• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 5 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Pichugina V., Mettini E., Volkova Y. Hypothekai. 2021. No. 5. P. 191-213.

Наследие древнеримского политика, оратора и интеллектуала Марка Туллия Цицерона рассмотрено как совокупность текстов, которые на протяжении столетий включались в учебные планы для гуманитариев и которые существенно изменили нарративную традицию, фиксирующую способы понимания гуманитарной реальности. Ключевым для авторов стал следующий вопрос: как и с какими целями наследие Цицерона предъявляется гуманитариям в учебных текстах в первые два десятилетия XX и XXI веков? В начале прошлого века внимание к Цицерону со стороны гуманитариев во многом стало заслугой Августа Самуэля Уилкинса, Поля Монро и Эллвуда Кабберли. Благодаря учебным книгам П. Монро, А.С. Уилкинса и Э. Кабберли возникли разные подходы к представлению сочинений Цицерона в учебных целях – подходы, которые в отразились в учебных книгах для гуманитариев век спустя. Для отечественных учебников, антологий и хрестоматий по истории педагогики Цицерон чаще всего является фигурой умолчания на протяжении всего XX в. В начале XXI века появилось множество учебных книг для гуманитариев, в которых наметилась тенденция рассмотрения Цицерона как автора, который практиковал отход от понятийного описания педагогической реальности (детальное изложение того, что произошло) в пользу ее нарративного описания (изложение того, что произошло через того, с кем это произошло). Остается лишь с сожалением констатировать, что отечественная традиция включения наследия Цицерона в содержание гуманитарного образования за век почти не претерпела изменений: фрагменты его сочинений продолжают представляться в небольшом объеме, практически не группируются по ключевым для их автора проблемам и редко сопровождаются педагогическими комментариями. Вопрос о том, почему одни тексты выбраны, а другие нет, можно задать каждому автору и составителю, включившему тексты Цицерона в книгу для гуманитариев. Поиски ответов на этот «вечный вопрос» можно связывать как с гибкостью гуманитарного учебного плана, так и с личными предпочтениями авторов и составителей учебных книг.

Добавлено: 10 сентября 2021
Статья
Mozhaysky A. Hypothekai. 2020. No. 4. P. 171-206.
Добавлено: 4 октября 2020
Статья
Pichugina V. Hypothekai. 2020. No. 4. P. 121-170.
Добавлено: 23 июля 2021
Статья
Можайский А. Ю. Hypothekai. 2019. № 3. С. 250-277.

В статье рассмотрены особенности развития Фив IV-VI вв. как крупного регионального центра христианства. Помимо «промышленных» успехов, когда город успешно развивался как центр производства раннехристианских мозаик и шелка, Фивы являлись центром интеллектуальной и образовательной активности, которая осуществлялась, преимущественно, на территориях церквей. Каталог археологических раскопок С. Симеоноглу и археологические отчеты последних лет, которые отражают археологические исследования под руководством В. Аравантиноса и с участием автора данной статьи, позволяют предположить места возможного расположения церквей на акрополе Фив – Кадмеи. Свидетельством возможного нахождения одной из базилик (в местах 18 и 40 каталога Симеоноглу) является прямоугольная мозаика. Похожие мозаики были обнаружены в месте 88 каталога, где должно было располагаться крупное здание, которое могло быть церковью. Раннехристианские священные места могли располагаться также на позициях 218, 270, 32, 266 и 270 каталога. Однако на данный момент существует лишь одно наиболее точно локализованное место, где располагалась раннехристианская базилика — на месте центрального комплекса дворца микенского времени на южной стороне улицы Антигоны (Antigonis 27-29). Здесь были найдены не только рассредоточенные каменные архитектурные части базилики, некоторые ее стены, а также участки пола, но и фонтан с мозаичным полом, который датируется IV веком до н.э. Декоративные украшения пола связаны с морскими мотивами и включают изображения птиц, которые могли символизировать не только празднество, но и причастие. Мы предполагаем, что все это являлось резиденцией епископа Фив. Еще одна из найденных мозаик содержала надпись о том, что ее заказал учитель богословия, интеллектуал из клерикального сословия. Всего нами выявлено и охарактеризовано десять мест возможной образовательной и интеллектуальной активности в христианских Фивах, главными из которых являются вышеперечисленные остатки религиозных строений с сопутствующими мозаиками, на которых классические темы адаптировались под сферу христианской символики.

Добавлено: 27 октября 2020
Статья
Можайский А. Ю. Hypothekai. 2021. № 5. С. 172-190.

В статье рассматривается дидактическая составляющая Пифийской восьмой оды Пиндара. Данная ода выбрана для разбора по причине включения в нее фиванской мифоисторической линии, а именно сюжета о «Семеро против Фив» и похода эпигонов на Фивы, что необычно для эпиникиев Пиндара, прославляющих эгинских аристократов. В данной оде, Пиндар наставляет победителя на Пифийских играх — эгинета Аристомена с помощью прорицания Амфиарая. Несмотря на прославление победителя, Пиндар наставляет его в том, чтобы Аристомен не возгордился сверх меры, не перешел границы дозволенного, ведь, Гесюхия может низложить любого, кто впустит в сердце «безжалостную злобу» как это произошло с Адрастом и его сыном. При этом, Пиндар сравнивает Аристомена с героем Алкмеоном, сыном Амфиарая, подчеркивая, что в жилах обоих течет славная кровь их отцов. Однако, представленное здесь прочтение фрагмента Pind. Pyth. 8.56-60 отличается от традиционного тем, что Пиндар встречает не Алкмеона, а Амфиарая, получая от последнего прорицание. Согласно представленному взгляду именно Амфиарай назван «соседом» Пиндара и «стражем» имущества фиванцев. Предлагается мнение, что явление Амфиарая Пиндару происходит в Дельфах или по дороге из Фив в Дельфы. Данная интерпретация текста Пиндара основана на сопоставлении литературных источников, в частности текста Пиндара с фрагментом из сочинения Геродота (Hdt. 8.134.1-2), а также на исследованиях палеотопографического, археологического и эпиграфического характера. Учитывая, что никаких сведений о культе Алкмеона в Фивах и на Эгине на данный момент не существует, наиболее вероятным представляется, что Пиндар подразумевает свою встречу с Амфиараем, святилище которого располагалось по мнению целого ряда ученых, включая автора статьи, у Фив. Однако, в соответствии с сообщением Геродота о том, что фиванцы не могли вопрошать оракул Амфиарая в этом святилище, а также на основании возможного расположения данного святилища в стороне от дороги на Дельфы, предложена версия, что явление Амфиарая Пиндару произошло не в святилище Амфиарая.

Добавлено: 10 сентября 2021