• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 3 413 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Препринт
Kostenko V., Kuzmichev P., Ponarin E. Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2014. No. 50.
Добавлено: 27 августа 2014
Препринт
Yakovlev A. A., Levina I. A., Kazun A. D. Economics/EC. WP BRP. Высшая школа экономики, 2015. No. 98.
В данной статье решаются две основные исследовательские задачи. Во-первых, оценивается изменение делового климата РФ за время реализации программы по улучшению инвестиционного климата страны в 2012-2014 годах. Во-вторых, поскольку соответствующие реформы были инициированы лично В.Путиным, мы проводим «опросный эксперимент» с анализом того, как упоминание политика в формулировке вопроса влияет на оценки бизнес-климата, даваемые респондентами. В работе использованы данные опроса руководителей 1950 крупных, средних и малых предприятий обрабатывающей промышленности в 60 регионах России, проведенного Институтом анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ  летом-осенью 2014 года. Вопреки отчету Всемирного Банка, Easy Doing Business, анализ показывает, что улучшения делового климата в 2012-2014 гг. в России практически отсуствовали. Также, вопреки результатам опросов общественного мнения, демонстрирующим высокий уровень поддержки В. Путина, опросный эксперимент показал, что упоминание В. Путина в формулировке вопроса в качестве инициатора реформ делового климата слабо влияет на ответы респондентов на уровне выборки в целом. Однако использование такой формулировки вопроса приводит к статистически значимому увеличению числа позитивных оценок изменений деловой среды для предприятий с числом работников 101-249 человек, а также увеличивает долю отказов от ответа в группе крупных фирм (500 и более работников)
Добавлено: 17 сентября 2015
Препринт
Fedotova (Goldyreva) V. A. PSYCHOLOGY. WP BRP. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2015. No. 44.
Добавлено: 23 октября 2015
Препринт
Sokolov B. Sociology. SOC. Высшая школа экономики, 2015. No. WP BRP 66/SOC/2015.
В работе предлагается новый метод измерения ценностной поляризации. Данный метод включает в себя два основных этапа. На первом этапе, для того, чтобы выделить латентную категориальную переменную на основании набора наблюдаемых индикаторов и проверить, является ли она номинальной или порядковой, используется метод (упорядоченных) латентных классов. Кроме того, для каждого индивидуального наблюдения оцениваются вероятности принадлежности к конкретным категориям (классам) латентной переменной. Затем каждое наблюдение приписывается к классу, оценка вероятности принадлежности к которому является максимальной. Индивидуальная принадлежность к конкретному латентному классу на втором этапе рассматривается как фиксированная категориальная переменная, для которой могут быть рассчитаны разнообразные индексы порядковой или номинальной поляризации, предложенные в релевантной методологической литературе (например, номинальный индекс поляризации Рейналь-Кьероль или индекс порядковой вариации Берри-Мюльке). Предложенный метод иллюстрируется на примере оценки уровня поляризации по ценностям выживания/самовыражения в 28 европейских странах (по материалам четвертой волны «Европейского исследования ценностей»). Полученные оценки используются для проверки гипотезы о положительной связи между уровнем ценностной поляризации и агрегированным уровнем поддержки крайне правых политических движений и анти-иммиграционных установок. 
Добавлено: 15 декабря 2015
Препринт
Nina. I. Zhukova, Galaev A. S. arxiv.org. math. Cornell University, 2017
Добавлено: 23 марта 2017
Препринт
Sakharov A. G., Shelepov A. V., Safonkina E. et al. International Relations. WP BRP. НИУ ВШЭ, 2015
Председательство Австралии в «Группе двадцати» в 2014 году проходило в условиях множества вызовов в сфере глобальной экономики и международных отношений, в том числе Украинского кризиса, Сирийского конфликта, террористической деятельности ИГИЛ и вспышки эпидемии лихорадки Эбола. В этой связи, несмотря на то, что «двадцатка» является экономическим форумом, ей пришлось включить в свою повестку данные вопросы, причем дискуссии по ним велись в рамках двусторонних встреч на полях мероприятий форума.  В данной статье предпринята попытка проанализировать австралийское председательства в «двадцатке» в 2014 году в рамках парадигмы функционализма при помощи оценки реализации «двадцаткой» трех ключевых задач многосторонних институтов высшего уровня: укрепление потенциала политического лидерства для выработки новых идей и разрешения тупиковых вопросов; смягчения внутристрановой и международной напряженности; и усиления коллективного управления.  Анализ показал, что, несмотря на ряд нерешенных вопросов, австралийскому председательству удалось обеспечить сотрудничество членов «двадцатки» по четырем основополагающим составляющим повестки дня института, продемонстрировав относительно высокий уровень эффективности «Группы двадцати» в рамках осуществления ее ключевой миссии по обеспечению уверенного, устойчивого, сбалансированного и инклюзивного роста.  Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований («Разработка модели обеспечения баланса внешних условий и национальных приоритетов государства, председательствующего в «Группе восьми», «Группе двадцати» и БРИКС, при формировании программы председательства на основе модели «спрос-предложение»»), проект №12-03-00563.  
