• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 9 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Bondarenko D. M., Tutorskiy A. V. Religions. 2020. Vol. 11. No. 5. P. 1-18.
Добавлено: 1 мая 2020
Статья
Lifintseva T. P., Issaev L., Shishkina A. Religions. 2015. No. 6 (2). P. 527-542.

The phenomenon of fitnah could be traced throughout history in different regions and cultures. The Arab spring events of 2011–2012 are not an exception in this context. The next outburst of protest activity occurred where it was not expected in the near future—in Ukraine. If we compare the events in the Arab countries in 2011 and Ukraine in 2013–2014, it can be concluded that in essence they fit the characteristics of fitnah very well, which are attributed to it by the Arabic political culture. In both cases, the fitnah acquired permanent character turning into anarchy and chaos (“fouda”). The government/the ruling power found itself unprepared for such manifestations of fitnah and miscalculated the threat posed by the protesters. From our perspective, in the modern world this phenomenon can be explained by the rapid development of Internet technologies that gives the opposition an opportunity to prepare a protest virtually, in an area not totally controlled by the government. 

 

Добавлено: 20 октября 2014
Статья
Shishkina A., Issaev L. Religions. 2017. Vol. 8. No. 9. P. 1-9.
Добавлено: 15 октября 2017
Статья
Issaev L., Shishkina A. Religions. 2018. Vol. 9. No. 11. P. 1-14.
Добавлено: 14 ноября 2018
Статья
Knorre B. K., Zygmont A. Religions. 2020. Vol. 11. P. 1-17.
Добавлено: 14 декабря 2019
Статья
Yampolskaya A. Religions. 2019. Vol. 10. No. 1. P. 1-12.
Добавлено: 16 марта 2019
Статья
Lifintseva T. P., Tourko D. Religions. 2018. Vol. 9. No. 12. P. 1-11.

В данной статье авторы исследуют онтологические стратегии метафизики МайстераЭкхарта, восходившей к неоплатонизму и ареопагитическому корпусу, и двух школ индийской философской традиции: адвайта-веданты, восходящей к текстам Упанишад,и раннего буддизма (канон «Типитака» и учение Нагарджуны). Эта задача сложна, поскольку легко поддаться искушению некоей внешней схожести, что и делалось, начиная с теософов, уже много раз, Экхарта пытались представить то как индийского йога, то как дзен-буддиста, то как тайного антропософа или каббалиста и т.д. Авторы далеки от подобных сюжетов. В статье показано, что, наряду с различиями в антропологии, гносеологии и сотериологии христианской и индийской традиций, а также различиями между ведической традицией и буддизмом, мы можем обнаружить схожие стратегии онтологической негативности и мистического опыта: отрешенность от мира образов и форм как высшее благо; отказ ассоциировать себя с телесностью, чувствами, познавательными способностями и разумом; интериоризация интенциональности сознания и прекращение его репрезентативной функции. Практически все системы индийской философии были проектами освобождения, превращения человека из существа несвободного и страдающего в существо свободное и блаженное. Идея освобождения духа лежит и в основе христианского учения о спасении как оставлении грехов и страданий, как блаженном единении с Богом. Учение христианских мистиков-неоплатоников о сокрытости, непознаваемости и  невыразимости Бога как Единого и Ничто, а также идея постижения Бога посредством предельного отрешения от тварного мира и собственного эго дает нам основания для таких сопоставлений.

Добавлено: 8 декабря 2018
Статья
Nosachev P. Religions. 2018. Vol. 9. No. 4. P. 1-10.
Добавлено: 17 апреля 2018