• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 7 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Препринт
Yastrebov G. Научные доклады Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ. WP17. Высшая школа экономики, 2010. No. 02.
In this preliminary paper I am trying to distinguish and explain some differences in character of social and economic inequality between West and East-European societies with a special focus on Russia. More exactly, analyzing the well-known data set of the European Social Survey 2006/2007 I show that there is a far stronger degree of matching between individual occupation, education and income in better developed European countries than is observed among the post-socialist states. To emphasize this finding I also look at the differences in patterns of intergenerational mobility, according to which the post-socialist societies are far less mobile and ‘meritocratic’ than their Western counterparts. The main theoretical argument behind this, I suggest, is the incompatibility of modern ‘capitalistic’ institutions, such as private property and market, with historical and cultural contexts of development in post-socialist countries. To test this argument I develop the corresponding scale and superpose it with my empirical findings. From this point of view Russia is regarded as one of the least successful cases of transformation, since the initial conditions of its social change were less consistent with the logic of Western modernization, which stood behind the radical reforms of the 1990s, than in any other post-socialist European country.
Добавлено: 14 февраля 2013
Препринт
Ястребов Г. А., Красилова А. Н., Черепанова Е. С. Научные доклады Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ. WP17. Высшая школа экономики, 2011. № WP17/2011/02 (ч. 1).
Предложенный вниманию читателя материал открывает серию публикаций, целью которой является знакомство с результатами проекта «Сравнительный анализ развития человеческого потенциала в постсоциалистических странах Европы», осуществляемого Лабораторией сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ НИУ ВШЭ. В работе, в частности, сформулированы основные теоретико-методологические посылки анализа постсоциалистических трансформаций с точки зрения обеспечения жизнеспособности обществ, под которой на операциональном уровне рассматривается степень реализации потребностей населения в безопасности, образовании, здоровье, самореализации, демографическом и социальном воспроизводстве. При этом, учитывая ограниченность существующих оценок на базе таких общепринятых интегральных показателей, как Индекс человеческого развития ООН, авторы разрабатывают собственное определение жизнеспособности на основе классического определения «здоровья», предложенного Всемирной организацией здравоохранения в 1948 г. Значительную часть работы занимает обсуждение собранной из различных источников (ВОЗ, Всемирный банк, ПРООН и т.п.) эмпирической информации о качестве человеческого развития в ряде стран Европы и СНГ.
Добавлено: 3 октября 2013
Препринт
Ястребов Г. А., Красилова А. Н., Черепанова Е. С. Научные доклады Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ. WP17. Высшая школа экономики, 2011. № WP17/2011/02 (ч. 2).
Предложенный вниманию читателя материал открывает серию публикаций, целью которой является знакомство с результатами проекта «Сравнительный анализ развития человеческого потенциала в постсоциалистических странах Европы», осуществляемого Лабораторией сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ НИУ ВШЭ. В работе, в частности, сформулированы основные теоретико-методологические посылки анализа постсоциалистических трансформаций с точки зрения обеспечения жизнеспособности обществ, под которой на операциональном уровне рассматривается степень реализации потребностей населения в безопасности, образовании, здоровье, самореализации, демографическом и социальном воспроизводстве. При этом, учитывая ограниченность существующих оценок на базе таких общепринятых интегральных показателей, как Индекс человеческого развития ООН, авторы разрабатывают собственное определение жизнеспособности на основе классического определения «здоровья», предложенного Всемирной организацией здравоохранения в 1948 г. Значительную часть работы занимает обсуждение собранной из различных источников (ВОЗ, Всемирный банк, ПРООН и т.п.) эмпирической информации о качестве человеческого развития в ряде стран Европы и СНГ.
Добавлено: 3 октября 2013
Препринт
Липкин А. И. Научные доклады Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ. WP17. Высшая школа экономики, 2012. № 01.

