• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдены 34 публикации
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Гришачев С. В. Японские исследования. 2020. № 4. С. 137-142.

В предлагаемой рецензии дан обзор коллективной монографии «Япония в ретроспективе смены поколений». Основным объектом исследования для её авторов стали изменения, произошедшие с двумя молодыми поколениями японцев. Эти поколения сформировались в непростых условиях последних тридцати лет, когда началась стагнация экономики и замедлились темпы экономического роста. Авторы сборника пытаются понять, как современные японцы относятся к семье, труду, проведению досуга, а также каким они видят окружающий мир и прежде всего такие страны как США, КНР и Россию. Помимо этого, затронут гендерный вопрос – взгляд современных японок на взаимоотношения с мужчинами, на вступление в брак, выбор работы и на возможность делать политическую карьеру.

Добавлено: 12 февраля 2021
Статья
Щепкин В. В. Японские исследования. 2019. № 2. С. 6-19.

В данной публикации представлен первый перевод на русский язык сочинения «Об [удобном] моменте для [проявления] благоразумия», автором которого является известный японский художник и мыслитель, последователь «западных наук» Ватанабэ Кадзан (1793–1841). Сочинение было написано в 1838 г. как реакция на обстрел японским правительством годом ранее американского торгового судна «Моррисон», доставившего на родину унесённых течением японцев (хотя, судя по тексту, автор не знал всех обстоятельств инцидента). Основной призыв автора – проявить благоразумие, то есть перестать закрывать глаза на меняющийся мир и осознать положение в нём Японии, а для этого – обратиться к западным наукам, поборником которых он сам являлся, и пересмотреть политику в отношении иностранных судов. Большое внимание в своём сочинении Ватанабэ Кадзан уделяет Великобритании и России, представляя эти два государства как крупнейшие мировые державы, но в то же время противопоставляя их по ряду параметров. В целом, автор демонстрирует высокую осведомлённость о ситуации в мире и неплохие познания в мировой истории, проводя аналогии между Японией и другими странами мира, а его сочинение показывает степень развития «западных наук» в Японии 1830-х годов. Во вступительной статье изложены обстоятельства обстрела судна «Моррисон» и создания сочинения Ватанабэ Кадзан. Распространение сочинения со схожим содержанием под названием «Рассказ о сне в год Бодзюцу», автором которого был Такано Тёэй, друг и единомышленник Ватанабэ Кадзан, привело к репрессиям центрального правительства против поборников «западных наук» по инициативе чиновника Тории Ёдзо. Рукопись «Об [удобном] моменте для [проявления] благоразумия» была обнаружена в доме Ватанабэ Кадзан при обыске и стала поводом к обвинениям в его адрес. Автор был приговорён к домашнему аресту в родном княжестве, а спустя два года покончил с собой, совершив сэппуку.

Добавлено: 1 июля 2019
Статья
Фёдорова А. А. Японские исследования. 2021. № 1. С. 64-79.

В статье рассмотрен процесс восприятия оптических и проекционных технологий Запада в Японии XVIII–XX вв. Эти заимствования обеспечили развитие кинематографа, телевидения, других современных медиа. Кинематограф был завезён в Японию в конце XIX в. и быстро приспособлен к культурным особенностям страны, однако несмотря на существенное влияние традиционного японского театра, литературы и живописи, кино в Японии во многом продолжает ассоциироваться с культурно-эстетическим влиянием Запада. Встрече японцев с киноаппаратом предшествовало их знакомство с телескопом, фотоаппаратом, микроскопом, камерой-обскурой, волшебным фонарём, другими западными изобретениями. Распространение этих приборов способствовало установлению в Японии ассоциативной связи между странами Запада и процессами механизации оптики, усовершенствованием методов видения, что в свою очередь повлияло на специфику восприятия кинематографа. Волшебный фонарь (laterna magica), получивший широкое распространение в Европе XVIII–XIX вв. и положивший основу для развития большинства современных проекционных аппаратов, был завезён в Японию дважды: во второй половине XVIII в. (через Нагасаки) и после реставрации Мэйдзи (1868), когда был принят курс на форсированную вестернизацию страны. Волшебный фонарь эпохи Эдо, получивший название уцуси-э, воспринимался исключительно как массовое зрелище, элемент низовой, городской культуры развлечения, в то время как мэйдзийский волшебный фонарь гэнто: активно использовался властями в образовательных и пропагандистских целях. Кинематограф в Японии унаследовал обе традиции волшебного фонаря, а также их терминологию. Иероглиф ся (уцусу), используемый для обозначений эдоского волшебного фонаря уцуси-э, мы находим в термине «движущиеся картинки» (кацудо: сясин), используемом в Японии 1900-х – 1910-х гг. для обозначения кинематографа. Пришедшее ему на смену на рубеже 1910-х – 1920-х гг. слово эйга тоже было заимствовано из терминологии волшебного фонаря, только уже мэйдзийского – словом эйга именовались в эпоху Мэйдзи стеклянные слайды, используемые во время лекционно-просветительских представлений фонаря гэнто:. В статье прослеживаются основные вехи развития волшебного фонаря в Японии, анализируется влияние его терминологии на формирование социального статуса кино в Японии, указываются дальнейшие перспективы изучения японских визуальных медиа в контексте их взаимодействия с «западной» культурой видения. 

