• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Этническая самоидентификация подростков-мигрантов

Работа основана на данных опросов и интервью иноэтничных школьников Санкт-Петербурга и Московской области (1428 анкет и 43 интервью с детьми из семей мигрантов из Закавказья, Северного Кавказа и Средней Азии), которые показывают вариативность манифестаций этнической идентичности подростков. Описано четыре формы самоидентификации: моноэтническая, биэтническая, надэтническая и отказ от этнической принадлежности. Интервью дают возможность установить, что подростки используют как примордиалистские, так и конструктивистские обоснования выбора идентичности. Отказ от презентации себя в терминах этнической идентичности свидетельствует о конфликте идентичностей. Русскую идентичность выбирают 18 % подростков из семей Средней Азии и Кавказа. Семья и школа выступают как локальные социальные среды, преломляющие и актуализующие структурные условия принимающего сообщества. Подросток строит свою идентичность, используя ресурсы, предоставляемые семьей (родной язык, культурные практики, история семьи) и школой (полиэтническая среда общения, русский язык). Выбор идентичности зависит также от положения этнической группы в принимающем сообществе. Наличие сильных и успешных диаспор, таких как армянская и азербайджанская, способствует идентификации с этими этносами детей, родившихся в Петербурге. Русскую идентичность чаще выбирают подростки национальных групп, диаспоры которых появились в Петербурге относительно недавно (таджики, узбеки). Надэтнические идентичности, такие как «кавказцы» или «мусульмане», складываются в полиэтнических школах и позволяют подросткам вариативно проводить новые границы между группами. Среди представителей малочисленных этнических групп также чаще проявляется тенденция использования надэтнических категорий для самоидентификации.