• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 96 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Сонина Ю.В., Колосницына М. Г. Демографическое обозрение. 2015. № 2. С. 37-53.

Старение населения заставляет исследователей всего мира все глубже изучать вопросы экономической активности пенсионеров. В России в последние годы занятость людей пенсионного возраста значительно возросла при практически неизменном значении этого показателя для населения в основном трудоспособном возрасте. Этот факт требует объяснений. Выявить основные тенденции занятости пенсионеров позволяет анализ микроэкономических данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ) НИУ ВШЭ. В статье на основе данных Росстата и РМЭЗ НИУ ВШЭ прослеживается динамика занятости людей после достижения стандартного пенсионного возраста (55 лет для женщин и 60 - для мужчин) до 70 лет. Показано, что в 2002-2013 гг. возросла занятость пенсионеров всех возрастов, но по абсолютному приросту в уровне занятости лидируют женщины в возрасте 60-64 года. В статье также исследуются основные характеристики занятости пенсионеров. На основе анализа микроэкономических данных РМЭЗ НИУ ВШЭ показано, что среди всех работающих пенсионеров за рассматриваемый период выросла доля тех, кто работает в образовании, здравоохранении, науке, ЖКХ, МВД и ВПК (секторах экономики с преобладающей ролью государства). Поэтому основные траектории занятости в пенсионном возрасте – либо продолжение работы в этих сферах деятельности, либо смена работы, зачастую предполагающая занятость на должностной позиции, не требующей высокого уровня квалификации и официального оформления трудоустройства. В отличие от развитых стран, в России наблюдавшийся за последние годы рост экономической активности пенсионеров не был связан с повышением гибкости рынка труда. Ни доля самозанятых, ни доля частично занятых пенсионеров за рассматриваемый период не выросли

Добавлено: 15 декабря 2015
Статья
Евгений Андреев Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 2. С. 103-142.

Более половины умерших в России в 2011-2014 гг. были подвергнуты патологоанатомической или судебно-медицинской аутопсии, из них в 3,8% случаев причина смерти не была определена. Произведено более 147 тыс. безрезультативных вскрытий, оставивших причину смерти неустановленной. Большое число случаев не позволяет объяснить данный итог состоянием тел умерших в момент вскрытия. Еще 161 тыс. смертей (4,1% вскрытий) были классифицированы как повреждение с неустановленным намерением. В статье предпринята попытка найти рациональное объяснение высокой доли неопределенных заключений о причине смерти, полученных в результате аутопсии. Анализ на макроуровне (субъекты Федерации) с привлечением факторного анализа и методов кластеризации сочетается в статье с анализом на микроуровне (анонимные индивидуальные записи) с использованием мультиноминальной логистической регрессии. Статья целиком основана на данных российской государственной статистики. Обнаружены существенные межрегиональные различия в практике определения причины смерти на основе аутопсии. Практика диагностики внешних причин также сильно различается по регионам. При этом в регионах, где выше доля неустановленных причин, выше и доля повреждений с неустановленными намерениями. Эти различия не связанны с особенностями смертности населения региона. Проделанный анализ позволил предположить, что частота случаев, когда по итогам вскрытия причина смерти остается неустановленной, связана с отсутствием стимулов к уточнению причины смерти после выдачи предварительного свидетельства о смерти. Кроме того, существующая система взаимоотношений между бюро судебно-медицинской экспертизы и правоохранительными органами не предусматривает ознакомление судмедэксперта с окончательными выводами дознавателя о внешней причине смерти. Число судебно-медицинских вскрытий умерших от болезней с 2011 по 2014 г. выросло на 20%, но возникают сомнения, что полученная по итогам вскрытий информация эффективно используется системой здравоохранения.

Добавлено: 13 октября 2016
Статья
Митрофанова Е. С., Артамонова А. В. Демографическое обозрение. 2015. Т. 2. № 4. С. 77-110.

На данных двух репрезентативных для России обследований, «Человек, Семья, Общество» (использовалось для основного анализа) и «РЛМЗ» (использовалось для дескриптивного анализа), были исследованы жизненные пути российских мужчин, проходивших и не проходивших военную службу по призыву. Сравнивались возрасты и последовательности наступления первых социо-экономических (работа, образование, отделение от родителей) и демографических (брак, партнерство, ребенок) событий и социо-демографические портреты служивших и не служивших мужчин к возрасту 15 лет и на момент проведения обследования (2013 г.).

