• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 267 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Препринт
Yakovlev A. A., Freinkman L., Ershova N. V. Policy Brief. 5/2018. Bank of Finland Institute for Economies in Transition. BOFIT, 2018. No. 5.
Добавлено: 15 июня 2018
Препринт
Priestley Y., Beknazar-Yuzbashev G. PSYCHOLOGY. WP BRP. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2015. No. 52.
Добавлено: 8 декабря 2015
Препринт
Ubozhenko I. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2016
Добавлено: 21 октября 2016
Препринт
Rumyantzeva M. Working Papers of Humanities. WP. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2015. No. Z19.
Добавлено: 30 мая 2015
Препринт
Zverev A. Working Papers of Centre for German and European Studies (CGES). ISSN 1860-5680. Centre for German and European Studies (CGES) Saint-Petersbugr State University University Bielefeld, 2015
Добавлено: 25 мая 2016
Препринт
Turovsky R. F., Sukhova Marina. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2018
Добавлено: 5 февраля 2019
Препринт
Noah Buckley, Frye T., Gehlbach S. G. et al. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2012. No. 09.
Добавлено: 17 января 2013
Препринт
Vasileva V. M., Vorobyev A. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2014
Добавлено: 12 декабря 2014
Препринт
Kazun A. D., Kazun A. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2017. No. WP BRP 48/PS/2017.
December 19, 2016, saw three tragedies simultaneously, that could not go unnoticed by the Russian media: dozens of people died as a result of a surrogate alcohol poisoning in Irkutsk, a Russian ambassador was killed in Turkey, and a terrorist attack took place at the Christmas market in Berlin. In this article using the network agenda theory we analyze how these tragedies were covered by various types of mass media: on 11 federal TV channels, in 1,974 print newspapers, in 34,905 online newspapers and 2,574 blogs. We believe that direct and indirect control of the agenda by the state can be exercised by creating a network of events that will canalize correctly discussions about tragedies. We showed that ties between the tragedy and a network of other acute issues are more important than objective circumstances, such as the number of victims or a geography of the event. The context in which the events were looked at led to greater attention to the killing of the ambassador and less attention to surrogate alcohol poisoning. The Russian mass media paid significantly less attention to the Berlin terror attack, it yet was used as a supplement to the demonstration of importance of the fight against terrorism.
Добавлено: 11 августа 2017
Препринт
Dobrynskaya V. V. WP BRP 55/LNG/2017. Высшая школа экономики, 2011. No. WP13/2011/01.

Some currencies persistently move together with the stock market and crash in periods of market downturns or high volatility, while others serve as a “safe haven”. In this paper, I study whether or not countries’ macroeconomic characteristics are systematically related to the market risk of their currencies. I find that the market risk is not random, especially on the downside, and it can be predicted by macroeconomic variables. Moreover, the market risk has increased significantly since the 2000s, and its predictability also increased. The real interest rate has the highest explanatory power in accounting for the cross-section of currency market risk. Currencies of countries with high local real interest rates have high market betas, especially downside betas, while low real interest rate currencies are immune to stock market changes. Nominal interest rates also have some explanatory power, but only to the extent to which they correlate with the real interest rates. Other variables considered seem to be irrelevant.

Добавлено: 4 октября 2012
Препринт
Akhremenko A. S., Petrov A., Yureskul E. Economics/EC. WP BRP. Высшая школа экономики, 2015. No. 109/EC/2015.
В работе рассматривается модель экономического роста, включающая эндогенные переключения управляющих параметров, основанные на ретроспективном голосовании. Показано, что в определенных условиях решение имеет особый вид, называемый нами циклично-сбалансированной траекторией роста. Этот вид решения аналогичен сбалансированным траекториям роста, которые часто имеют место в моделях роста с фиксированными параметрами. Циклично-сбалансированные траектории исследованы аналитически, найдены темпы роста в рамках циклов. Также работа включает результаты вычислительных экспериментов.  
Добавлено: 18 ноября 2015
Препринт
Rosenberg D. Политическая теория и политический анализ. WP14. Высшая школа экономики, 2014. No. 01.
Добавлено: 30 января 2014
Препринт
Чмель К. Ш., Демин А. В., Казанцев К. И. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2017. No. WP BRP 50/PS/2017.
