• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдена 301 публикация
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Ларионова М. В. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2007. № 1. С. 43-58.
Президентство (Председательство) является центральным рычагом в механизме действия международных организаций и объединений. Страны-члены международных институтов вкладывают значительные ресурсы в осуществление задач и функций Президентства. Важное значение, в этой связи, имеет анализ результатов Президентства, который может быть использован в качестве инструмента управления нового типа, содействуя лучшему пониманию влияния, поведения, возможности повышения эффективности института Президентства в различных моделях коллективного управления.
Добавлено: 1 октября 2012
Статья
Лихачева А. Б., Калачигин Г. М. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2018. Т. 13. № 3. С. 52-69.

Вопрос либерализации торговли со странами АТР – один из ключевых в повестке интеграции России и ЕАЭС в торгово-экономические связи в АТР. Однако заключение соглашений о зоне свободной торговли традиционно негативно воспринималось как в России, так и странах-партнерах ЕАЭС в силу превалирующей крайне консервативной торговой политики. Для оценки рисков таких соглашений была проведено исследование, моделирующее ситуацию полной либерализации торговли товарами России с Республикой Корея, Сингапуром, Индией, Японией и Китаем. Страны были выбраны на основе текущих переговорных треков ЕАЭС и анализа российской внешней торговли со странами АТР. Моделирование производилось с помощью модели частичного равновесия, встроенную в программу SMART, которая предоставляется World Integrated Trade Solution.

В работе выделяются ключевые товарные группы, увеличение импорта которых можно ожидать при полной отмене тарифных пошлин с российской стороны (с учетом чувствительных тарифных линий). Кроме того, авторы приходят к выводу, что в таком случае импорт индийской и корейской продукции увеличится примерно на 7,5%, японской – на 7%, сингапурской – на 6,5% от стоимости импорта из данных стран. Моделирование показало увеличение импорта китайской продукции на 8%, однако, в абсолютном выражении данный прирост превышает текущий уровень торговли с Индией и Сингапуром вместе взятых, что подтверждает низкую вероятность запуска переговоров о ЗСТ с Китаем в кратко- и среднесрочном периоде.

Поскольку ЗСТ охватывает не только тарифные меры, но и другие важные аспекты международного торгового регулирования, в статье были представлены результаты анализа уже подписанных и вступивших в силу ЗСТ Китая, Японии, Индии и Республики Корея, а также приложений к ним. Данный анализ позволил выявить устойчивые практики в данной области и определить ключевые переговорные приоритеты стран Азии на текущем этапе. Применительно к России, анализ показал, что перспективные для российского экспорта категории товаров в рассматриваемых странах чаще всего относятся к чувствительным (мясо, злаки, молочная продукция и т.д.) и не подпадают под ЗСТ. В связи с этим по данным товарам и российским ведомствам, и ЕЭК для наращивания экспорта в страны Большой Евразии будет принципиально важно направить максимум усилий на нейтрализацию нетарифных барьеров по данным товарным категориям.

В ходе исследования также было подтверждено, что ЗСТ влекут за собой значительный рост товарооборота между странами или, по крайней мере, замедление его снижения (как в случае ЗСТ Китай – Республика Корея) – в последнем случае по товарам, включенным в ЗСТ падение товарооборота было меньше, чем по «чувствительным». Подтвердилось и то, что подобные соглашения нацелены не только на увеличение взаимной торговли товарами благодаря снижению таможенных тарифов, но и усиление взаимодействия между странами в таких направлениях, как регулирование нетарифных мер, в особенности СФС и ТБТ.

Добавлено: 17 ноября 2017
Статья
Нагорнов В. А., Перфильева О. В. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2010. № 4. С. 60-87.
В статье представлен анализ опыта взаимодействия российских федеральных университетов с региональным сообществом. На примере двух российских федеральных университетов, СФУ и ЮФУ, анализируются формы участия вузов в развитии региона, возможности построения нового уровня взаимоотношений между образовательными учреждениями, властью, бизнесом и обществом в ходе продолжающейся модернизации образования. Особое внимание уделяется общим чертам и существенным различиям моделей интеграции двух федеральных университетов в жизнь регионов, как в региональной, так и международной сопоставительной перспективе. В свете становления сети федеральных университетов в России предлагаются рекомендации по расширению возможностей использования их потенциала для достижения национальных приоритетов регионального развития. Статья подготовлена по итогам анализа социально-экономических эффектов реализации проектов по созданию федеральных университетов в интересах регионов, отраслей, системы образования, реализованной в рамках проекта Министерства образования и науки РФ «Организационно-аналитическое и экспертное сопровождение приоритетного национального проекта «Образование» по мероприятию «Развитие сети федеральных университетов»», осуществленного Национальным фондом подготовки кадров.
Добавлено: 30 сентября 2012
Статья
Ларионова М. В. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2016. Т. 11. № 1. С. 126-152.
Добавлено: 1 декабря 2015
Статья
Ларионова М. В., Рахмангулов М. Р. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2011. № 1. С. 41-64.

