• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Водка как ушедшая утопия. 13 тостов

Есть предметы, о которых, что ни скажи, все покажется верным или правдоподобным. Такова водка. Можно счесть ее предметом семантически бесконечно богатым и можно — семантически пустым… Ее можно назвать национальной гордостью — или национальной трагедией, воплощением лучшего — или, напротив, худшего, что есть в национальной душе… И, во вся-ком случае, будет принята фигура соотнесения водки, с одной стороны, и, ни много ни мало, национального целого — русской души, русского характера, русской истории, словом, России — с другой. Очередное «наше все». Такое соотнесение делается и извне («эти русские и их национальный напиток») и изнутри («мы и она, наша родимая»), и при помещении одной перспективы в другую: «русские говорят о себе, что водка для них…», либо «они считают нас и нашу водку…».

Долго ли говорящие и слушающие о России будут соглашаться на такое уравнение, вопрос, на который мы дадим ответ в конце наших рассуждений. А пока воспользуемся возникающим здесь правом на безответственно-широкие обобщения. О водке, стало быть, можно построить дискурсы культурологический и социологический, психологический и эстетический, исторический и философский, наконец, политический.