Добавлено: 4 сентября 2015
Препринт
Peresetsky A., Yakubov R. MPRA Paper. University Library of Munich, Germany, 2015. No.  64579.
Добавлено: 21 июня 2015
Препринт
Lyashevskaya O., Пантелеева И. М. Linguistics. WP BRP. НИУ ВШЭ, 2017
Добавлено: 15 декабря 2017
Препринт
Khazova A. Linguistics. WP BRP. НИУ ВШЭ, 2018. No. 71.
Добавлено: 11 декабря 2018
Препринт
Moroz G., Plaskovitskaya A. A., Rudnev P. Linguistics. WP BRP. НИУ ВШЭ, 2018. No. 74.
Добавлено: 3 декабря 2018
Препринт
Prokhorov Y., Shramov K. math. arxive. Cornell University, 2017
Добавлено: 22 августа 2017
Препринт
Gayfullin S. math. arxive. Cornell University, 2018. No. arXiv:1709.09237.
Добавлено: 1 сентября 2018
Препринт
Kurnosov N., Ясинский Е. math. arxive. Cornell University, 2018
Добавлено: 2 декабря 2018
Препринт
Shramov K., Vologodsky V. arxiv.org. math. Cornell University, 2018
Добавлено: 21 октября 2018
Препринт
Панюшева Т. Д., Efremova M. PSYCHOLOGY. WP BRP. Издательский дом НИУ ВШЭ, 2012. No. 4.
Добавлено: 13 декабря 2012
Препринт
Carneiro P., Lokshin M., Ridao-Cano C. Policy Research Working Paper. WPS. World Bank Group, 2011. No. 5878.

This paper estimates average and marginal returns to schooling in Indonesia using a non-parametric selection model estimated by local instrumental variables, and data from the Indonesia Family Life Survey. The analysis finds that the return to upper secondary schooling varies widely across individual: it can be as high as 50 percent per year of schooling for those very likely to enroll in upper secondary schooling, or as low as -10 percent for those very unlikely to do so. Returns to the marginal student (14 percent) are well below those for the average student attending upper secondary schooling (27 percent).

Добавлено: 26 октября 2012
Препринт
Granin S., Maximov Y. math. arxive. Cornell University, 2015
Добавлено: 30 октября 2015
Препринт
Hassanpour N. Comparative Politics. PS. academia.edu, 2016
Добавлено: 14 декабря 2016
Препринт
Anton Afanasiev. Humanities. HUM. Basic Research Programme, 2017
Цель работы – демонстрация систематического характера исторического метода А. В. Михайлова на материале его теории барокко. Особое внимание уделяется представленями о “человеке эпохи барокко” в исторической антропологии А.В. Михайлова, которые рассматриваются как системообразующее основание его теории барочной культуры и, шире, – его проекта «науки о культуре», противостоящей как литературоведению, так и позитивистской историографии посредством стремления к историзации гуманитарного знания («новый историзм»).
Добавлено: 20 октября 2017
Препринт
Smyth R., Sobolev A. S., Soboleva I. V. Political Science. PS. Высшая школа экономики, 2012. No. WP BRP 05/PS/2012.
The paper illustrates the governement’s agility in response to opposition protests and the debacle of parliamentary elections. We explore the evolution of Kremlin strategies from a reliance on cooptation to more coercive strategies—a trend that continued after Putin’s election in March. These strategies were successful in mobilizing core voters, creating common identity among participants, and containing the electoral effects of the opposition protests. However, the governement’s’s strategy also embodied significant costs that are likely to have longer-term influences and did little to build a true movement of regime loyalists. The Kremlin’s rigid definition of both the symbols and rhetoric of Putinism left little room for participants to participate in the production of symbols and language. While the narratives imposed from above help Putin’s supporters to participate in political life in limited ways, they remain unable to formulate and articulate independent political positions. As a result, supporters remain highly dependent on the state. Deprived of the benefit of hearing supporters’ demands, this strategy also leaves the state in peril of further losing touch with its political base.
Добавлено: 22 января 2013
Препринт
Loktev S., Kato S. math. arxive. Cornell University, 2017. No. 1712.03508.
Добавлено: 11 декабря 2017