• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 13 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Препринт
Kolosnitsyna M., Khorkina N., Volkov A. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2017. No. WP BRP 11/PSP/2017.
В экономической теории потребление алкоголя рассматривается как аддиктивное и, в некоторых случаях, нерациональное поведение индивида. Оно часто приводит к нежелательным внешним эффектам: росту преступности, числа дорожно-транспортных происшествий, пожаров, домашнего насилия. Поэтому большинство стран, где уровень потребления алкоголя особенно высок, принимают специальные меры, чтобы снизить как его потребление, так и внешние эффекты. В последние годы подобные меры активно внедряются и в России, в их числе – ценовые ограничения и ограничения времени розничной продажи спиртных напитков. В этой статье рассматривается влияние названных мер на показатели преступности. Эмпирическое исследование основано на эконометрическом анализе панельных данных российских регионов за 2003-2015 гг. Результаты подтверждают эффективность временных ограничений розничной торговли как в отношении преступности несовершеннолетних, так и в отношении преступности среди взрослых людей. Однако рост цен на водку в результате увеличения акцизного налога снижает подростковую преступность, но не влияет на показатели взрослой преступности
Добавлено: 19 октября 2017
Препринт
Larionov A. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2017. No. WP BRP 10/PSP/2017.
Исследование направлено на оценку возможностей применения стратегических индикаторов результативности в деятельности Банка России. Представленный подход широко распространен в международной практике и демонстрирует высокую степень эффективности. В настоящий период времени Банк России в качестве стратегического индикатора выбрал размер инфляции. Применение указанного индикатора продемонстрировало существенный потенциал индикативного подхода в отечественной практике. Представленное исследование предполагает расширение указанного подхода на другие сферы деятельности Банка России, отличные от денежно-кредитной политики. В исследовании представлен пример применения указанного подхода в части поддержания стабильности банковской системы
Добавлено: 1 сентября 2017
Препринт
Balaeva O., Yakovlev A. A., Rodionova Y. et al. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2018. No. 20.
Добавлено: 15 декабря 2018
Препринт
Shishkin S., Temnitsky A. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2017
В работе анализируются изменения трудовой мотивации врачей в период реформирования системы оплаты труда, начатого в 2008 году. Реформирование включало переход от фиксированной заработной платы к системе оплаты труда по результатам, а также существенное увеличение размеров заработной платы. Данные шести опросов медицинских работников, проведенных в 2007-2016 годах, были использованы для выявления иерархии мотивов врача к работе и для мониторинга изменений в мотивации в течение рассматриваемого периода времени. Изменения были незначительными, а их направления были скорее противоположными ожидаемому усилению денежной мотивации к труду: важность мотивов зарабатывания денег переместилась с первого места. Доля врачей, желающих работать больше и лучше при условии увязки зарплаты с трудовым вкладом, не увеличилась. Напротив, почти две трети врачей считают, что они работают на высоком уровне качества и результативности. Большинство врачей хотят увеличить не стимулирующую часть зарплаты, а базовую, фиксированную. Врачи, получающие стимулирующие выплаты бонусы за интенсивность, качество и результативность и имеющие более высокую зарплату, хотят, чтобы доля фиксированной части заработной платы была бы выше, чем сейчас. Это четкое указание на ориентацию этого профессиональной группы на усиление защитной функции зарплаты, а не на использование расширившихся возможностей для зарабатывания денег.
Добавлено: 23 июня 2017
Препринт
Jaekel T. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2017. No. WP BRP 09/PSP/2017.
Добавлено: 15 мая 2017
Препринт
Gans-Morse J., Kalgin A., Klimenko A. et al. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2017. No. WP BRP 13/PSP/2017.
