• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 12 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Ivanova R. A. Tomsk Journal of Linguistics and Anthropology. 2017. No. 1(15). P. 36-43.
Добавлено: 14 апреля 2017
Статья
Мороз Г. А. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2017. №  2. С. 9-17.
Добавлено: 8 сентября 2017
Статья
Добрушина Н. Р., Закирова А. Н. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2019. Т. 1. № 23. С. 44-55.

В статье рассматриваются особенности языкового взаимодействия между несколькими сосед-ними селами Ахвахского района Дагестана: Каратой, Тукитой, Тад-Магитлем и Тлибишо (условно названныев статье каратинской зоной). Жители этих сел, расположенных друг от друга на расстоянии 30–120 мин пешего хода, говорят на четырех разных языках: каратинском, туки-тинском, ахвахском и багвалинском. В рамках многолетнего проекта изучения соседского многоязычия в разных регионах горного Дагестана в марте 2018 г.было проведено полевое исследование каратинской зоны. Для сбора данных применялся метод ретроспективных семейных интервью. Интервью предполагают выяс-нение языкового репертуара не только самих респондентов, но и тех их близких родственников, которых респондент помнит. Собранные качественные и количественные данные позволили вы-яснить, на каких языках общались друг с другом жители соседних сел до русификации и как происходит взаимодействие в настоящее время.Выяснилось, что коммуникация между непосредственными соседями в каратинской зоне осу-ществляется на аварском –т.е.в каратинской зоне используется модель лингва франка. На сего-дняшний день более 90% населения четырех обследованных сел владеет аварским языком. Это отличает каратинскую зону от многих других регионов горного Дагестана. Более типичным яв-ляется взаимодействие между дагестанскими селами на языке одного из соседей (асимметрич-ный билингвизм). Взаимное владение языками друг друга (симметричный билингвизм) и лингва франка были менее распространены.На фоне высокого уровня владения аварским языком уровень активного знания языков сосе-дей в каратинской зоне был и остаётся низким. Уровень пассивного знания, то есть способности понимать язык соседей, несколько выше. Показано, что пассивное знание языков соседей может быть несимметрично. В статье обсуждаются причины такой асимметрии. Высказано предполо-жение, что понимание соседского языка обусловлено не только близостью языков, но и направ-лением социально-экономических контактов.Как и во всем Дагестане, в каратинской зоне распространилось знание русского языка, однако, в отличие от многих других мест, русский язык пока не вытеснил традиционные модели билингвизма.

Добавлено: 28 февраля 2019
Статья
Багирокова И. Г., Ландер Ю. А. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2016. № 2 (12). С. 9-19.

Дано описание функционирования аналитического аддитивного маркера əčʼ̣jə / jəčʼ̣jə в темиргоевском диалекте адыгейского языка и кубанском диалекте кабардино-черкесского языка и рассматриваются морфосинтаксические параметры, противопоставляющие разные его функции. Предлагается гипотеза о развитии у показателя əčʼ̣jə / jəčʼ̣jə, который исходно имел исключительно аддитивные функции или функции показателя сочинения, значений, в большей степени ориентированных на прагматику (контраст, эмфаза при отрицании и т. д.). Такая прагматикализация, по-видимому, сопровождалась не только факультативной фонетической редукцией, ведущей к возникновению новой аддитивной клитики, но и изменением порядка слов, что может связываться с другими типологическими характеристиками адыгских языков.

Добавлено: 20 июля 2016
Статья
Коряков Ю. Б., Пупынина М. Ю., Аралова Н. Б. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2020. № 1. С. 44-60.

Эта статья – вторая из цикла, посвященного изучению истории и распространения многоязычия народов Колымско-Алазейской тундры: чукчей, эвенов, юкагиров, якутов, русских. В первой статье эта тема была рассмотрена под «чукотским» углом на основании источников по истории и культуре чукчей, а также отчетов путешественников и миссионеров, посетивших этот регион.

Добавлено: 10 ноября 2020
Статья
Карпина Е. В. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2016. Т. 1. № 11. С. 19-29.