Добавлено: 9 апреля 2021
Статья
Парамонов О. Г. Японские исследования. 2016. № 3. С. 42-56.

Японским правительством в ходе реализации внешнеполитической доктрины премьер- министра Абэ Синдзо, известной как «проактивный пацифизм», была проделана значительная работа по пересмотру ряда самоограничений японской оборонной политики, одно из которых касалось запрета на экспорт продукции военного назначения. Данная статья посвящена анализу первых шагов Японии на внешних рынках вооружений в контексте их влияния на региональную среду безопасности.

Добавлено: 8 ноября 2017
Статья
Мещеряков А. Н. Японские исследования. 2021. № 1. С. 80-100.

В период Мэйдзи население Японии возросло с 33 млн человек до 53 млн 362 тыс. человек. Причины такого быстрого роста остаются не вполне ясными. Обычно упоминают о развитии медицины и улучшении гигиенических навыков населения, об экономическом развитии и повышении уровня жизни, об уходящей в прошлое практике инфантицида. Однако эти объяснения представляются недостаточными. В данной статье мы пытаемся более детально разобраться, чем конкретно был обусловлен демографический взрыв периода Мэйдзи. Мы предполагаем, что основным фактором увеличения населения стал рост коэффициента брачности, на что раньше не обращалось должного внимания. Демографическая теория считает, что между традиционным типом воспроизводства (высокая рождаемость и высокая смертность) и современным (низкая рождаемость и низкая смертность) существует промежуточный этап. Он характеризуется уменьшением смертности, при которой рождаемость остается какое-то время высокой. Это и приводит к ускорению прироста населения. Однако японский исторический опыт свидетельствует, что эта теория, разработанная прежде всего на европейском материале, оказывается применима к Японии лишь с существенными оговорками: значимый рост населения начинается во вторую половину периода Мэйдзи в условиях, когда уровень смертности ещѐ не падает. Он начинает опускаться только со второй половины 1920-х годов, то есть рост рождаемости предшествовал уменьшению смертности. Только после этого мы наблюдаем синхронное понижение как смертности, так и рождаемости. Таким образом, в течение полувека японская практика «игнорировала» западную теорию.

Добавлено: 16 октября 2021
Статья
Сахарова Е. Б. Японские исследования. 2019. № 2. С. 134-143.

Обзор основных тенденций и дисскуссионных проблем современной отечественной японистики

Добавлено: 2 июля 2019
Статья
Щепкин В. В. Японские исследования. 2021. № 1. С. 141-146.

Статья представляет собой обзор сборника статей и эссе Л.М. Ермаковой «Российско-японские отражения: история, литература, искусство» (Москва: Восточная литература, 2020. 327 с. ISBN 978-5-02-039851-1). Статьи сборника посвящены самым разным сюжетам из истории российско-японского межкультурного взаимодействия и истории отечественного японоведения. В рецензии отмечается широта интересов автора и глубина проработки каждой отдельной темы, внутренняя цельность сборника и его важность для истории российского японоведения.

Добавлено: 18 июня 2021
Статья
Магера Ю. А. Японские исследования. 2018. № 4. С. 6-23.

