• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдены 83 публикации
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Будницкий О. В. Ab Imperio. 2011. № 3. С. 243-311.

В публикацию включены письма М.А.Алданова к В.А.Маклакову, Б.И.Элькину и А.А.Титову, письма Маклакова к Алданову и переписка между Маклаковым и А.Ф.Керенским. Письма хранятся в отделе западных рукописей Бодлеанской библиотеки Оксфордского университета и в Архиве Гуверовского института при Стэнфордском университете. Во вступительной статье воссоздается политический и личный контекст переписки, особое внимание уделяется послевоенному Парижу и новой столице русской эмиграции - Нью-Йорку. Письма русских нью-йоркцев и русских парижан посвящены проблемам новых и прежних политических и личных лояльностей, роли СССР в войне и послевоенном мире, также как миссии русской эмиграции в новых условиях.

Добавлено: 15 ноября 2012
Статья
Waysband E. Ab imperio. 2018. Vol. 4. P. 253-280.
Добавлено: 7 апреля 2019
Статья
Лавринович Майя Ab Imperio. 2016. № 1. С. 425-436.

В рецензии на новую книгу американского историка Элисон Смит анализируется новаторский подход к проблеме "сословий" в истории России имперского периода.

Добавлено: 20 октября 2016
Статья
Ермолаева О. Е. Ab Imperio. 2010. № 3. С. 357-367.

Рецензия на книгу "Children of the Gulag" - это документальные свидетельства судеб детей, чьи родители были осуждены как враги народа.

Добавлено: 25 января 2013
Статья
Vdovin A. Ab imperio. 2017. No. 4. P. 108-137.
Добавлено: 15 июня 2017
Статья
Gerasimov I., Glebov S., Kaplunovski A. et al. Ab imperio. 2014. Vol. 1. P. 9-21.
Добавлено: 15 декабря 2014
Статья
Gerasimov I., Glebov S., Kaplunovski A. et al. Ab imperio. 2013. No. 4. P. 9-15.
Добавлено: 15 декабря 2014
Статья
Semyonov A. Ab imperio. 2008. No. 1. P. 193-204.

А. Семенов предлагает взглянуть на бурно развивающиеся имперские исследования (попытки создания синтезирующей теории империи и типологий колониальных и континентальных империй, а также изучение отдельных империй) с точки зрения интеллектуальных вызовов, которые они бросают традиционной логике исторического мышления. Автор показывает, как осмысление имперского опыта соотносится с историчностью понимания времени, с принятым значением категорий исторического анализа; как оно реконфигурирует диалектику особости и разнообразия феноменов прошлого и стремления к тотальности образа исторического опыта. Рассматривая современные тенденции в интерпретации западных колониальных и периферийных империй, автор подчеркивает начавшуюся ревизию “империи” как архаического по отношению к нации и национальному государству феномена. Автор предлагает подвергнуть анализу творческий потенциал осмысления радикально иной историчности империи. Такой анализ сродни принятым в медиевистике процедурам, обеспечивающим понимание средневекового исторического опыта и его адекватный перевод, в результате чего обнажаются линии исторического разрыва и семантического смещения. Семенов считает подобный подход плодотворным применительно к изучению так называемых континентальных империй. Занимающиеся ими исследователи склонны преувеличивать их историческую протяженность, детерминацию их развития прошлым и всесильность их исторического наследия. Более того, обнажение линий разрыва в историческом развитии оказывается неизбежной отправной точкой для исследования империи вообще, так как империя не дана нам в языках самоописания и восприятия исторических акторов. Зачастую под самоидентификацию империи подводят глубоко национализированную (территориальную, горизонтально-стремительную, связанную с понятием публичной власти) рамку восприятия социальной действительности. При таком подходе империя видится как нация, господствующая над другой нацией, или как разнородная многонациональная полития, основанная на однородном структурообразующем признаке – национальности. Идентификация империи как ситуации, контекста и стратегии поведения возникает только в результате столкновения, конфликта и смещения нормативных и эгоцентричных языков самоописания, когда исследователь обращается к ситуациям оспаривания и конфликта понимания империи, позволяющим увидеть разнопорядковые языки описания группности, власти и пространства. Развивая этот тезис, Семенов предлагает рассматривать империю как аналитическую категорию, задающую контекст анализа и связанную с языками идентификации империи и рационализации имперской ситуации. В качестве примера подобного подхода в выступлении рассматривается опыт первых двух Государственных Дум Российской империи. Автор прочитывает их как ситуацию репрезентации имперского разнообразия, не сводящегося к “национальности”, но включавшего в себя сословные, региональные и конфессиональные категории.

Добавлено: 11 сентября 2012
Статья
Semyonov A. Ab imperio. 2008. No. 2. P. 377-392.
Добавлено: 15 января 2015
Статья
Semyonov A., Judson P. Ab imperio. 2019. No. 1. P. 25-43.