Данная статья представляет оценку «Группы восьми» и «Группы двадцати» в рамках общей парадигмы, основанной на функциональном анализе. Этот подход позволяет сравнить два института по трём группам индикаторов: реализация функций глобального управления, включая подотчётность и исполнение обязательств; вклад в глобальную повестку дня и взаимодействие с другими международными институтами. В статье приводится описание методологии, основные результаты и выводы по каждой из групп индикаторов. Таким образом, исследование вносит вклад в построение поддающейся количественному анализу базы данных для оценки эффективности «восьмёрки» и «двадцатки» и формирование прогноза об их роли в будущем.

Добавлено: 4 октября 2012
Статья
Ларионова М. В., Рахмангулов М. Р. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2011. № 1. С. 41-64.
Данная статья представляет оценку «Группы восьми» и «Группы двадцати» в рамках общей парадигмы, основанной на функциональном анализе. Этот подход позволяет сравнить два института по трём группам индикаторов: реализация функций глобального управления, включая подотчётность и исполнение обязательств; вклад в глобальную повестку дня и взаимодействие с другими международными институтами. В статье приводится описание методологии, основные результаты и выводы по каждой из групп индикаторов. Таким образом, исследование вносит вклад в построение поддающейся количественному анализу базы данных для оценки эффективности «восьмёрки» и «двадцатки» и формирование прогноза об их роли в будущем.
Добавлено: 28 сентября 2012
Статья
Мешкова Т. А., Киселев В. Н., Шадрикова А. П. и др. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2010. № 1. С. 11-26.
В статье анализируются концептуальные основы Инновационной стратегии ОЭСР. В частности, дается определение инноваций, выявляются основные факторы, влияющие на инновационную политику и развитие международного сотрудничества в инновационной сфере, а также описываются основные направления работы по подготовке Инновационной стратегии ОЭСР. Особое внимание уделено актуальности Инновационной стратегии для России. В статье также представлены переводы Промежуточного доклада по Инновационной стратегии ОЭСР и Политических Принципов Инновационной Стратегии ОЭСР.
Добавлено: 28 сентября 2012
Статья
Михневич С. В. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2014. Т. 9. № 2. С. 95-129.

В статье рассматриваются основные направления политики «мягкой силы» Китая. В целях проведения комплексного анализа выделено семь основных направлений политики «мягкой силы»: распространение и популяризация языка; продвижение традиционной и современной культуры; расширение образовательных контактов; развитие экономических связей и научно-техническое сотрудничество; содействие между­народному развитию; развитие общественной дипломатии; поддержка соотечественников.

При анализе отдельных направлений политики рассмотрены основные механизмы и инструменты их имплементации, особенности функционирования, показатели эффективности, существующие норма­тивные документы. Отмечены имеющиеся достижения и существующие сложности в их применении.

Ключевым инструментом распространения китайского языка является создание сети специализи­рованных организаций – Институтов Конфуция.

Популяризация традиционной культуры преимущественно осуществляется посредством создания за рубежом китайских культурных центров и проведения регулярных культурных мероприятий, вклю­чающих годы, месяцы, недели и дни китайской культуры. При этом современная китайская культура в настоящее время востребована преимущественно в самом Китае.

КНР активно развивает образовательные контакты с зарубежными государствами, привлекая все большее число студентов – в 2013 г. их численность достигла 360–370 тыс. Этому способствует суще­ственное улучшение качества китайского образования, наличие удобных механизмов поступления в вузы и колледжи, а также значительное число грантовых программ.

Залогом успеха в распространении китайской «мягкой силы» является развитие экономического со­трудничества между Китаем и зарубежными странами. Для налаживания новых и укрепления старых контактов Китай активно использует конгрессно-выставочную деятельность. Важную роль также играет активная инвестиционная политика Китая, только в 2012 г. инвестировавшего в зарубежные проекты более 87,8 млрд долл. Кроме того, все большее значение приобретает заключение масштабных своповых соглашений.

В рамках содействия международному развитию Китай предоставляет значительные объемы фи­нансовой помощи. Несмотря на участие в многосторонних механизмах, Китай предпочитает предостав­лять помощь в рамках двусторонних соглашений, условия которых содержатся в закрытом доступе.