Сравнение «портретов» служивших и не служивших в армии мужчин показывает, что механизм отбора в армию изменился. Если раньше единственным различием между служившими и не служившими было состояние здоровья, то в современной России в армию идут, в основном, те, кто не может избежать этого - дети родителей с более низким социальным положением на момент социализации ребенка (без высшего образования, не на высоких должностных позициях). Мужчины, прошедшие срочную службу, чаще живут отдельно, нежели те, кто не служил. Среди них высока доля работающих, в то время как среди не служивших выше доля учащихся. Анализ наступления событий показал, что для тех, кто прошел службу в армии, переход во взрослую жизнь начинается раньше и проходит интенсивнее. К 35 годам мужчины, служившие в армии, имеют больше событий всех типов, особенно – демографических. 

Добавлено: 1 декабря 2015
Статья
Мкртчян Н. В. Демографическое обозрение. 2020. Т. 7. № 1. С. 83-99.

Статистика долговременной внутренней миграции в 2011 г. претерпела серьезные изменения, связанные с включением в число мигрантов лиц, зарегистрированных не только по месту жительства, но и по месту пребывания на срок 9 месяцев и более. Эти изменения привели к резкому увеличению числа учтенных мигрантов, изменению структурных характеристик потоков. В результате изменения методики учета, сразу после окончания срока регистрации мигрант автоматически считается выбывшим в обратном направлении. В статье проанализированы последствия появления в статистике внутристрановой миграции новой категории – «возвратившиеся после временного отсутствия», выявлены связанные с этим проблемы оценки масштабов миграции, ее направлений, влияния миграции на численность населения отдельных территорий страны. Кроме того, показано, что текущая методика статистического учета искажает структурные характеристики миграции, наиболее сильно в молодых возрастах.

Добавлено: 23 мая 2020
Статья
Бирюкова С. С., Тындик А. О. Демографическое обозрение. 2014. Т. 1. № 3. С. 33-64.

В статье рассматривается теснота связи между двумя событиями в жизни российских женщин: зачатием ребенка и регистрацией брака. На базе дезагрегированных данных текущей статистики населения о регистрации рождений, взятых по нескольким субъектам Российской Федерации за 2010 г., проанализированы темпы регистрации браков в привязке к дате зачатия ребенка, а также возрастные и региональные особенности этого процесса. Отдельное внимание уделено распространенности регистраций рождений вне брака по совместному заявлению родителей и связи этого явления с возрастами отца и матери. С использованием микроданных Всероссийской переписи населения 2010 г. более детально рассмотрено брачное состояние женщин и его динамика в первые пять лет после рождения ребенка. На основе полученных результатов авторами делается вывод, что в России сохраняется широкое распространение свадеб вдогонку, заявление на регистрацию которых подается во втором триместре беременности. В наибольшей степени это свойственно молодежи, регистрирующей свой первый брак. Вместе с относительно высокими темпами распада молодых «детных» браков это говорит в пользу интерпретации свадеб вдогонку как маркера традиционного демографического поведения.

Добавлено: 19 февраля 2015
Статья
Гудкова Т. Демографическое обозрение. 2019. Т. 6. № 4. С. 83-103.

В статье рассматривается роль различных факторов, которые влияют на принятие решения о рождении ребенка. Основное внимание уделяется мотивированным решениям иметь или не иметь (еще одного) ребенка и социально-экономическим и социально-психологическим сдерживающим факторам, влияющим на откладывание рождения детей.

Полученные количественные и качественные оценки свидетельствуют о том, что социальная норма относительно «правильного» размера российской семьи остается достаточно стабильной: в среднем женщины и мужчины желают иметь двух детей. Среднее ожидаемое число детей у российских женщин и мужчин тоже остается на достаточно высоком уровне, близком к двум. При этом данные фокус-групп выявили увеличивающуюся в обществе поляризация между теми, кто намерен иметь только одного ребенка, и теми, кто хочет и планирует иметь большую (многодетную) семью.