После распада Советского Союза в Россию мощным потоком хлынула зарубежная культура. Начинают издаваться книги ранее запрещенных писателей, а также активно продвигаются комиксы, в том числе – японские комиксы «манга», о которых бывшие советские граждане слышали впервые. Распространение самой манги (и аниме) за рубежом начинается только в середине 1980-х годов, а уже в 1990-е годы первые ее образцы добираются и до России. Так, в 1995 году на русском языке выходит первый том манги Накадзава Кэйдзи «Босоногий Гэн», приуроченный к 50-й годовщине атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Но годом ранее была выпущена еще одна манга, которую на сегодняшний день можно считать самой первой мангой, изданной на русском языке. Символично, что ей оказалась манга Тэдзука Осаму «Блэк Джек». Именно благодаря Тэдзука Осаму в послевоенные годы манга развилась в огромную индустрию, которая впоследствии смогла конкурировать с американскими комиксами и французскими банд десине. Тэдзука по образованию был врачом и в этой манге он соединил свои медицинские знания с профессией мангаки. Персонаж Блэк Джек стал своеобразным альтер-эго самого Тэдзука Осаму и снискал огромную любовь читателей. Впрочем, о существовании такого персонажа, в отличие, например, от американского Микки Мауса, едва ли было известно в России, поэтому первые выпуски японских комиксов особым спросом не пользовались. Несмотря на это, в узком кругу отечественных поклонников японской анимации и манги (отаку) назревала потребность в такого рода культурной продукции. В конце 1990-х годов с развитием компьютерных технологий получают широкое распространение любительские переводы манги в Сети, в том числе и в русскоязычном сегменте Интернета. Появляются неофициальные издательства, которые публикуют на бумаге нелицензионную мангу (пиратку). Впоследствии некоторые из них переквалифицируются в официальные компании, что ознаменует появление первых российских издательств манги в начале 2000-х годов. В этой связи важно проследить содержание этих произведений и специфику их публикации, а также опыт издательств, которые решили взяться за перевод азиатских комиксов на русский язык. 

Добавлено: 10 октября 2018
Статья
Мещеряков А. Н. Японские исследования. 2020. № 1. С. 106-129.

. Спорт занимал важное место в идеологических конструкциях Японии как в довоенное, так и в послевоенное время. В ХХ веке Токио дважды подавал заявки на проведение летних Олимпиад. Первая из них (1940 г.) не состоялась, вторая (1964 г.) стала первой Олимпиадой, которая была проведена вне пределов Европы и Америки. Процесс выдвижения токийской кандидатуры и ход подготовки проливают дополнительный свет на особенности политической и культурной ситуации в довоенной и послевоенной Японии. Сравнительный анализ двух олимпиад позволяет оценить тот огромный путь, который проделала Япония за четверть века. За это время Японии удалось отказаться от довоенного тоталитарного прошлого и прийти к радикально другому пониманию своего места в мире. Олимпиада по своей сути является инструментом мира и «мягкой силы», что вошло в драматическое противоречие с господствующими настроениями в довоенной политической элите, которая сделала ставку на силу «грубую», и это привело в результате к отказу от проведения Олимпиады 1940 года. В нынешней Японии эти несостоявшиеся игры принято именовать «олимпиадой-призраком» (мабороси-но оримпикку). Вместо «настоящей» Олимпиады в том же 1940 г. состоялись Дальневосточные игры, которые неофициально называли «Азиатской Олимпиадой». В послевоенное время Япония стала мирной страной, и все её упования были связаны с «мягкой силой». Такая ориентация обеспечила успешное проведение Олимпиады 1964 года, что позволило японцам существенно повысить самооценку и международный престиж страны. В последующее время государственное внимание к спорту высших достижений ослабевает и повышение престижа страны обеспечивается прежде всего с помощью развития экономики и науки, повышения жизненного уровня, пропаганды культурных достижений. Ставка на «мягкую» силу оказалась намного более действенной для обеспечения достойного места Японии в мире.

Добавлено: 15 октября 2020
Статья
Фёдорова А. А. Японские исследования. 2018. № 3. С. 34-48.

