• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Глава

Аспекты интерпретации образа карлика в скульптуре пещерных храмов раннесредневековой Индии

С. 53-74.

В данной статье были достаточно тезисно перечислены возможные аспекты прочтения образов карликов в иконографической программе храмов индуизма, буддизма и джайнизма, однако они отнюдь не являются исчерпывающими.

Фигура карлика в индийском искусстве прошла путь от отображения древнейших якш, автохтонного хтонического культа, до представления эзотерических существ тантрических учений. Они играют второстепенную, но немаловажную роль в иконографии. Предписания наставлений для скульпторов далеко не всегда совпадают с реальными изображениями.

Благодаря их строению – с укороченными руками и ногами, данные изображения выглядят как метафора, обладая необходимой долей условности.  Помимо этого в них отображаются многие процессы и изменения в культуре и религии. К примеру, можно проследить внедрение идеологии бхактив религиозное мышление, изменившее отношение к объекту поклонения.

Карликообразность является характерной чертой, прежде всего указывающей на народные корни образов. По сути, образы карликов в скульптуре – фольклорные персонажи, выполняющие фольклорную же функцию «обеспечение отдушины для обеспечения того, что не может быть проговорено»[1]. Их образы выступают как обереги, располагаясь в пограничных пространствах храмов, основной функцией которых является обеспечение процветания. Также на них отчасти перешла роль придворных шутов и театральных актеров, развлекающих божеств своей игрой, плясками, гримасничаньем. Помимо этого, их образы, дополняют эмоциональный микрокосм храма до необходимой полноты, привнося в него необходимую расухасья.

Таким образом, в образе карлика заключено как серьезное, так и юмористическое, как злобное, так и благопожелательное, он и на земле и на небе, он среди богов и среди демонов. Можно было бы говорить об амбивалентности образа карлика в искусстве, однако в них нет противоречия, так как нет четкого деления на добро и зло, хорошее и плохое, правильное и неправильное. Нет противоположностей, есть разные стороны одного феномена и ганы,в обликах которых нет никаких запретов, являются наиболее полноценным отражением этой концепции. Они и самые ярые адепты и попирающие религиозные нормы фигуры.