Общественная дипломатия Китая наряду с традиционными визитами известных персон обладает рядом уникальных механизмов. К ним, в частности, относятся «дипломатия панд» и кризисная диплома­тия.

В целях поддержки контактов с китайской диаспорой в КНР создана развитая нормативная право­вая база, а также учреждены государственные институции, обладающие широкими полномочиями.

Вместе с тем, несмотря на наличие определенных успехов, политика «мягкой силы» Китая сталки­вается с существенными сложностями, ограничивающими возможности КНР в использовании ее в каче­стве эффективного элемента своей внешнеполитической стратегии.

Добавлено: 30 сентября 2015
Статья
Ларионова М. В., Сафонкина Е. А. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2018. Т. 13. № 4. С. 96-121.

Принятые в 2015 году Цели устойчивого развития (ЦУР) до 2030 года являются мировым ориентиром для развитых и развивающихся государств в выработке национальной политики и осуществлении международного сотрудничества с целью совместной борьбы с глобальными вызовами. ЦУР опираются на результаты работы всех участников глобального партнерства в целях развития, основы которого были заложены ООН еще в XX веке. Статья посвящена эволюцию системы международного сотрудничества в целях развития, складывавшейся в рамках ООН, в период с 1946 по 2000 год (год принятия Декларации тысячелетия). Исследование опирается на анализ текстов резолюций и официальных отчетов ключевых органов ООН, прежде всего, Генеральной Ассамблеи и Экономического и Социального Совета ООН (ЭКОСОС). Контент анализ записей прений позволяет выявить официальные позиции делегаций, интересы и противоречия, скрывающиеся за сухими формулировками резолюций.  Четыре десятилетия развития завершились принятием Декларации тысячелетия ООН. На каждом из этапов эволюции системы были достижения и проблемы. С первых сессий ГА и ЭКОСОС формировались основные принципы, механизмы и направления сотрудничества. Уже в конце 1940-х начался процесс создания инструментов содействия развитию. Созданы Всемирная организация здравоохранения, Детский фонд ООН, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, Расширенная программа технической помощи, региональные экономические комиссии, Специальный Фонд ООН. На первом этапе становления инструментов сотрудничества для развития утвердилась монополия доллара. Значительное место в резолюциях о развитии занимали вопросы развития мирового рынка, улучшения условий торговли для развития. В 1960 г. впервые сформулирована задача увеличения предоставления международной помощи и капитала до 1 процента национального дохода экономически развитых стран. Период 1961-1970 гг. ознаменовался принятием Программы международного экономического сотрудничества – первой «Декады развития» ООН и Мировой продовольственной программы, созданием ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) и ПРООН, разработкой Международной стратегии развития на второе Десятилетие развития ООН. В связи с задачей решения проблемы роста задолженности и обеспечения международной ликвидности в повестку дня вошли вопросы реформы международной валютной системы.  Ключевые события второго десятилетия включают постепенную интеграцию проблем развития и окружающей среды; усилия по преодолению международного валютного кризиса, обеспечению ликвидности, облегчению нарастающего бремени задолженности развивающихся стран; рост целевых заданий по Программе развития ООН, Мировой продовольственной программе и специальным фондам; решения о разработке и принятии Хартии экономических прав и обязанностей государств; усилия по реализации принципа дифференцированного отношения к развивающимся странам в рамках ГАТТ; подготовку и принятие Международной стратегии на третье десятилетие развития ООН; неудачную попытку запуска глобальных переговоров по перестройке международной экономической системы.  Третье десятилетие знаменательно усилиями по укреплению научно-технического, промышленного потенциала, развитию энергетических ресурсов развивающихся стран, принятием Глобальной стратегии обеспечения здоровья для всех к 2000 году, принятием Декларации о праве на развитие, подготовкой и принятием Международной стратегии развития на четвертое Десятилетие развития. Достижением стала переориентации сотрудничества в сторону моделей устойчивого развития. Замедление темпов экономического роста, неустойчивость валют, усиление протекционизма, структурные диспропорции в мировой экономике требовали системного решения по реформе международной валютной системы, однако глобальные переговоры зашли в тупик, поскольку позиция «семерки» о гарантии независимости специализированных учреждений создавала непреодолимое препятствие в поиске комплексных решений перестройки международных экономических отношений. Этот подход определил ригидность системы на долгие годы и ее неспособность предотвратить кризисы 1998 и 2008 гг. В четвертом десятилетии важнейшими вехами в сотрудничестве для развития стало принятие 20 июня 1997 года Повестки дня для развития и Декларации тысячелетия Организации Объединенных Наций. Таким образом, во второй половине XX века международное сообщество прошло длинный путь формирования сотрудничества для развития. ООН стала колыбелью и двигателем этого процесса, основным фактором его успеха. Безусловные достижения пятидесяти пяти лет коллективных усилий включают последовательную консолидацию программного фундамента сотрудничества от первой Декады развития к Целям развития тысячелетия; совершенствование инструментов обзора и оценки результатов программ; интеграцию вопросов развития и окружающей среды; а также создание ключевых инструментов и рост финансирования для развития. Задача по формированию внешних условий развития на основе перестройки международной экономической системы с учетом интересов развивающихся стран не была реализована. Системные проблемы международной валютной и торговой системы остались в наследство XXI веку. 

