотвращение болезней и несчастий, привлечение богатства и благополучия. Все эти сочинения свидетельствуют о гетерогенности традиций. Цели. Статья посвящена изучению различных типов «книжных» талисманов в магических практиках монголов. Результаты. Как и другие сферы монгольской культуры, «книжные» талисманов отражают добуддийское, буддийское и китайское влияние, что было обусловлено историей монголов, а также их соседством с цивилизациями, с которыми они контактировали. Что касается «книжных» талисманов, то их можно разделить на две группы: одна группа включает себя изображения, происходящие из даосских талисманов, другая включает индийские и тибетские дхарани, тексты и буддийские символы. «Книжные» талисманы проникли в монгольскую культуру в различное время и разными путями. Использование «книжных» талисманов монголами являлось результатом сложных многослойных комплексов, в которых в различных комбинациях соединены индуистские, тибетские добуддийские, монгольские буддийские и китайские даосские элементы. Выводы. В исследовании выявлены несколько групп «книжных» талисманов, когда-то популярных среди монголов и происходящих из добуддийских, буддийских и даосских верований.

Добавлено: 20 сентября 2021
Статья
Почекаев Р. Ю. Oriental Studies. 2020. Т. 13. № 6. С. 1496-1512.

Введение. В статье приводится русский перевод и историко-правовой анализ записки князя Удая — правителя хорчинского хошуна во Внутренней Монголии конца XIX – первой четверти XX в., которую он направил в 1910 г. председателю Совета министров Российской империи П. А. Столыпину. Эта записка представляет часть дела, хранящегося в Российском государственном историческом архиве (РГИА, г. Санкт-Петербург), в котором содержится как ее оригинальный текст, так и русский перевод. Текст записки до сих пор не публиковался и не исследовался. Цель исследования — извлечение из записки князя Удая информации о международно-правовом положении Внутренней Монголии и выяснение, насколько полно и объективно монгольский правитель представлял себе особенности международно-правового положения региона, роль в международной политике различных иностранных держав и самих монгольских князей. Результаты исследования подтверждают ценность сведений, приведенных в записке, хотя ее автор и интерпретирует ситуацию, стремясь подчеркнуть свою значимость в глазах российских властей. В сочетании со сведениями других современников — российских и западных дипломатов, разведчиков, миссионеров, торговцев и ученых — его информация позволяет сформировать целостное и объективное представление о положении Внутренней Монголии на международной арене на рубеже XIX–XX вв. Наибольший интерес представляет динамика отношений правителей Внутренней Монголии с властями империи Цин, которая как раз в начале XX в. начала форсированную колонизацию монгольских земель, выразившуюся в массовом переселении на эти земли китайских колонистов-земледельцев, связанные с этим изменения в политике маньчжурской администрации и монгольских феодалов с региональными властями Российской империи и ее торговцами, действовавшими на территории Монголии, а также усиление влияния Японии в регионе.

Добавлено: 7 апреля 2021
Статья
Бородин А. И., Конорев В. Oriental Studies. 2013. № 2. С. 96-103.

В статье рассмотрены вопросы информатизации всех сфер производственно-экономической деятельности, которая определяет потребность в разработке и применении эффективных и адекватных реальной действительности компьютерных программ и технологий, позволяющих оптимизировать экономические информационные системы (ЭИС), в том числе по критериям информационной подготовки управленческого решения, соответствующего достижению цели с наибольшей вероятностью.

Добавлено: 1 октября 2013
Статья
Цендина А. Д. Oriental Studies. 2019. № 2. С. 263-278.

История повседневности, интенсивно развивающаяся в европейской науке со второй половины прошлого века, не нашла заметного отражения в монголоведении, время от времени получая место в сфере этнологического или источниковедческого дискурса. Между тем, это направление социальной истории может помочь по-новому взглянуть на многие процессы, шедшие в Монголии. Оно охватывает все циклы обыденной жизни монголов ‒ быт и хозяйство, обряды жизненного цикла и сезонные обряды, повседневные религиозные практики, магические ритуалы, связанные с жертвоприношениями, лечением скота, гаданием и пр. Многие из этих практик были отражены в письменной традиции монголов. Одним из подобных сочинений является текст под шифром Q 695 из Рукописного фонда Института восточных рукописей РАН в Санкт-Петербурге. Он посвящен приметам и гаданиям по приметам. Сочинение можно поделить на несколько частей: приметы по поведению скота: лошадей, коров, овец; по прилету в дом птицы; по лаю и вою собаки; по гудению котлов и посуды; по уродству животных; по поведению собак, по появлению смерча, по скрежету зубов. Очевидно, что это сочинение ‒ собрание повествований из различных источников. Большое внимание к скотоводческой тематике говорит в пользу монгольского характера памятника. Однако в нем встречаются и рассказы, не характерные для кочевого быта. Есть в нем признаки использования тибетских и китайских материалов. На этом основании мы можем сказать, что это сочинение имеет гетерогенный характер и является компиляцией из разных источников. Что касается самих представлений о приметах, они, очевидно, имели и имеют более широкий ареал распространения, чем те или иные национальные границы и отражают практики защиты жизни в широком ареале, охватывающем Центральную Азию, Северную Индию и Китай.