Throughout much of the world, corruption in the civil service undermines state capacity, impedes economic development, and saps citizens’ morale. But while its pernicious effects are widely recognized, the roots of corruption remain poorly understood. Whereas most studies on corruption’s origins focus on the incentives bureaucrats face once in office, this study contributes to a line of recently emerging research that considers the role of self-selection of citizens with a propensity for corruption into bureaucracies where corruption is known to be widespread. Drawing on a survey and experimental games conducted with students at an elite university in Moscow, Russia, we compare the attitudinal, behavioral, and demographic traits of students seeking public sector employment to the traits of their peers seeking jobs in the private sector. Contrary to studies conducted in other high-corruption contexts, such as India, we find surprising evidence that students who prefer a public sector career display less willingness to cheat or bribe in experimental games as well as higher levels of altruism. One interpretation of these findings is that corruption in Russia results from the transformation of bureaucrats’ behavior and attitudes after entering the civil service, rather than through a process of corrupt self-selection.
Добавлено: 17 ноября 2017
Препринт
Jaekel T., Borshchevskiy G. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2017. No. WP BRP 07/PSP/2017.
Добавлено: 20 марта 2017
Препринт
Jaekel T. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2017. No. WP BRP 05/PSP/2017.
Добавлено: 9 марта 2017
Препринт
Klimenko A., Kalgin A. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2018. No. 17/PSP/2018.
Добавлено: 10 апреля 2018
Препринт
Pishnyak A., Goriainova A., E.Tochilina. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2017. No. WP BRP 12/PSP/2017.
Статья посвящена выявлению ключевых детерминант развития рынка ассистивных технологий в современной России, а также тенденций, которые предположительно будут определять динамику ситуации на этом рынке в перспективе 10-15 лет. На основании анализа международного опыта исследований и материалов углубленных интервью с российскими экспертами в областях, сопряженных с ассистивными технологиями (производители ассистивов, представители бюро медико-социальной экспертизы, общественных организаций инвалидов, а также политики, занимающиеся вопросами, связанными с социальной поддержкой инвалидов), предлагается следующая классификация ключевых детерминант обсуждаемого рынка: демографические, экономические, политические, социальные, технологические и инфраструктурные. Исследование детерминант и тенденций реализуется в контексте их влияния на спрос и предложение в отношении технических средств реабилитации, с учетом того, что для разных групп населения спрос определяется разными потребностями (от стремления к социальной включенности до желания быть автономным в решении бытовых задач), а предложение одних типов асситивных устройств может оказаться подвержено влиянию факторов, к которым совершенно не чувствительно предложение других технических средств реабилитации. Анализ осуществляется вместе с описанием взаимодействия разных агентов, действующих на рынке АТУ в России, и реализуется в теоретической рамке концепции пяти сил Портера
Добавлено: 2 ноября 2017
Препринт
Kolosnitsyna M., Khorkina N., Lopatina M. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2018. No. WP BRP 21/PSP/2018.
Physical activity is considered today as a leading factor in health and well-being in developed countries. With decreasing levels of alcohol and tobacco consumption, widespread sedentary lifestyles have taken centre stage among the predictors of non-communicable diseases. That is why Russia, along with other countries, has adopted the “Physical activity strategy for the WHO European Region 2016–2025”. Young people are among the target groups of public policy promoting physical activity. This paper investigates physical activity among young people aged 15 to 24 years. The empirical study is based on a descriptive and econometric analysis of micro-data from the Russia Longitudinal Monitoring Survey (RLMS), 2000–2016. The research shows that 50% of young men and 65% of young women do not exercise on a regular basis. Both for men and for women, the probability of physical activity is positively related to their educational level, household income, and residence in capital cities. Negative relations were found between the probability of physical activity and smoking, status of married person, and employed and non-employed status. The results for alcohol consumption, body mass index and self-assessed health are inconclusive for this age group. The results confirm the necessity of better-targeted public policy motivating physical activity in youth. Overall, policy measures motivating young people to take part in physical activity will have a long-term effect. Habits developed in youth often persist into adulthood. The result will be a gain in the health and longevity of the Russian population.
Добавлено: 29 декабря 2018
Препринт
Mironova A. A., Prokofieva L. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2018
Добавлено: 24 ноября 2016
Препринт
Sheiman I., Shevski V. Public and Social Policy. WP BRP Series. НИУ ВШЭ, 2017
Добавлено: 21 марта 2017