Затрагиваются основные вопросы,  связанные с вариативностью языка на примере функцио-нирования испанского языка на территории мексиканского полуострова Юкатан. Варьирование языка как процесс лингвистического изменения сам по себе очень непрост и подвержен влиянию множества факторов, часто  друг от друга не зависящих.  В каждой отдельной латиноамерикан-ской стране формирование местных литературных норм испанского языка происходило по-раз-ному. Испанский язык Мексики, в частности полуострова Юкатан, – одно из уникальных языко-вых образований не только потому, что это крупнейшая испаноязычная страна, но и потому, что это место, где органично сосуществуют стабильное общеиспанское ядро и диалектные особен-ности, обусловленные самобытностью мексиканской культуры.

Добавлено: 20 июня 2016
Статья
Баранова В. В. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2020. Т. 4. № 30. С. 9-17.

Статья посвящена показателю отрицания mar в чувашском языке. Данное описание основа- но на полевых материалах экспедиций в с. Малое Карачкино Ядринского района Республики Чувашия в 2017–2019 гг. — элицитированных примерах и текстах, и отражает, прежде всего, особенности малокарачкинского говора верхового диалекта чувашского языка. Постпозитив- ный показатель отрицания mar с узкой сферой действия непосредственно следует за отрицае- мым именем. В неглагольных предложениях показатель отрицания mar выступает в качестве (квази)-связки и находится в конце высказывания. Круг значений mar составляют отрицание признака, отрицание идентификации объекта или сомнений в истинности/пригодности номина- ции, что характерно для аскриптивного отрицания. Другой контекст употребления связан с ис- пользованием показателя mar в зоне глагольного отрицания с некоторыми нефинитными фор- мами: инфинитивом на ma-, формой на -malla, причастием будущего времени на -as и его фор- мой -asʂən. В статье подробно рассматриваются употребление mar как неглагольного отрицания и при- меры использования в глагольных предложениях. Хотя основная задача статьи состоит в опи- сании полевых материалов автора, дополнительно функции чувашского маркера отрицания mar рассматриваются в контексте показателей отрицания в других тюркских языках. Показатель отрицания mar сопоставляется с формами, выражающими семантику аскриптивного отрицания в других тюркских языках, прежде всего южной Сибири. Кратко рассматриваются показатели аскриптивного отрицания, родственные чувашскому mar (тувинское eves, хакасское nimes и др.), и неродственные формы (тат., башк. tügel, тур. degil). Семантика этих показателей во многом сходна с чув. mar, однако периферийные употребления и набор конструкций на основе показателя аскриптивного отрицания различаются. Данный предварительный очерк показывает значимость внутригенетической и ареальной типологии показателей именного отрицания

Добавлено: 3 февраля 2021
Статья
Майсак Т. А. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2020. Т. 28. № 2. С. 46-65.

В статье на материале текстов исследуются частотные характеристики определительных причастных клауз в удинском языке (лезгинская группа нахско-дагестанской семьи). В удинском имеются две формы причастий (перфективное и имперфективное); причастные обороты располагаются в препозиции к вершине, а само причастие занимает в клаузе конечную позицию. Как и в других нахско-дагестанских языках, удинские причастные клаузы являются близкими аналогами относительных предложений, однако допускают более широкий круг ассоциаций между вершинным именем и причастной клаузой, благодаря чему могут быть отнесены к выделяемому в литературе типу «обобщенных клаузальных конструкций, модицифирующих имя» (general noun-modifying clause constructions, GNMCCs). Основной задачей являлось изучение частотности различных типов ассоциаций между вершиной причастной клаузы и описываемой этой клаузой ситуацией (в терминах аргументов, адъюнктов или иных типов). Было рассмотрено около 1 тыс. употреблений причастных клауз в трех корпусах 2000-х гг. на ниджском диалекте – устном, переводном письменном (Евангелие от Луки) и оригинальном письменном (два сборника фольклорных текстов). Удинские данные были также сопоставлены с данными по частотности релятивизации, имеющимися для нескольких других нахско-дагестанских языков (арчинский, агульский, лезгинский и пр.). Были получены следующие основные выводы: в причастных клаузах непереходные глаголы, особенно глагол ‘быть’, используются чаще, чем переходные; подавляющее большинство употреблений (более 80%) приходится на релятивизацию одного из трех ядерных аргументов, причем непереходный субъект с большим отрывом опережает агенс и пациенс (то же отмечалось и для других нахско-дагестанских языков); удинский отличается от родственных языков преобладанием агенса над пациенсом по частоте релятивизации; частотность релятивизации неядерных аргументов и адъюнктов для удинского мала (менее пятой части употреблений) по сравнению с некоторыми из родственных языков; среди типов «неядерной» релятивизации наиболее значительное место занимает локативная и темпоральная; для удинского находит подтверждение высказывавшееся ранее суждение о том, что при наличии «расширенных» употреблений с несинтаксической ассоциацией между вершинным именем и причастной каузой их частотность крайне невысока.