В своем интервью журналу Ab Imperio в рамках серии “Разговор с автором” Питер Джадсон делится своим исследовательским опытом по ревизии истории Габсбургской империи, которая нашла свое воплощение в книге “Габсбургская империя: Опыт нового осмысления”, изданной в издательстве Гарвардского университета в 2016 году. Интервью вскрывает интересную и малозамеченную историографическую ситуацию конца XX в., когда историки Габсбургской империи чувствовали острую потребность дистанцировать габсбургский случай от доминирующего (в их глазах) опыта Российской империи, тогда как историки российской истории активно заимствовали модель многонациональной империи для переописания опыта Российской империи. Джадсон раскрывает основные отправные точки и направления своего ревизионистского подхода: необходимость использования долгого исторического времени для понимания процессов сложения империи через политические институты и практики подданства, что позволяет децентрировать господство национальных нарративов “мозаичного” пространства империи и уйти от представления о неизбежности распада империи; центральную роль симметричного исторического сравнения истории модерного государства в Европе, которая приводит к нормализации истории Габсбургской империи. Интервью также освещает вопросы применения глобального и сравнительного подхода к истории империй, полезности сравнительной таксономии “колониальная-континентальная империя”, аналитического языка в исследовании истории империй и гегемонии нацие-центричных представлений о прошлом империи, баланса между подходами политической истории и социальной и культурной истории к пониманию имперского прошлого и, наконец, рецепции данного исследования в интеллектуальной и исторической среде региона.

Добавлено: 17 мая 2019
Статья
Suny R. G. Ab imperio. 2017.
Добавлено: 14 декабря 2016
Статья
Semyonov A., Gerasimov I., Glebov S. et al. Ab imperio. 2015. Vol. 2. P. 17-23.
Добавлено: 26 октября 2015
Статья
Gerasimov I., Glebov S., Kaplunovski A. et al. Ab imperio. 2014. Vol. 2. P. 13-16.
Добавлено: 15 декабря 2014
Статья
Semyonov A., Gerasimov I., Glebov S. et al. Ab imperio. 2014. Vol. 4. P. 14-18.
Добавлено: 26 октября 2015
Статья
Gerasimov I., Glebov S., Kaplunovski A. et al. Ab imperio. 2013. No. 3. P. 16-22.
Добавлено: 15 декабря 2014
Статья
Semyonov A., Gerasimov I., Glebov S. et al. Ab imperio. 2014. Vol. 3. P. 17-21.
Добавлено: 26 октября 2015
Статья
Semyonov A., Conrad S. Ab imperio. 2017. No. 1. P. 23-43.
Добавлено: 30 мая 2017
Статья
Gerasimov I., Glebov S., Kaplunovski A. et al. Ab imperio. 2013. No. 2. P. 17-23.
Добавлено: 15 декабря 2014
Статья
Semyonov A. Ab imperio. 2017. No. 4. P. 27-51.
Добавлено: 15 марта 2018
Статья
Mogilner M., Glebov S., Gerasimov I. Ab imperio. 2016. No. 1. P. 27-68.
This article revisits Joseph Stalin’s infamous 1950 critique of Nikolai Marr’s controversial linguistic theory as a “linguistic turn,” to borrow a modern concept. The authors argue that this was literally a shift in the language describing social diversity, rather than a purely ideological campaign as earlier studies suggested. Stalin explicitly insisted on the academic nature of his intervention, which was quite banal in terms of its theoretical input, reproducing standard theses of classic linguistic theory from prerevolutionary textbooks. One aspect, however, was both theoretical and original: the elaborate attack on the concept of “crossing” (skreshchenie) of languages as the driving force of linguistic processes, the central and most stable element of the evolving theory of Nikolai Marr and his disciples. By reviewing the intellectual context of the forming of Marr’s theory during the first two decades of the twentieth century (including cases of physical anthropology, archaeology, and nonclassical linguistics), the article claims that Nikolai Marr’s scholarly pursuits were but a specific case of rethinking and constructing the language of hybridity. Modern social sciences in Russia have produced a distinct metalanguage to describe and analyze the complex diversity of imperial situation. “Hybridity” was the central trope of this metalanguage, or rather its equivalents at the time – “mixing” (smeshenie) and “crossing” (skreshchenie) – insofar as “hybridity” had not yet entered the Russian vocabulary. It is in this sense that “hybridity” is discussed in this article: as a language of self-description in the imperial situation (category of practice) and as an element of the analytical language of the project of modern imperial social sciences, rather than a direct importation of the concept of hybridity from contemporary postcolonial scholarship (as used by Homi Bhabha and others). The emergence of scholarly models that explicitly used the trope of hybridity and perceived hybridity as a foundation of the norm (rather than a marginal condition of deviation from pure forms) is characterized here as the late imperial epistemological revolution. This epistemological revolution became possible and had potential in the context of the imperial situation and in the ideologically pluralistic regime of the late empire. It was already exhausted by the late 1920s, having received support from neither the hegemonic Soviet discourse nor from the subaltern Eurasianist or Soviet national and anticolonial projects. Methodological constructivism and hybridity as a whole became obsolete as survivals of the unstable and limited pluralism of the New Economic Policy era. Their final marginalization in the USSR was just a question of time, given the consolidation of the Stalinist regime throughout the 1930s and the stake on the Russian nation as the official Staatsvolk. The upheaval of World War II delayed the official correction of the metalanguage of social hybridity based on the controversial Marrist linguistic theory of “crossing,” until Stalin’s “linguistic turn” of 1950 formally established the foundations of the literally “counterrevolutionary” episteme of “simple things” and the project of the ideological state based on that episteme.
Добавлено: 22 октября 2016