Добавлено: 12 сентября 2018
Статья
Изотов В. С., Мешкова Т. А., Теплов А. С. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2020. Т. 15. № 3. С. 129-152.

В работе проведено комплексное исследование различных аспектов финансовой интеграции Евразийского экономического союза (ЕАЭС) на современном этапе развития. С точки зрения интересов России и с учетом её председательства в ЕАЭС в 2018 г. анализируются как возможности и перспективы, так риски и ограничения. Авторы приходят к выводу о необходимости дальнейшего углубление финансовой интеграции, которая способна дать мощный системный эффект и достичь нескольких взаимосвязанных целей, в том числе, придать новый импульс евразийской интеграции и преодолеть относительную стагнацию вследствие исчерпания естественных интеграционных эффектов «стартового этапа» ЕАЭС. При этом авторы исходят из положения о совпадающих интересах (в абсолютном большинстве случаев) всех стран Союза в финансовом интеграционном сегменте. Подчеркивается, что успех евразийского проекта может обеспечить многосторонний подход с акцентом на согласованные действия, в результате которых выгоды от финансовой интеграции получают все участники ЕАЭС как по отдельности, так и вместе взятые.

В статье проведен глубокий анализ нормативных документов Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), дано сопоставление по ряду параметров финансовой интеграции с другими интеграционными объединениями (ЕС, АСЕАН). С учетом полученных данных рекомендуются наиболее перспективные направления финансовой интеграции в среднесрочной перспективе, с учетом обязательств стран ЕАЭС. Перечень приоритетных мерпо развитию интеграционного сотрудничества в области создания единого финансового рынка представлен в двух измерениях - наднациональном (для ЕАЭС) и государственном (для России). Статья написана в рамках проекта «Анализ перспективных направлений развития евразийской интеграции с учетом стратегических задач социально-экономического развития Российской Федерации и задач российского председательства в ЕАЭС в 2018 году», выполняемого в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2018 г.

Добавлено: 27 января 2021
Статья
Джагитян Э. П. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2019. Т. 14. № 2. С. 245-274.

Посткризисные преобразования в сфере международного банковского регулирования, известные как Базель III, оставляют нерешенным ряд институциональных аспектов реформы, что ставит под сомнение эффективность функции международного финансового посредничества для обеспечения устойчивого экономического роста. С другой стороны, отсутствие перспектив внедрения стандартов Базеля III в глобальном масштабе на фоне интернационализации банковской деятельности является одной из главных причин регулятивных асимметрий, которые трудно разрешить на национальном уровне. В этих условиях сближение национальных механизмов банковского регулирования и формирование региональной регулятивной конструкции – одна из центральных задач правительств и регуляторов по защите банковских секторов от системных рисков, о чем свидетельствует единый надзорный механизм в странах еврозоны.

Укрепление стрессоустойчивости банковских секторов ЕАЭС и активное вовлечение банков в орбиту задач евразийской экономической интеграции потребуют формирования региональной системы банковского регулирования и надзора. Вместе с тем, поскольку разнорежимность национальных регулятивных механизмов может препятствовать формированию механизма евразийского регулирования банковской сферы в отсутствие наднациональных институтов регулирования, запуск регулятивного механизма в ЕАЭС зависит от того, будет ли формат «мини-Базель III», согласованный государствами – членами ЕАЭС в качестве методологического ядра регионализации и наднационализации, способствовать разрешению регулятивной трилеммы между возможностями, востребованностью и потенциалом наднационализации.