В исследовании выявлены главные мотивы для рождения большего числа детей – стремление родителей к тому, чтобы их дети не чувствовали себя одинокими и научились заботиться о младших, что обеспечивает, по мнению родителей, больше гарантий получения поддержки от детей в старости. Не менее важными мотивами являются намерение респондентов укрепить семью и желание со стороны их супругов/партнеров иметь еще одного ребенка. Материальные и социальные возможности семьи и поддержка со стороны государства также играют немаловажную роль при планировании рождения еще одного ребенка (особенно третьего). На реализацию репродуктивных намерений российских женщин и мужчин оказывают влияние и социально-психологические факторы: неуверенность в прочности брака/партнерства либо неготовность супругов/партнеров (морально, физически либо материально) к появлению (еще одного) ребенка в семье являются значимыми факторами откладывания рождений.

Добавлено: 19 декабря 2019
Статья
Флоринская Ю. Ф. Демографическое обозрение. 2014. № 4. С. 142-144.

Рецензия на книгу

Добавлено: 21 октября 2015
Статья
Захаров С. В., Чурилова Е. В., Агаджанян В. Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 1. С. 35-51.
Быстрая деинституционализация семьи в развитых странах во второй половине XX века привела к тому, что в общественном сознании стали приемлемыми различные формы семьи, и, в частности, незарегистрированные сожительства стали широко распространенной формой супружеских союзов, дополняющих традиционный брак. Кроме того, наблюдается как рост вероятности распада первого брачно-партнерского союза, так и увеличение шансов вступления во второй и последующий союзы. Демографические последствия этих фундаментальных социальных сдвигов, в частности рождаемость в повторных союзах и ее вклад в итоговую рождаемость поколений, мало изучены в России. В данной статье для характеристики рождаемости в повторных союзах (браках и сожительствах) для послевоенных поколений россиян используются данные лонгитюдного исследования «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе», выполненного в рамках международного проекта ЕЭК ООН «Поколения и гендер». Статья вносит вклад в дискуссию о сохраняющемся идеале двухдетной модели семьи в Европе и показывает, в какой степени рождение детей в повторных союзах способствует поддержанию этого идеала в России. Результаты проведенного исследования показывают, что повторные союзы играют важную роль в реализации репродуктивных установок. Вклад рождений в повторных союзах в общее число рождений непрерывно увеличивался в рассматриваемый период 1950-2009 гг. Вступление в повторный союз позволяет компенсировать дефицит рождений, возникающий на предразводной и послеразводной стадиях. Повторные союзы часто не регистрируются официально, однако, это не мешает супругам реализовывать свои репродуктивные намерения. Вступление в незарегистрированный повторный союз, так же, как и в зарегистрированный, повышает для женщины вероятность иметь двоих и более детей, тем самым обеспечивая возможность соответствовать социальной норме двухдетной семьи. Поэтому успешность поиска нового партнера для женщины репродуктивного возраста является ключевым фактором, определяющим число детей, которое она может родить.
Добавлено: 28 сентября 2016
Статья
Захаров С. В., Чурилова Е. В., Агаджанян В. С. Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 1. С. 35-51.

Быстрая деинституционализация семьи в развитых странах во второй половине XX века привела к тому, что в общественном сознании стали приемлемыми различные формы семьи, и, в частности, незарегистрированные сожительства стали широко распространенной формой супружеских союзов, дополняющих традиционный брак. Кроме того, наблюдается как рост вероятности распада первого брачно-партнерского союза, так и увеличение шансов вступления во второй и последующий союзы. Демографические последствия этих фундаментальных социальных сдвигов, в частности рождаемость в повторных союзах и ее вклад в итоговую рождаемость поколений, мало изучены в России. В данной статье для характеристики рождаемости в повторных союзах (браках и сожительствах) для послевоенных поколений россиян используются данные лонгитюдного исследования «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе», выполненного в рамках международного проекта ЕЭК ООН «Поколения и гендер». Статья вносит вклад в дискуссию о сохраняющемся идеале двухдетной модели семьи в Европе и показывает, в какой степени рождение детей в повторных союзах способствует поддержанию этого идеала в России.

