• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдена 3 551 публикация
Сортировка:
по названию
по году
Препринт
Veselova Y. A. Economics. EC. Высшая школа экономики, 2016. No. 152/EC/2016 .
Рассматривается проблема индивидуального манипулирования в условиях неполной информации, т.е. избирателю не известен весь профиль предпочтений остальных участников голосования. Избиратели получают информацию о результатах опроса, проводимого перед голосованием, которые могут быть представлены в виде списка победителей опроса, ранжирования кандидатов и др. В используемой математической модели результат опроса представлен с помощью функции публичной информации (ФПИ) π. Рассматриваются шесть правил коллективного выбора и восемь типов ФПИ, отличающихся по информативности. Чтобы сравнить манипулируемость правил, вычисляется вероятность того, что избиратель имеет стимул манипулировать при ФПИ π. Показано, что данный индекс не является показательным в случае неполной информации, и предложено два других индекса: вероятность успеха манипулирования и агрегированный индекс стимула к манипулированию. Проведены вычислительные эксперименты, а также сделаны теоретические доказательства некоторых наблюдаемых явлений.
Добавлено: 16 октября 2016
Препринт
Vakulenko E. Economics/EC. WP BRP. Высшая школа экономики, 2014. No. 53.
Добавлено: 14 февраля 2014
Препринт
Scherbak A. N. Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2015
Добавлено: 17 сентября 2015
Препринт
Gimpelson V. E., Oshchepkov A. Y. Economics. EC. Высшая школа экономики, 2012. No. 13.
Using the Russian Longitudinal Monitoring Survey data, the paper examines Russian workers' fear of unemployment under different economic and labour market conditions during the last 15 years. We employ two alternative measures for this fear. The first one looks at the workers’ fear of losing their current jobs, while the second deals with the fear of not finding relevant re-employment in case of displacement. In order to get the best possible measurement of unemployment for those local and social environments where our respondents live and work, we design unemployment rates for narrowly defined regional and demographic (peer) groups. Estimating ordered probit models for both fear measures, and controlling for various worker and job characteristics, we do not find significant causal effects of unemployment on these fears in most of our specifications. These results are robust to exclusion of potentially endogenous variables; they hold for different periods, subsamples, and levels of job security. Moreover, our simulations show that even a large increase in the unemployment rate has little impact on conditional probabilities of expressing a strong or weak fear of unemployment. These results suggest that the high level and persistence of fear of unemployment in Russia may be caused by non-economic factors.
Добавлено: 28 августа 2012
Препринт
Lokshin M. Policy Research Working Paper. WPS. World Bank Group, 2008. No. 4528.
This paper presents the first critical review of literature on poverty published in Russia between 1992 and 2006. Using a dataset of about 250 publications in Russian scientific journals, the authors assess whether the poverty research in Russia satisfies the general criteria of a scientific publication and if such studies could provide reliable guidance to the Russian government as it maps out its anti-poverty policies. The findings indicate that only a small proportion of papers on poverty published in Russia in 1992-2006 follow the universally-recognized principles of the scientific method. The utility of policy advice based on such research is questionable. The authors also suggest steps that could, in their view, improve the quality of poverty research in Russia.
Добавлено: 14 ноября 2012
Препринт
Loyalka P., Zakharov A. Education. EDU. Высшая школа экономики, 2014
Добавлено: 27 января 2014
Препринт
Menyashev R., Polishchuk L. Научные доклады Института институциональных исследований. WP10. Высшая школа экономики, 2011. No. 01.
In a number of studies social capital is shown to have substantial positive impact on econo-mic development, institutional performance, and quality of governance. So far no such analyses were available for Russia, and the present paper is intended to fill this gap. We propose a model which differentiates the impact on economic welfare of bridging and bonding forms of social capital. The empirical part of the study is based on 2007 survey data collected in the Geo-Rating project. We establish significant positive relationship between bridging social capital and urban development in Russia. Bonding social capital works in the opposite direction: its impact on development is negative. It is further shown that the transmission mechanism between social capital and economic outcomes is based on municipal governance: bridging social capital improves government accountability, whereas bonding social capital reduces the political costs of malfeasance and thus facilitates the abuse of power.
Добавлено: 29 ноября 2012
Препринт
Гомаюн Н. И., Penikas H. I., Titova Y. Financial Economics. FE. Высшая школа экономики, 2012. No. 09.
Добавлено: 17 января 2013
Препринт
Semenova M., Bondarenko M. Financial Economics. WP BRP FE. National Research University Higher School of Economics, 2018. No. 65FE2018.
Добавлено: 7 июня 2018
Препринт
Zudina A. A. Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2013. No. 24/SOC/2013.