Институциональный аспект «мини-Базеля III» объективно сопряжен с вопросом полноформатности будущего наднационального органа по регулированию финансового рынка ЕАЭС, однако издержки сближения могут превысить преимущества моноинституциональной архитектуры регулирования вследствие реальных и неявных рисков разнорежимности национальных моделей регулирования. В этой связи мы рассматриваем альтернативные сценарии формирования механизма банковского регулирования в ЕАЭС, которые могут быть востребованы с точки зрения оптимизации логистики регулирования и алгоритмов сближения его национальных механизмов. На основе систематизации преимуществ и рисков каждого из сценариев и сравнительного анализа их состоятельности по обеспечению континуума функции финансового посредничества и достижения финансовой стабильности в ЕАЭС мы пришли к выводу об отсутствии в настоящее время каких-либо приоритетных путей формирования наднациональной регулятивной архитектуры в ЕАЭС. Вместе с тем интеграционным ориентиром сближения и ориентиром наднационализации могло бы стать сходство структуры национальных банковских секторов и выбор наименее затратного сценария, но при условии дополнения предполагаемого наднационального органа по регулированию финансового рынка ЕАЭС органом по координации процесса регулятивного сближения.

Добавлено: 28 августа 2018
Статья
Заварыкина Л. В., Кичина И. В., Нагорнов В. А. и др. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2013. № 1. С. 163-198.

В статье представлены основные результаты комплексного исследования по оценке роли Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова в инновационном, научно-образовательном и социо-культурном развитии территории ДВФО. Материал синтезирует результаты кабинетного и полевого этапов исследования, в том числе: анализа основных показателей социально-экономического развития регионов Дальневосточного федерального округа; анализа документов стратегического развития ДВФО и его отдельных регионов; самообследования структурных подразделений СВФУ на предмет учета в их работе потребностей социально-экономического и инновационного развития территории; экспертных опросов сотрудников и учащихся университета, а также внешних по отношению к университету стейкхолдеров как на уровне города и республики, так и других регионов ДВФО. Исследование показало, что вклад университета в решение задач социально-экономического развития территории округа в большей степени отмечается на уровне города Якутск, Республики Саха (Якутия) и регионов СВ РФ. Раскрытию потенциала СВФУ в содействии развитию других регионов ДВФО будет способствовать более широкая стратегия дальнейшего позиционирования университета как центра инновационного развития Дальнего Востока. На высокие возможности университета в этом указывают и внешние эксперты, и сотрудники университета. А проведенный анализ еще не решенных проблем и задач социально-экономического развития территории подтверждает необходимость разработки СВФУ такой стратегии, которая совмещала бы в себе меры и мероприятия со стороны университета, направленные на продолжение работы со своим ближним кругом и на укрепление своего потенциала влияния на другие регионы Дальнего Востока. Для реализации такой стратегии СВФУ располагает необходимыми ресурсами. Основные трудности при этом, как представляется, могут быть связаны с ограниченными человеческими ресурсами. Однако при приоритезации основных направлений работы этот сдерживающий фактор возможно преодолеть за счет развития сетевого взаимодействия с другими научно-образовательными центрами рассматриваемой территории. Исследование проведено в рамках проекта «Анализ роли СВФУ в развитии территории на основе методики ОЭСР, адаптированной для российских вузов, с целью выработки предложений по оценке потенциала СВФУ для формирования научнообоснованных рекомендаций по позиционированию и усилению влияния университета в инновационном, научно-образовательном и социо-культурном развитии территории», выполняемого в рамках договора № 1537-09/12 от 24.09.2012 г., реализованного в 2012 году Институтом международных организаций и международного сотрудничества НИУ ВШЭ совместно с Институтом перспективных технологий в образовании СВФУ. Полевой этап исследования был проведен при высоко профессиональной поддержке социологов Северо-Восточного федерального университета. Особую благодарность хотелось бы выразить д.соц.н., профессору, руководителю кафедры социологии и управления персоналом Финансово-экономического института (ФЭИ) СВФУ Ульяне Семеновне Борисовой, к.с.н., заместителю директора инновационного технопарка Арктического инновационного центра СВФУ Ларисе Юрьевне Писаревой, профессору кафедры экономики труда и социальных отношений ФЭИ СВФУ Раисе Ариановне Кузьминой и доценту кафедры социологии управления персоналом ФЭИ СВФУ Людмиле Николаевне Поповой.

Добавлено: 24 июля 2013
Статья
Кулагин В. А., Мельникова С. И., Галкина А. А. и др. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2016. Т. 11. № 1. С. 28-47.
Добавлено: 27 июня 2016
Статья
Киртон Дж. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2008. № 4. С. 11-38.