Вводятся понятия «политического» и «духовного» «ядра», с помощью которых дается определение понятия «локальной цивилизации» – одного из центральных в создаваемой согласованной системе понятий, необходимых для описания таких сложных социально-исторических явлений, как ЕС, составляющие ее национальные государства, США, Россия, а также процессов их развития и взаимодействия в условиях глобализации. «Политическое ядро» задает базовые принципы, лежащие в основе отношений в обществе. «Политическое ядро» менее специфично и менее динамично, чем «духовное». Но именно неизменность первого и его конфликт со вторым обуславливает циклы российской истории и трудность выхода из «порочного круга», варианты которого обсуждаются. «Духовное ядро» представляет собой совокупность базовых смыслов, включающих смыслы жизни индивида, идеалы, высшие ценности, оно принадлежит связанной с образованием высокой культуре (а не массовому быту, связываемому с «ментальностью»), идущей от верхних слоев общества. Рассмотрен процесс этической индивидуализации-идеализации «смысла жизни» и связанное с ним появление «мировых» религий и философий, с одной стороны, и трех основных форм индивидуализации смыслов жизни – с другой (на материале истории древнего Средиземноморья). Рассмотрена связь «мировой религии» и «локальной цивилизации» и показано, что во вся-
ком случае на Западе (и в России) ведущими являются светские, а не религиозные составляющие. Последнее говорит о том, что степень связи религии и «локальной цивилизации» у Тойнби, Хантингтона и их последователей сильно преувеличена.

Добавлено: 16 декабря 2012
Препринт
Васильев Л. С. Научные доклады Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ. WP17. Высшая школа экономики, 2011. № WP17/2011/03.
Статья посвящена проблемам макроистории и макросоциологии. Ставится вопрос о глобальных законах эволюции, взаимосвязях Человека и Природы, о взаимодействии и противостоянии их на протяжении истории и в наши дни. Уделено внимание обоснованию авторской концепции исторического процесса, в частности, ведущей роли разума и идейно-институциональной первоосновы (фундамента), определяющего потенции и эволюцию общества, а также критике не соответствующих реалиям позиций теории марксизма (о производительных силах, базисе и формациях). Затронуты проблемы, связанные с причиной отставания бедных и обездоленных, с резким ростом населения планеты, усиливающимся давлением на нее и возникающими в связи с этим опасениями за будущее. Неутешительный итог современного состояния дел в связи с указанными выше проблемами, с геоклиматическими и экологическими неблагополучиями, обсуждается в заключительной части работы.
Добавлено: 3 октября 2013
Препринт
Черныш М. Ф. Научные доклады Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ. WP17. Высшая школа экономики, 2013. № WP17/2013/01.
В статье ставится вопрос о применимости и возможных значениях концепта «цивилизации». Одним из тех, кто активно его использовал, был Арнольд Тойнби, рассматривавший цивилизации как продукт определенной окружающей среды. В разных ландшафтах сообщества людей находили наиболее пригодные для них способы выживания, что создавало предпосылки для возникновения специфических цивилизационных культур. Одним из наиболее изучаемых типов социальной структуры, детерминируемых культурой, были индийские касты. Касты изучались в работах Макса Вебера, определявших их как статусную структуру. Кастовая структура анализировалась и в работах французских социологов, в частности Селестен Бугле, рассматривавших касты как исторически сложившуюся профессиональную структуру, закрепляемую в культурных кодах. Возможные варианты эволюции культурных маркеров неравенства изучались в работах Боке, объектом которого становились архаичные общества колонизируемых Западом государств Азии. Результаты исследований позволяют выделить среди цивилизаций сильные и слабые. В сильных цивилизациях культурные детерминанты неравенства также сильны. В слабых цивилизациях социальная структура изменяется в зависимости от конфигурации социальных сил, включая государственную политику. В настоящее время Россия относится к числу слабых цивилизаций, в которых цивилизационные культурные образцы не имеют серьезного влияния на формы и масштабы неравенства.
Добавлено: 3 октября 2013
Препринт
Shkaratan O. I. Научные доклады Лаборатории сравнительного анализа развития постсоциалистических обществ. WP17. Высшая школа экономики, 2010. No. 01.
The discussion of transformation outcomes has become increasingly tense in the recent years and is now challenging contemporary social sciences. Two major approaches can be distinguished today. According to one of them transformation is a linear process and it refers to logical transition from non-market to market economy. Such understanding of social development constitutes the classic theory of modernization (W. Rostow, T. Parsons). Similar lack of alternativeness is also a characteristic of the increasingly popular world-system analysis (I. Wallerstain). Yet it can be argued that institutional structure and value systems, which determine the inner logics of social development, are not so universal in nature. The end of 1990s has seen the rise of new theories of non-European modernity, the variety of capitalisms and the trend towards distinguishing modernization from westernization. These ideas have received much support in developing countries. We too argue that the difference of transformation outcomes in European and Eurasian areas cannot be adequately explained in terms of single-vector deterministic model. The emerging variety of socio-economic development models today can be explained through the inner civilization differences between countries.
Добавлено: 14 февраля 2013