Добавлено: 16 октября 2019
Статья
Баранова В. В. Oriental Studies. 2016. Т. 24. № 2. С. 89-97.

Представленный этнографический очерк основан на полевых данных авто- ра — наблюдении за жизнью сообщества (в 2006–2016 гг.) и интервью, посвященных опыту работы за пределами Республики Калмыкия (записанных в 2014–2015 гг.). Работа в другом регионе включена в биографический сценарий многих жителей сельских районов Калмыкии и варьируется от краткосрочных поездок во время отпуска, напоминающих сезонную мигра- цию, до постепенного переезда. Подобный тип занятости не отражается в официальных доку- ментах и обычно не учитывается при анализе миграции в Республике Калмыкия, несмотря на распространенность подобной стратегии. Коллективная аренда жилья, стратегии поиска рабо- ты и формирование диаспоральных сетей, в том числе виртуальных, а также неопределенность планов временных работников и полулегальный статус сближают внутреннюю миграцию с транснациональной. Длительные отъезды части жителей села и их опыт работы в мегаполисе влияют на локальное сообщество. В статье в перспективе антропологического подхода к ана- лизу миграционных процессов обсуждаются сходство и отличия повседневных практик при внутренней и внешней трудовой миграции и значение опыта работы за пределами республики для респондентов из сел Калмыкии.

Добавлено: 5 марта 2017
Статья
Дыбо А. В., Абубакирова Л. Ф., Айбазова З. К. и др. Oriental Studies. 2020. Т. 13. № 3. С. 696-713.

Цель статьи — продемонстрировать некоторые новые результаты, полученные при работе над составлением Диалектологического атласа тюркских языков России. При подготовке атласа авторский коллектив, кроме уже имеющихся опубликованных и архивных источников, использует целенаправленный полевой сбор материала по специально составленным анкетам, ориентированным на известные факты из истории тюркских языков. Материал собирается в виде звуковых файлов, которые затем обрабатываются и обращаются в электронные звуковые словари, доступные в сети Internet. Фонетические материалы анализируются при помощи аудирования, программ акустического фонетического анализа и связываются с электронной этимологической базой данных по тюркским языкам. Оказывается, что сбор материалов, основанный на исторически ориентированных диалектологических анкетах, помогает получить данные, опираясь на которые можно уточнить научные представления о генеалогической классификации диалектов, путях их расхождения и конвергенции, архаических и инновационных явлениях в обследуемых ареалах. На примере трех тюркских ареалов демонстрируются диалекто-дифференцирующие явления в среднеязычных консонантизмах. Для хакасско-шорско-чулымского ареала выясняется последовательность действия правил, определивших расхождение этих идиомов. Оказалось, в частности, что два среднечулымских говора, мелетский и тутальский, не восходят к общему пра-идиому, тутальский говор представляет собой архаический вариант мрасско-шорского, а мелетский непосредственно связан с кызыльским диалектом хакасского языка. Выделен также еще один хакасский диалект, не имеющий специфической близости с другими. Для карачаево-балкарского ареала окончательно доказана вторичность «дзокания» по отношению к более существенной изоглоссе потери смычки начальной аффрикатой. Для татарско-башкирского ареала определены три основных диалекто-дифференцирующих типа рефлексации *j- и предполагается хронология их распределения в ареале.

Добавлено: 12 сентября 2021
Статья
Аникеева Т. А. Oriental Studies. 2019. Т. 12. № 1. С. 8-14.

Введение. «Книга моего деда Коркута» — памятник книжного эпоса тюрков- огузов, сохранивший сведения как о событиях их истории в период пребывания в Центральной Азии, так и позднем времени, связанном с распространением их влияния в Малой Азии. Задача. Рассмотрение топонимики памятника как источника по истории расселения огузских племен на Южном Кавказе и в Анатолии. Материалы: текст «Китаб-и дедем Коркут» как памятник книжного эпоса, сочетающий в себе черты фольклорного сочинения и исторического произведения, обращенного к воспеваемому прошлому тюрков-огузов. Результаты. Основываясь на соответствующем материале «Книги моего деда Коркута», можно сделать вывод о том, что некоторые сказания этого эпического цикла прошли свое окончательное оформление уже на территориях современных Турции и Закавказья. Многие топонимы «Китаб-и дедем Коркут» тесно связаны с образом внешнего врага огузов: они обозначают и место обитания гяуров-«неверных», и очерчивают границы «страны огузов». В то же время в памятнике практически не упоминаются топонимы, связанные с исламом (Мекка и Медина), мусульманской мифологией (гора Каф).