В статье рассматривается подход Японии к проведению саммита "Группы восьми". Автор дает прогноз итогов саммита "Группы восьми" 2008 г., на основе анализа истории участия Японии в клубе, сочетания таких факторов как внешние глобальные кризисы и внутри политические события в странах "Группы восьми" и странах - участницах расширенного диалога. Автор уделяет большое внимание повестке дня и приоритетам председательства Японии, которая была сформулирована в течение подготовительного периода. Главными темами саммита "Группы восьми" 2008 года стали охрана окружающей среды, развитие Африки, мировая экономика, интеллектуальные права, ядерная безопасность и нераспространение. Автор анализирует ход подготовительного процесса, включающего цикл встреч министров, шерп, а также двусторонние визиты лидеров стран "Восьмерки". В статье рассматриваются факторы потенциального успеха саммита. Эти факторы включают террористические угрозы, расширяющиеся финансовый и продовольственный кризисы, экологический и энергетический шоки, несостоятельность многосторонних организаций. По мнению автора, спровоцированные сочетанием внешних глобальных шоков уравнивающиеся возможности стран-членов "Группы восьми" могут способствовать достижению успеха саммита. Автор также полагает, что успех саммита может быть определен такими факторами, как широкий круг участников, необходимость решать недавно возникшие проблемы, преемственность между глобальными вызовами, долговременными приоритетами "Группы восьми", а также повесткой саммита.

Добавлено: 20 сентября 2012
Статья
Ларионова М. В., Рахмангулов М. Р. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2010. № 2. С. 21-51.
В статье анализируется деятельность «Группы восьми» и «Группы двадцати» в области содействия международному развитию. На основе специальной базы данных обязательств «Группы восьми», принятых на саммитах с 1975 по 2009 г., и «Группы двадцати» с момента первого саммита в 2008 г. оценивается место СМР в повестке дня институтов и их способность оперативно реагировать на изменение приоритетов глобальной повестки дня в сфере развития. На примере содействия развитию анализируются возможности взаимодействия «восьмерки» и «двадцатки» и «разделение труда» между ними. В свете предстоящего председательства России в «Группе восьми» в 2014 г. даются рекомендации по возможным приоритетам председательства и использованию возможностей «восьмерки» для продвижения национальных интересов РФ в области содействия развитию.
Добавлено: 28 сентября 2012
Статья
Барабанов О. Н. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2008. № 4. С. 39-40.
Имеющаяся статистика повестки дня саммитов «Большой Восьмерки» показывает все увеличивающееся число общеполитических вопросов, выносимых на обсуждение лидеров «Восьмерки». В последнее время политические вопросы по своей численности превалируют над экономическими и социальными на заседаниях «Восьмерки». В то же время сохраняется достаточно устойчивый стереотип, что главной целью «Восьмерки» остаются отнюдь не политические, а экономические проблемы. Так было изначально в работе Группы, а после возникновения движения антиглобалистов, в деятельности «Восьмерки» столь же важное место стали занимать проблемы политики развития и выравнивания социального положения в мире между развитыми и развивающимися странами. Дополнительный фактор, который повлияет на обсуждение политических вопросов в рамках встречи «Группы восьми» сейчас, это фактор «новичков» - вновь избранных лидеров и того, как они поведут себя на саммите. К их числу сейчас относится и новый российский президент Дмитрий Медведев. И поскольку очевидно, что при любом «разделении труда» между ним и премьер-министром страны во внутренней политике, внешняя политика, ее стратегическое формулирование, и конституционно, и de facto, остается персональной задачей президента России. Поэтому весьма продуктивным для экспертного сообщества России является вопрос о выработке своего рода «повестки дня» для Медведева, или, как уже начало звучать в прессе, «миссии Медведева».
Добавлено: 30 сентября 2012
Статья
Королев А. С., Шумкова В. А. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2018. Т. 13. № 3. С. 70-81.

В данной статье авторы анализируют текущее состояние и перспективы интеграционных объединений и форматов многостороннего экономического сотрудничества с точки зрения реализации инициативы Всеобъемлющего евразийского партнерства. Рассматривается роль этой инициативы как инструмента российской политики и дается оценка ее потенциалу для укрепления международного сотрудничества в Евразии. В частности, анализируются возможности гармонизации ключевых проектов и инициатив в рамках идеи соразвития государств континента. В работе изучается потенциал крупнейших многосторонних форматов в Евразии как в экономической сфере – Всеобъемлющего регионального экономического партнерства (ВРЭП), «Одного пояса – одного пути» (ОПОП), Евразийского экономического союза (ЕАЭС), так и в сфере безопасности – Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), многосторонних инициатив Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и других форматов.