В статье рассмотрен период в истории Японии, когда кинематограф этой страны, всегда развивавшийся в диалоге с Западом, стремился стать воплощением исключительно «японского» культурного наследия. Поиски «чистого» национального стиля были продиктованы ростом национализма и политической конфронтацией с Западом, а также отсутствием коммерческого успеха японских кинофильмов на международной арене. Попытки наиболее прогрессивных киностудий модифицировать свою продукцию, приблизив её к западноевропейскому стандарту, не увенчались успехом. Несмотря на активное внедрение западных технологий, методов съёмки и монтажа, японский кинематограф не получил широкого международного признания, потоки экспорта не увеличились, что толкало бывших сторонников заимствования у Запада на поиски «особого» японского пути. Стремясь выявить истоки японской киновыразительности, не замутнённой влиянием извне, режиссёры и теоретики 1930-х–1940-х годов обращались к традиционным искусствам домэйдзийской Японии. Искусствовед Окудайра Хидэо (1905–2000) и кинокритик Имамура Тайхэй (1911–1986) видели основу современного киноискусства в эстетике средневековых иллюстрированных свитков эмаки. Физик, литератор и эссеист Тэрада Торахико (1878–1935) указывал на сходство поэзии «нанизанных строф» рэнку с кинематографическим принципом монтажа. Сближение кинематографа с традиционными видами искусства помогало теоретикам переосмыслить кинематограф, привезённый в Японию из-за рубежа и являвший собой живое воплощение западной модернизации, как часть культурно-исторической традиции Японии, и в то же время позволяло повысить статус самих традиционных искусств, которые в условиях постоянного сравнения с культурными достижениями Запада нередко нуждались в «оправдании». Парадоксальным образом решающую роль в формировании традиционалистских тенденций сыграло знакомство Японии с советской теорией монтажа. Важным открытием для японских теоретиков стала статья С.М. Эйзенштейна «За кадром» (1929), раскрывающая «монтажность» традиционной японской культуры и призывающая японцев «понять и применить свою культурную особенность к своему кино».

Добавлено: 27 сентября 2018
Статья
Киктева М. М. Японские исследования. 2018. № 3. С. 78-96.

Работа посвящена анализу творческой биографии осакского книжного иллюстратора Нива Токэй (1760–1822), работавшего в стиле укиё-э, в контексте особенностей его эпохи. Конец XVII – начало XVIII в. – время расцвета иллюстрированной литературы на разнообразные темы, предназначенной для представителей городских сословий тё:нин. Иллюстрация в подобных книгах играла не вспомогательную, а равнозначную тексту роль. Нива Токэй единолично или в соавторстве с другими художниками принял участие в создании более 20 произведений различной тематической и жанровой направленности. В данной работе мы выделяем основные жанровые направления работы художника в сфере книжной иллюстрации: путеводители в жанрах мэйсё дзуэ и сайкэн, иллюстрированные стихотворные сборники кёка, книги для чтения ёмихон, справочная и научная литература и даём обзор основных произведений, относящихся к этим жанрам: Сэццу мэйсё дзуэ, Кавати мэйсё дзуэ, Миоцукуси, Кёка риссё: сю:, Кавакоромо-но ки, Эхон санкан гунки, Эхон сю:и синтё:ки, Токай хяккацу: сэцуё:сю:, Кодо: дзуроку, Унконси, Тё:сэн тинка асагао сю:и, Кэнгё: хинруй дзуко:. Творчество художника мы рассматриваем в контексте цеховых особенностей, анализируя его взаимодействие и сотрудничество с издателями, художниками, литераторами и учёными его времени, такими, как Ситоми Кангэцу, Акисато Рито, Тэцугоси Намимару, Накаи Ранко, Киути Сэкитэй, Такэхара Сюнтёсай, Рю:ко:сай Дзёкэй, Камата Кансай, Минэгиси Рю:фу. В статье также уделено внимание тому, как в творчестве и жанровой специфике Нива Токэй отразились такие социальные и экономические явления эпохи, как рост богатства и благосостояния представителей городских сословий, необходимость переосмысления общественного порядка и новых идеалов, бум путешествий и перемещений внутри страны. Многие книги художника переиздавались посмертно, а некоторые стали известны и за пределами Японии, однако ни в западной, ни в отечественной историографии не было работ, посвященных его творчеству

Добавлено: 24 ноября 2018
Статья
Борькина А. Ю. Японские исследования. 2021. № 3. С. 6-18.