Добавлено: 19 сентября 2020
Статья
Стенин И. А. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2017. № 1. С. 25-35.

В статье анализируется аргументная структура каузативных глаголов в тундровом и лесном ненецких языках. Основное внимание уделяется оформлению исходного подлежащего некаузативной конструкции. Изменения синтаксического статуса аргументов предиката, происходящие при каузативизации, в целом ожидаемы и соответствуют обобщению Б. Комри, известному как «paradigm case», согласно которому исходное подлежащее смещается в ближайшую свободную позицию на иерархии синтаксических отношений. Интерес представляет базовый ингестивный глагол (‘съесть’), который является в ненецких языках переходным и не допускает опущения прямого дополнения. Тем не менее его каузативизация происходит по непереходному сценарию, что позволяет увидеть его непрототипическую семантическую переходность. Приводятся также краткие замечания о синтаксисе аналитической каузативной конструкции.

Добавлено: 30 апреля 2017
Статья
Виняр А. И. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2019.

Статья посвящена аффиксальным глаголам амгуэмского говора чукотского языка. 

Добавлено: 14 декабря 2018
Статья
Живлов М. А. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2019. № 3. С. 22-31.

Как предположил Е. А. Хелимский, парадигматические чередования корневых гласных в хантыйском – аблаут – являются результатом воздействия на первый слог гласных второго слога, впоследствии частично выпавших. Хелимский предложил внутреннюю реконструкцию этих гласных – триггеров аблаута *I, *II, *U и *AA, но их уральские истоки остаются неясными. Цель данной статьи – установить уральское происхождение одного из этих триггеров – морфонемы *I. Убедительные внешние параллели имеются для двух аффиксов, содержащих эту морфонему. Аффикс локативных прилагательных *-I имеет соответствия в мансийском, пермских и самодийских. На прауральском уровне он может быть реконструирован как *-ji. Коаффикс посессивных форм терминов родства *-I- обнаруживает параллели в марийском, удмуртском, венгерском и селькупском. Для прауральского можно предположить существование особой серии посессивных окончаний терминов родства, отличавшихся от обычных посессивных окончаний наличием коаффикса *-j- в формах 1 и 2 лица.

Добавлено: 17 декабря 2019
Статья
Зибер И. А. Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2018. № 1. С. 9-19.

В статье представлены предварительные результаты исследования фонетической интерференции в русской речи чукчей; в центре внимания — система консонантизма. Анализируется реализация противопоставлений, свойственных системе русского консонантизма, рассматриваются изменения места и способа образования русских согласных, вызванные влиянием чукотской фонетической системы. Среди основных особенностей консонантизма русской речи чукчей можно выделить неустойчивость и неоднородность противопоставления «твёрдых» и «мягких», звонких и глухих согласных; сонорный характер губно-зубных и шумный характер палатализованного латерала; высоко вариативную реализацию вибрантов и сибилянтов и более заднее, чем в русском языке, место образования ряда согласных. Также в статье обсуждается проблема источника нелитературных элементов в варианте языка, выявляются противоречия в описаниях отдельных фрагментов чукотского консонантизма и приводятся данные новейших полевых исследований чукотского языка.

Добавлено: 7 апреля 2018