Особый акцент в работе делается на возможности подключения России к многосторонним экономическим проектам и инициативам в сфере безопасности в Евразии с точки зрения продвижения стратегических интересов, а также реализации потенциала ЕАЭС и ШОС как структурных опор институциональной среды Большой Евразии.

Авторы приходят к выводу, что нынешнее состояние региональных институтов как в сфере экономики, так и в области безопасности не в полной мере соответствует российским интересам. В экономической сфере Большой Евразии наблюдается институциональная перегруженность, вызванная существованием ряда параллельно развивающихся интеграционных инициатив и механизмов экономического сотрудничества. В сфере безопасности, напротив, наблюдается дефицит развитой инклюзивной институциональной базы. Исходя из этого, делается вывод, что усиление ЕАЭС как институционального ядра Большой Евразии может стать основой для формирования сбалансированного нормативного мега-пространства. Однако относительно небольшой совокупный экономический потенциал государств-участников Союза не позволяет ЕАЭС быть крупнейшим экономическим полюсом и ведущим центром развития многосторонних институтов в Большой Евразии. Авторы предполагают, что выходом из этого противоречия могло бы стать развитие Всеобъемлющего евразийского партнерства в сторону сопряжения ЕАЭС и ВРЭП – крупнейшего формата выработки правил международной экономической жизни в Азии как с целью обеспечения российских интересов, так и для укрепления международного сотрудничества.

Добавлено: 29 мая 2018
Статья
Портанский А. П., Судакова Ю. М., Ларионов А. В. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2020. Т. 15. № 2. С. 191-212.

В статье рассматриваются различные подходы, позволяющие спрогнозировать начало нового мирового финансового кризиса. К концу 2019 г. значительная часть аналитических агентств, а также прогнозы международных организаций свидетельствовали о высокой степени вероятности начала нового мирового финансового кризиса в 2020 – начале 2021 гг. Систематизируются основные прогнозы аналитических агентств в отношении роста мировой экономики, а также рассматриваются различные теоретические концепции, применение которых позволяет выявить симптомы надвигающегося мирового финансового кризиса. В конечном счете исследование предлагает возможность минимизации негативного воздействия от кризисных явлений для России. В связи с начавшейся весной 2020 г. пандемией коронавируса сделаны предварительные оценки вероятного ущерба для мировой экономики и перспектив ее восстановления.

Добавлено: 18 августа 2020
Статья
Ларионова М. В., Рахмангулов М. Р., Сафонкина Е. А. и др. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2013. Т. 8. № 4. С. 122-179.

В статье представлен анализ результатов председательства России в «Группе двадцати» в 2013 году. Анализ осуществлен на основе модели обеспечения баланса внешних условий и национальных приоритетов страны-председателя для формирования предложений к повестке дня в неформальных институтах («модель спрос-предложение»).Данных подход позволяет проследить, насколько председательству удалось обеспечить: 1) высокую степень отражения в повестке дня председательства и решений саммита ключевых проблем глобального управления; 2) сбалансированность в приоритетах председательства национальных интересов и интересов партнеров, 3) максимальное использование сложившегося потенциала института; 4) соответствия роли, выбранной страной-председателем (организатора, посредника, политического лидера, национального представителя) внешним условиям и внутренним обстоятельствам. 

С 1 декабря 2012 года Россия приняла на себя обязанность и ответственность по координации работы «Группы двадцати» в качестве страны-председателя этого ведущего форума международного экономического сотрудничества. Пятый год своей работы «двадцатка» встретила в условиях «двухскоростного восстановления», которое к марту 2013 года стало «трехскоростным». Неуверенный и недостаточный рост мировой экономики, сохраняющиеся дисбалансы и риски ухудшения экономических показателей требовали концентрации усилий «форума крупнейших экономик мира на разработке мер по ключевым экономическим и финансовым проблемам, от которых зависит экономический рост и создание рабочих мест во всех странах мира» (Российское председательство в «Группе двадцати», 2013b). Эти приоритеты составили ядро Концепции председательства Российской Федерации, направленной на обеспечение устойчивого глобального роста и восстановления доверия между различными элементами мировой экономики, как основной  задачи глобального управления, в соответствии с миссией и потенциалом «Группы двадцати».

Оставаясь в рамках ядра экономических и финансовых вопросов, «двадцатка» начала работу по поиску совместных решений по преодолению таких рисков, как увеличение неравенства доходов населения, хроническая неспособность в достаточной мере инвестировать, развивать и обеспечивать безопасность инфраструктуры, непредвиденные последствия регулирования.