Добавлено: 14 октября 2021
Статья
Бородин А. И. Oriental Studies. 2012. № 1. С. 117-122.

В статье рассматривается система показателей оценки использования социально-экономического потенциала региона, подходы к его прогнозированию и обеспечению единства получаемых оценок.

Добавлено: 3 декабря 2012
Статья
Леман Я. Д. Oriental Studies. 2019. № 5. С. 883-890.

В статье рассматривается рукопись из коллекции квартиры-музея Ц. Дамдинсурэна в г. Улан-Бвторе, являющаяся важным источником по биографии Равджи (1803-1856), известного монгольского поэта и религиозного деятеля. Рукопись содержит краткие жизнеописания семи представителей линии перерождений халхаских ноён-хутухт, к которой относился Равджа, в том числе новые сведения о жизни непосредственного предшественника Равджи, действия которого привели к запрету дальнейших перерождений хутухт данной линии. В статье выдвигается предположение об истории создания данного исторического и литературного памятника. Несмотря на свой небольшой объём, эта рукопись из собрания академика Ц. Дамдинсурэна представляет собой большой интерес для исследователей монгольской литературы, истории и религии. Приводится транслитерация, перевод и факсимильные копии оригинала рукописи. Рукопись и её перевод впервые вводятся в научный оборот.

Добавлено: 31 октября 2019
Статья
Бородин А. И., Шеховцева Л. Oriental Studies. 2012. № 3. С. 114-120.

В статье рассмотрены вопросы влияния развития природоохранной деятельности на величину затрат на приобретение необходимых природных и энергетических ресурсов для сбалансированного развития социо-экономико-экологической системы, а также на величину экономических ущербов.

Добавлено: 22 апреля 2013
Статья
Комиссарук Е. Л. Oriental Studies. 2021. Т. 14. № 1. С. 158-171.

В статье описывается становление ладакхи как письменного языка и споры, которые вызывает этот непростой процесс как в самом Ладакхе, так и за его пределами. Ладакхи — идиом, распространенный в основном на территории Ладакха (региона, до 2019 г. входившего в состав индийского штата Джамму и Кашмир), а также в районах Китая и Пакистана, граничащих с нынешним Ладакхом. Большинство ладакхцев считают тибетский и ладакхи одним языком и часто объединяют их лингвонимом «бхоти». Последнее десятилетие на уровне центрального правительства Индии активно обсуждается вопрос о будущей государственной политике в отношении языка ладакхи и нескольких других языков тибето-бирманской группы, на которых говорят в пригималайской Индии различные этнические группы. С момента образования независимого княжества Ладакх в X в. доминирующим письменным языком здесь был классический тибетский, но для устных коммуникаций использовались и другие идиомы. Долгое время ладакхи существовал в качестве «низкого» языка в условиях диглоссии. Подавляющее большинство чиновников, работников сферы образования и буддийских лам Ладакха до сих пор полагают, что ладакхи — это не отдельный язык, а лишь устная форма классического тибетского, каковой ему и надлежит оставаться. А любые попытки письменной кодификации языка они воспринимают как посягательство на святыню, так как, по их мнению, тибетский язык был создан Тхонми Самбхотой для записи священных буддийских текстов и должен оставаться неизменным. Тем не менее, за прошедшие сорок с лишним лет произошли значительные изменения. На ладакхи было создано несколько десятков книг, как оригинальных, так и переводных. Была предпринята попытка издавать на разговорном ладакхи журнал, а также был опубликован перевод второй суры Корана «Аль-Бакара». Вопрос о том, следует или не следует превращать ладакхи в полноценный письменный (литературный) язык, горячо обсуждается в сегодняшнем Ладакхе и привлекает все больше внимания как внутри Ладакха, так и за его пределами.

Добавлено: 13 сентября 2021
Статья
Бальжинимаева В. В. Oriental Studies. 2014. № 4. С. 240-243.

В статье рассмотрено влияние на уголовное право происходящих в экономике страны процессов. Экономическое развитие приводит к тому, что основными участниками рыночных отношений становятся юридические лица. Финансовый экономический кризис, повлекший также социальные изменения, стал причиной внедрения компаниями сдерживающей политики, которая нередко «граничит» с преступлениями.

Добавлено: 20 ноября 2015