Результаты проведенного исследования показывают, что повторные союзы играют важную роль в реализации репродуктивных установок. Вклад рождений в повторных союзах в общее число рождений непрерывно увеличивался в рассматриваемый период 1950-2009 гг. Вступление в повторный союз позволяет компенсировать дефицит рождений, возникающий на предразводной и послеразводной стадиях. Повторные союзы часто не регистрируются официально, однако, это не мешает супругам реализовывать свои репродуктивные намерения. Вступление в незарегистрированный повторный союз, так же, как и в зарегистрированный, повышает для женщины вероятность иметь двоих и более детей, тем самым обеспечивая возможность соответствовать социальной норме двухдетной семьи. Поэтому успешность поиска нового партнера для женщины репродуктивного возраста является ключевым фактором, определяющим число детей, которое она может родить.

Добавлено: 7 декабря 2015
Статья
Прокофьева Л. М., Миронова А. А. Демографическое обозрение. 2015. № 3. С. 69-86.
Статья посвящена проблеме помощи пожилому населению в России со стороны межсемейных сети поддержки, а также участию пожилых в межсемейных обменах. Данные репрезентативных обследований (Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения - РМЭЗ-ВШЭ 2013 г.; обследование Росстата Комплексное обследование уровня жизни - КОУЖ 2011 г.) показывают важность для пожилых людей родственного окружения, которое выступает не только источником материальной поддержки гораздо более высокого уровня, чем социальная помощь, но и оказывает весь спектр необходимых пожилому населению услуг, включая психологическую помощь в адаптации этой возрастной группы к новому этапу жизненного цикла после выхода с рынка труда. Даётся определение целевой группы исследования и ее социально-демографические характеристики, включая особенности регионального расселения по территории страны. Основной акцент в исследовании делается на наиболее уязвимой группе пожилых (одиноко проживающие лица или отдельно живущие супружеские пары), для которой в сегодняшних условиях неразвитости сферы услуг для пожилых родственная и соседская помощь оказываются жизненно необходимыми.
Добавлено: 22 марта 2016
Статья
Школьников В. М., Андреев Е. М., Макки М. и др. Демографическое обозрение. 2014. № 2. С. 5-37.

После длительного периода снижения продолжительность жизни россиян стала увеличиваться, начиная с 2004 года вплоть до последнего времени. Таким образом, наблюдается самое длительное снижение смертности после 1965 г. Настоящее исследование представляет собой систематический анализ этой новой тенденции. С помощью метода декомпозиции рост продолжительности жизни между 2003 и 2012 гг. дезагрегируется по возрастным группам и основным причинам смерти. С помощью этого же метода определены основные составляющие сохраняющегося разрыва по продолжительности жизни между Россией и большинством развитых стран. Выявляются некоторые новые черты улучшения последних лет по сравнению с изменениями смертности 1990-х и начала 2000-х годов. Ускоренное сокращение младенческой смертности, а также снижение смертности от туберкулеза, диабета и других предотвратимых причин смерти говорит о влиянии здравоохранения. Однако главными составляющими нового роста продолжительности жизни стало снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, насильственных, алкогольно-зависимых причин и различных несчастных случаев в трудоспособных и старших возрастах. В старших возрастах особенно существенным было снижение смертности женщин от цереброваскулярных заболеваний. Разрыв по ожидаемому времени жизни между Россией и большинством развитых стран пока еще очень велик, а уровень смертности от сердечно-сосудистых болезней и многих неестественных причин остается рекордным. Несмотря на достигнутые успехи, вопрос об устойчивости позитивной тенденции остается открытым. Особую озабоченность вызывает наметившееся недавно сокращение расходов федерального бюджета на здравоохранение.

Добавлено: 4 сентября 2015
Статья
Андреев Е. М., Школьников В. М. Демографическое обозрение. 2018. Т. 5. № 1. С. 6-24.

Богатые страны мира, как правило, отличает и более высокая продолжительность жизни. Мы проверили, верно ли это для регионов России.

Объектом исследования стали данные за 2010 г., год последней переписи населения. Мерой долголетия выступала ожидаемая продолжительность жизни при рождении, а благосостояния – величина валового внутреннего продукта на душу населения в долларах США по паритету покупательной способности.