Экономические санкции, как правило, имеют за собой определенные цели, в частности изменение внутренней политики некоторых стран. Но сами по себе санкции не являются дискретным событием, а напротив функционируют в качестве долгосрочного процесса. Именно поэтому, внимание стоит уделить не только сравнению стран под санкциями и без них, но в том числе и эффект времени, на которое эти санкции были наложены. Исследовательский вопрос данной работы отсылает именно к этой проблеме. Как кумулятивный эффект санкций влияет на поведение диктатора, определенное в терминах кооптации и репрессий? Для ответа на данный вопрос мы предлагаем формальную модель, а затем эмпирически проверяем полученные нами выводы. Общий эффект санкции очень важен для определения решения диктатора в дилемме между репрессиями и кооптациями как способами усиления легитимности режима. Более того, кумулятивный эффект санкций увеличивает именно уровень репрессий, однако нелинейность эффекта позволяет сказать, что увеличение уровня репрессивности значительно сокращается с увеличением лет наложения санкций
Добавлено: 25 октября 2017
Препринт
Sokolov B., Ponarin E. Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2019. No. 89.
Добавлено: 1 октября 2020
Препринт
Korolev A. S., Kalachyhin H. International Relations. IR. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2019. No. 34.
The crisis in relations with the West and the subsequent sanctions hampered the development of Moscow’s cooperation with a number of foreign partners. Under these conditions, the role of the EAEU as an agent for promoting Russia's foreign trade interests has dramatically increased, including the formation of Greater Eurasian Partnership, Moscow’s flagship initiative. Russia’s officials have repeatedly stressed that ASEAN is one of the major pillars of the emerging geostrategic space. The 3rd ASEAN-Russian Federation Summit on Strategic Partnership held in Singapore in November 2018 resulted in signing of Memorandum of Understanding (MOU) between ASEAN and Eurasian Economic Commission (EEC) on Economic Cooperation which aims to unlock the potential of cooperation between two integration blocks. The paper addresses the following question – to what extent can RussiaASEAN strategic partnership create a positive spillover effect on the EAEU-ASEAN ties and trigger the Greater Eurasian Partnership concept. In doing so, the paper focuses on factors which stand behind ASEAN’s rising interest in Eurasian space, EAEU’s strive to develop relationships with Association and the limits of bilateral cooperation in a broader Greater Eurasian framework. It is concluded that the full engagement of ASEAN member states into Eurasian initiatives (even taking into account their successful implementation) depends on several factors. Firstly, to what extent EAEU member states can eliminate structural problems - institutional imbalances, limited export supplies, internal disagreements between the participants. Secondly, it will depend on whether Russia and ASEAN will be able to back up the status of strategic partnership with economic projects. Finally, will the EAEU partners be able to offer ASEAN an attractive interaction format, for example, the Great Eurasian Partnership, which needs to be conceptually filled and linked with ASEAN key initiatives and plans.
Добавлено: 30 октября 2019
Препринт
Subochev A. Математические методы анализа решений в экономике, бизнесе и политике. WP7. Высшая школа экономики, 2008. No. 3.
Ключевой проблемой моделирования коллективного выбора является то, что победитель Кондорсе, т.е. альтернатива более предпочтительная для коллектива, чем любая другая альтернатива при парном сравнении, в общем случае отсутствует. Поэтому с конца 70-х гг. прошлого века предпринимались попытки локализовать результат выбора в некотором всегда непустом подмножестве множества альтернатив, на котором определено отношение мажоритарного доминирования, играющее роль системы коллективных предпочтений. Предметом данной работы является сравнительный анализ основных концепций, старых и новых, предлагавшихся в качестве решений задачи коллективного выбора. Сравниваются двенадцать множеств, построенных с помощью отношения мажоритарного доминирования: ядро, пять версий непокрытого множества, две версии минимального слабоустойчивого множества, незахваченное множество, незапертое множество, минимальное недоминируемое множество и минимальное доминирующее множество. Основные результаты исследования, излагающиеся в работе, таковы. Локализовано определение минимального слабоустойчивого множества, то есть, сформулирован критерий, определяющий принадлежность альтернативы объединению минимальных слабоустойчивых множеств. С помощью этого критерия выявлена связь объединения минимальных слабоустойчивых множеств с отношением покрытия и с непокрытым множеством. Для всех рассматриваемых множеств установлено наличие или отсутствие отношения включения как в общем случае, так и для такого важного частного случая, как турниры, то есть для таких случаев, когда отношение мажоритарного доминирования на всей совокупности альтернатив представимо полным, связным, асимметричным графом. Для турниров на основе понятия устойчивости альтернативы и множества альтернатив построены обобщения непокрытого множества и слабоустойчивого множества – классы k-устойчивых альтернатив и k-устойчивых множеств. Установлено наличие отношения включения для этих классов. Построены обобщения минимального доминирующего множества и с их помощью выяснено, как устроена система доминирующих множеств в общем случае. Показано, что для турниров иерархии классов k-устойчивых альтернатив и k-устойчивых множеств в совокупности с иерархией доминирующих множеств порождают соответственно микро- и макро-структуру множества альтернатив, в основе которых лежит различие в устойчивости.