This article addresses the elaboration of a new approach to informal employment research based on analyzing subjective social status. In spite of numerous studies conducted over the past 40 years many questions still exist in the field of informal employment research. The heterogeneous nature of activities incorporated into the concept of “informality” defines the ambiguity of its impact on the economy and society. Thus, little is actually known about the socioeconomic position of informal workers and the nature of informal employment. Is informality a kind of stratifying mechanism embedded in the social structure that changes the position of the informally employed, or not? The so-called “direct” approach based on analyzing levels of income was considered to be an inappropriate framework and thus indicated that the consequences of informal employment need to be further analyzed together with indirect – subjective – measures. The present paper discusses methodological issues and presents results concerning the subjective social position of informally employed workers in contrast to formal workers, the unemployed, and the economically inactive population. The study was carried out on the basis of a large nationally representative panel: the Russia Longitudinal Monitoring Survey of the Higher School of Economics (RLMS-HSE) for 2000-2010. The existence of three-tier informal employment in Russia is revealed with self-employment being better off than formal employment and informal wage and salary work. No significant difference between informal wage and salary work and formal employment in terms of subjective social status is found. Thereby, one can suppose that the difference between types of employment is not embedded in the social structure at all. Taken as an indirect indicator of the quality formal employment in Russia, this could point to the great weakness of labor market institutions and the idle channels of social mobility of formal employment in Russia.
Добавлено: 9 сентября 2013
Препринт
Rakhilina E. V., Reznikova T. Linguistics. WP BRP. НИУ ВШЭ, 2014. No. 18.
В статье представлена методология типологического исследования лексики, основанная на изучении сочетаемостного поведения слов. 
Добавлено: 15 декабря 2014
Препринт
Kokareva A., Kutsenko E., Islankina E. WP BRP Series: Science, Technology and Innovation / STI. Science, Technology and Innovation / STI. ISSEK, 2018
Добавлено: 19 сентября 2018
Препринт
Ягафарова А. Е. Научные доклады лаборатории макроэкономического анализа. WP12. Высшая школа экономики, 2012. No. 05.
Добавлено: 16 декабря 2012
Препринт
Freinkman L., Yakovlev A. A., Zolotov A. V. Web publication. 2342-205X. BOFIT, 2016. No. 3.
Добавлено: 21 октября 2016
Препринт
Bogomolov F. A., Buonerba F. math. arxive. Cornell University, 2017
Добавлено: 10 апреля 2017
Препринт
Subochev A. Математические методы анализа решений в экономике, бизнесе и политике. WP7. Высшая школа экономики, 2008. No. 3.
Ключевой проблемой моделирования коллективного выбора является то, что победитель Кондорсе, т.е. альтернатива более предпочтительная для коллектива, чем любая другая альтернатива при парном сравнении, в общем случае отсутствует. Поэтому с конца 70-х гг. прошлого века предпринимались попытки локализовать результат выбора в некотором всегда непустом подмножестве множества альтернатив, на котором определено отношение мажоритарного доминирования, играющее роль системы коллективных предпочтений. Предметом данной работы является сравнительный анализ основных концепций, старых и новых, предлагавшихся в качестве решений задачи коллективного выбора. Сравниваются двенадцать множеств, построенных с помощью отношения мажоритарного доминирования: ядро, пять версий непокрытого множества, две версии минимального слабоустойчивого множества, незахваченное множество, незапертое множество, минимальное недоминируемое множество и минимальное доминирующее множество. Основные результаты исследования, излагающиеся в работе, таковы. Локализовано определение минимального слабоустойчивого множества, то есть, сформулирован критерий, определяющий принадлежность альтернативы объединению минимальных слабоустойчивых множеств. С помощью этого критерия выявлена связь объединения минимальных слабоустойчивых множеств с отношением покрытия и с непокрытым множеством. Для всех рассматриваемых множеств установлено наличие или отсутствие отношения включения как в общем случае, так и для такого важного частного случая, как турниры, то есть для таких случаев, когда отношение мажоритарного доминирования на всей совокупности альтернатив представимо полным, связным, асимметричным графом. Для турниров на основе понятия устойчивости альтернативы и множества альтернатив построены обобщения непокрытого множества и слабоустойчивого множества – классы k-устойчивых альтернатив и k-устойчивых множеств. Установлено наличие отношения включения для этих классов. Построены обобщения минимального доминирующего множества и с их помощью выяснено, как устроена система доминирующих множеств в общем случае. Показано, что для турниров иерархии классов k-устойчивых альтернатив и k-устойчивых множеств в совокупности с иерархией доминирующих множеств порождают соответственно микро- и макро-структуру множества альтернатив, в основе которых лежит различие в устойчивости.
Добавлено: 26 декабря 2012
Препринт
Ozhegov E. M., Orlov D. Working paper series. . ACEI, 2016. No. AWP - 03 - 2016.
Добавлено: 3 мая 2016
Препринт
Lopez Iturriaga F. J., Sanz I. P. Financial Economics. FE. Высшая школа экономики, 2015. No. 41.
Добавлено: 9 декабря 2015
Препринт
Kuznetsov A. G., Debarre O. math. arxive. Cornell University, 2018
Добавлено: 3 декабря 2018
Препринт
Felikson А., Natanzon S. M. MPIM. MPIM. Max Planck Institute for Mathematics, 2012
Добавлено: 27 января 2013
Препринт
Molchanov D., Kharitonov V., Artem Sobolev et al. stat.ML. arxiv.org. Cornell University, 2018
Добавлено: 21 октября 2018