Статья посвящена рассмотрению основных нарративных стратегий произведения «То:кайдо:тю хидзакуригэ» (1802–1809) авторства Дзиппэнся Икку (1765–1831) в контексте понятия «культура игры». Феномен «культуры игры» был связан с поисками городским сословием в Японии в эпоху Токугава (1603–1868) новых форм выразительности, восприятия и переосмысления существовавшего миропорядка. Развлекательная литература гэсаку, в том числе, и сочинение Икку, стали воплощением подобного концепта, основанного, прежде всего, на карнавальном переворачивании привычной, официальной реальности. «Культура игры» репрезентируется в «То:кайдо:тю хидзакуригэ» посредством определённых нарративных стратегий, в числе которых хронотоп произведения, коммуникативная система персонажей и особая событийная структура. Внутреннее пространство сочинения Икку представляет собой гротескный мир, в котором довлеет телесность и связанный с ней грубоватый комизм. Конструирование такого мира производится, прежде всего, с применением литературного приёма угати – совмещения в одной сцене противоположных, несопоставимых понятий и явлений. Формируется также и характерный тип времени, сконцентрированный на чистой бытийности, беспрерывности круга жизненных циклов, перетекающих друг в друга. Особое внимание уделяется звучащим в пространстве произведения «голосам» многочисленных персонажей и их взаимодействию. Специфика речи героев становится единственно значимой характеристикой их портрета; полифония разнородных «голосов» позволяет Икку воссоздать картину бытовой жизни, максимально приближенной к действительности и дать выход различным точкам зрения, не находившим отражения в официальной риторике. Особое положение в системе персонажей занимает фигура нарратора, который одновременно представляется и непосредственным участником событий, и бесстрастным наблюдателем, фиксирующим происходящее, то максимально отдаляясь, то концентрируясь на мельчайших деталях. Событийная структура произведения по форме приближена к театральной. Персонажи нередко являются носителями определённых амплуа, эпизоды имеют характерное развитие, часто с прямыми отсылками к известным театральным постановкам и комическим рассказам. Подобные юмористические профанации также становятся в произведении мощным инструментом игрового переосмысления действительности.  

Добавлено: 11 октября 2021
Статья
Мещеряков А. Н. Японские исследования. 2016. № 2. С. 4-13.

Российско-японские отношения развивались не сами по себе, но были продуктом общеисторической траектории развития и представляют собой производную такого развития. В этом развитии огромную роль играют внутренние факторы – не только преходящие (политические), но и более долговременные – культурные.

Добавлено: 23 октября 2017
Статья
Борькина А. Ю. Японские исследования. 2019. No. 3. P. 23-32.
Добавлено: 26 сентября 2019
Статья
Мещеряков А. Н. Японские исследования. 2016. № 4. С. 102-109.

Заметки на полях коллективной монографии «Русская и японская цивилизации. Исторический анализ становления и развития национальных идентичностей (сходство и различие)» / под ред. Александра Панова и Кадзухико Того. М.: «Международные отношения», 2016.

Добавлено: 23 октября 2017
Статья
Сахарова Е. Б. Японские исследования. 2016. № 1. С. 88-97.

Подробный отчет о работе 18-й ежегодной международной конференции "История и культура Японии". Конференция является самым представительным форумом японистов на территории России и стран СНГ.

Добавлено: 24 ноября 2017
Статья
Сахарова Е. Б. Японские исследования. 2018. № 2. С. 111-118.

Подробный отчет о работе 20-й ежегодной международной конференции "История и культура Японии"

Добавлено: 25 сентября 2018
Статья
Мещеряков А. Н. Японские исследования. 2017. № 1. С. 90-94.

Рецензия на книгу: Марахонова С.И. Орден священного сокровища Сергея Елисеева. Как сын русского купца стал основателем американского японоведения / Российская академия наук, Институт восточных рукописей (Азиатский музей). СПб.: СИНЭЛ, 2016. 426 с. ISBN 978-5-9908187-6-7

Добавлено: 23 октября 2017
Статья
Мещеряков А. Н. Японские исследования. 2017. № 2. С. 92-97.

Рецензия на книгу «Рисовать лагерь. Язык травмы в памяти японских военнопленных о СССР».

Добавлено: 23 октября 2017
Статья
Мещеряков А. Н. Японские исследования. 2017. № 3. С. 112-115.

Рецензия на книгу «Собрание песка и камней» (Перевод и исследование Н.Н.Трубниковой. Центр гуманитарных инициатив, Москва-Санкт-Петербург, 2017). 

Добавлено: 23 октября 2017
Статья
Борькина А. Ю. Японские исследования. 2018. № 2. С. 107-110.

Краткий отчёт о прошедшей на Восточном факультете СПбГУ 2–3 марта 2018 г. международной научной конференции, организованной кафедрой японоведения СПбГУ и посвящённой 150-летию революции Мэйдзи в Японии.

Добавлено: 30 сентября 2018
1 2