Как показывает анализ решений «двадцатки» по основным приоритетам, в рамках российского председательства удалось обеспечить высокую степень отражения в повестке дня «двадцатки» и решениях саммита ключевых проблем глобального управления; баланс национальных приоритетов и приоритетов стран-партнеров по институту и использование сложившегося потенциала института. Выбор роли страны - председателя по конкретным приоритетам определялся сочетанием внешних условий и внутренних обстоятельств. Так, высокая степень остроты проблемы для всех участников определила запрос на выполнение председателем роли лидера при включении в повестку дня экономического форума и обсуждении возможностей мирного разрешения конфликта в Сирии. По занятости и социальной политике российское председательство, сочетая роли организатора и политического лидера, сумело вывести диалог на новый уровень качества.

Важным фактором успеха при обсуждении и принятии комплексного плана действий по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и перемещению прибыли стала способность ОЭСР взять на себя ответственность по выработке проекта плана. При экспертном лидерстве ОЭСР, высокой степени остроты данной проблемы для всех участников, глубокой проработке вопросов, российское председательство сконцентрировалось на роли организатора.

По приоритетной для России и многих партнеров по «двадцатке»теме стимулирования долгосрочных инвестиций российскому председательству удалось за короткий период консолидировать усилия международных институтов. В работе по данному направлению, как и по сфере финансового регулирования, российское председательство успешно сочетало роль представителя национальных интересов с ролью организатора.

При разработке новой стратегии развития наиболее продуктивным оказался выбор роли посредника и организатора, в результате российское председательство сумело обеспечить согласование новой основы для сотрудничества «двадцатки» по развитию.

В части касающейся повышения уровня прозрачности, легитимности и эффективности сильной стороной председательства стала активная работа с международными организациями и социальными партнерами и использование их экспертного потенциала. Продолжилась линия по укреплению системы институтов самой «двадцатки»: развитие новых механизмов координации и усиление отчетности по принятым решениям.

В рамках российского председательства «Группа двадцати» подтвердила свою значимость как ведущего форума экономического сотрудничества. Сделав «акцент на восстановлении уверенного и всеобъемлющего роста и уровня занятости при одновременном обеспечении фискальной устойчивости», лидеры впервые подчеркнули, что во главе угла повестки дня роста должно стоять благополучие граждан. Это важный итог пяти лет работы «двадцатки», и возможно начало нового качества сотрудничества.

Добавлено: 12 ноября 2013
Статья
Железов Б. В. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2010. № 1. С. 51-62.
Статья рассматривает основные итоги международного сравнительного исследования по политике признания результатов неформального и информального образования в странах-членах и странах-партнерах ОЭСР, осуществленного Комитетом по образовательной политике Директората по образованию ОЭСР в период с 2006 по 2008 г. Автор анализирует складывающиеся национальные практики признания результатов неформального и информального образования в 22 странах, принявших участие в исследовании, сопоставляет достижения и проблемы на пути реализации данного направления политики, оценивает роль институтов формального образования в данном процессе, на основании проведенного анализа предлагает типологию моделей признания НИО в разных странах.
Добавлено: 28 сентября 2012
Статья
Кичина И. В. Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2014. Т. 9. № 1. С. 150-166.

 

Необходимость развития международного сотрудничества для повышения конкурентоспособности российской науки и образования все чаще подчеркивается в российских стратегических документах. Эффективность партнерства определяется тем, насколько действия страны и используемые ресурсы (международные соглашения, программы, институты) отвечают ее приоритетам и позволяют достичь поставленных внутренних и внешних целей. В статье представлен анализ двусторонних и многосторонних (в том числе заключенных в рамках членства в международных организациях и объединениях) международных соглашений, а также инструментов реализации партнерства в области образования и науки. Международные соглашения и инструменты рассматриваются с точки зрения их потенциала для достижения таких стратегических задач как повышение качества научных разработок и образования, развитие экспорта российских образовательных услуг. При написании статьи была использована база данных международных соглашений в области образования, культуры, науки и техники, сформированная в июле 2013 года в рамках совместного исследования Института международных организаций и международного сотрудничества и Национального фонда подготовки кадров. Результаты анализа позволили выявить, что международные соглашения не в полной мере соответствуют приоритетным задачам страны в области науки и образования. Кроме того, ряд ключевых направлений сотрудничества нуждается в обеспечении необходимыми инструментами развития партнерства. В заключении делается вывод о необходимости создания инструментов координации (национальной стратегии интернационализации или международного сотрудничества в области науки и образования и др.), которые могут способствовать гармонизации целей, задач, показателей и действий страны в области международного сотрудничества.

Добавлено: 24 марта 2014