Добавлено: 26 декабря 2012
Препринт
Dobrynskaya V. V. WP BRP 55/LNG/2017. Высшая школа экономики, 2010. No. WP13/2010/01.

Carry trades consistently generate high excess returns with high Sharp ratios, but are subject to crash risk. I take a closer look at the link between the carry trade returns and the stock market to understand the risks involved and to determine when and why currency crashes happen. Every period, I sort currencies of developed and emerging economies by their interest rates and form portfolios to diversify the idiosyncratic risk. First, I find a strong negative relationship between portfolio returns and skewness of exchange rate changes. In fact, skewness and coskewness with the stock market have a much greater explanatory power in the cross-section of excess returns than consumption and stock market betas. But separating the market beta into upside and downside betas improves the validity of the CAPM significantly. Downside beta has a much greater explanatory power than upside beta, and it correlates with coskewness almost perfectly. This means that carry trades crash exactly in the worst states of the world, when the stock market goes down. After controlling for country risk, the downside beta premium in the currency market is comparable to that in the stock market and equals 2-4 percentage points p.a. I also find that country risk proxies well for the downside beta and skewness. This suggests that there is unwinding of carry trades and a “flight to quality” when the stock market plunges, and that lower interest rate currencies serve as a “safe haven”. Finally, I estimate even higher downside betas of the top portfolios and I find an even greater explanatory power of the downside beta in the early 2000s. The growing volume of carry activities might have contributed to the closer link between the currency and the stock markets.

Добавлено: 4 октября 2012
Препринт
Akopov S. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2018. No. WP BRP 61/PS/2018.
Добавлено: 15 апреля 2018
Препринт
Hassanpour N. Public Choice: Analysis of Collective Decision-Making. SSRN Working Paper Series. Social Science Research Network, 2010
Добавлено: 14 декабря 2016
Препринт
Korotayev A., Vaskin I., Khokhlova A. et al. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2017. No. WP BRP 46/PS/2017.
Наши эмпирические тесты в общем и целом подтверждают обоснованность гипотезы Олсона – Хантингтона о наличии криволинейной перевернутой U-образной зависимости между уровнем экономического развития и уровнем социально-политической нестабильности. Согласно этой гипотезе, вплоть до определенного значения величины средних подушевых доходов экономический рост усиливает риски социально-политической дестабилизации и лишь при его относительно высоких значениях дальнейший рост этого показателя ведет к уменьшению таких рисков. Таким образом, для более высоких значений подушевого дохода характерна отрицательная корреляция между доходами на душу населения и рисками социально-политической дестабилизации, а для более низких – положительная. В результате, максимальные значения по показателям политической нестабильности наблюдаются, как правило, для стран со средними значениями подушевого ВВП, а не для самых бедных, или наоборот, самых богатых стран. Вместе с тем наш анализ показал, что для разных индексов социально-политической дестабилизации данная криволинейная зависимость имеет разный характер. При этом выяснилось и наличие одного очень важного исключения. Мы показали, что между подушевым ВВП и интенсивностью переворотов и попыток переворотов наблюдается не криволинейная, а явно выраженная отрицательная корреляция. При этом особенно сильно данный индекс коррелирует с логарифмом ВВП на душу населения. Данное обстоятельство делает вышеуказанную криволинейную зависимость применительно к интегральному индексу заметно менее выразительной и вносит очень заметный вклад в формирование ее асимметричности (когда отрицательная корреляция между подушевым ВВП и интегральным индексом социально-политической дестабилизации CNTS среди более богатых стран выглядит заметно более сильной, чем положительная корреляция для стран более бедных). Вместе с тем анализ продемонстрировал, что для всех остальных индексов социально-политической дестабилизации наблюдается именно постулируемая гипотезой Олсона—Хантингтона криволинейная перевернутая U-образная зависимость. Применительно к таким индексам, как политические забастовки, массовые беспорядки и антиправительственные демонстрации, мы имеем дело с асимметрией, прямо противоположной той, что упоминалась выше, — с такой асимметрией, когда положительная корреляция между ВВП и нестабильностью для более бедных стран оказывается заметно более сильной, чем отрицательная корреляция для более богатых стран. Особенно ярко выраженную асимметрию мы обнаружили для такого показателя социально-политической дестабилизации, как интенсивность антиправительственных демонстраций.
Добавлено: 6 июня 2017
Препринт
Andrei Akhremenko, Petrov A. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2014. No. WP BRP 16/PS/2014.
Добавлено: 24 октября 2014