Анализ основан на сравнении данных России и ее регионов с кривой Престона, которая устанавливает связь между душевым ВВП и ожидаемой продолжительностью жизни при рождении. Кривая была рассчитана также для 2010 г по данным 57 стран, где демографическая статистика пригодна для расчета таблиц смертности.

Мы установили, что ожидаемая продолжительность жизни в России существенно ниже уровня, который по модели Престона соответствует российскому душевому ВВП. В 2010 г. разница между модельной и реальной продолжительностью жизни составляла 8,7 лет и была самой высокой среди 57 стран, участвующих в расчете.

Зависимость ожидаемой продолжительности жизни в регионе от экономического положения региона практически отсутствует. Иллюзия, что связь существует, есть следствие того, что Москва выделяется среди других регионов высоким ВВП и высокой продолжительностью жизни. Но и в Москве продолжительность жизни в 2010 г. была существенно ниже уровня, предсказанного моделью Престона. С нашей точки зрения, отсутствие связи объясняется тем, что в регионах с высоким ВВП также высок уровень экономического неравенства. Высокие доходы малой части населения могут поднять средний уровень экономических показателей, но более низкий уровень смертности в малой группе мало влияет на продолжительность жизни в регионе. Кроме того, высокий ВВП не означает автоматически более высокий уровень расходов на медицинскую помощь и обеспечение безопасность жизни.

Добавлено: 30 октября 2018
Статья
Миронова А. А., Прокофьева Л. М. Демографическое обозрение. 2018. Т. 5. № 2. С. 103-121.

В статье рассматривается эволюция демографической структуры российских домохозяйств. Проведен детальный анализ отечественных переписей и микропереписей населения с использованием длинного временного ряда и описанием особенностей сопоставления данных переписей разных лет. Ввиду того, что объектом советских переписей была семья, а постсоветских – домохозяйство, возможности анализа длинного ряда данных по России ограничены. В то же время выделение домохозяйства в качестве объекта наблюдения в российских переписях делает их сопоставимыми со статистикой домохозяйств многих зарубежных стран. На основе данных переписей и микропереписей населения выявлены основные тенденции в изменении размера и структуры домохозяйств в России. Проведён сравнительный анализ структуры домохозяйств в России и в зарубежных странах (странах Европы и США). Показано, что, несмотря на снижение среднего размера домохозяйства и рост доли домохозяйств одиночек, доля домохозяйств из трех и более человек в общей совокупности домохозяйств в России всё ещё значительно выше, чем в Европе и США. Состав российских домохозяйств отличает сравнительно низкая доля супружеских пар без детей и высокая доля неполных (особенно сложных) семейных домохозяйств. Демографический анализ дополнен анализом структуры домохозяйства на разных стадиях жизненного цикла.

Добавлено: 30 октября 2018
Статья
Захаров С. В. Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 4. С. 6-26.

В российском экспертном сообществе и медийном пространстве получила распространение точка зрения о необыкновенном росте рождаемости в России, который свидетельствует о положительных результатах действия специальных мер по материальному стимулированию рождаемости, принятых государством после 2006 г. В то же время имеют ли демографы сильные основания, чтобы поддерживать повышенный оптимизм, свойственный сегодня политикам и администраторам разного уровня? По мнению автора, некоторые положительные подвижки имеются, но значимость их совершенно недостаточна, чтобы смотреть на будущее российской рождаемости и воспроизводство населения страны с оптимизмом. В данной статье автор продолжает свои прежние исследования в области углубленного демографического анализа российской рождаемости c привлечением новейших статистических данных за 2014 г. В статье дается общий обзор тенденций основных характеристик рождаемости за несколько десятилетий, а также развивается методологический аппарат анализа показателей рождаемости для реальных поколений с целью получения более надежных перспективных оценок. Статья состоит из двух взаимосвязанных частей. В первой части, представленной в предыдущем номере журнала, автор рассматривает показатели рождаемости для условных поколений (календарных лет) с учетом новейших изменений в структурных характеристиках российской модели рождаемости, произошедших за последние несколько десятилетий. Во второй части статьи, представленной в данном номере журнала, речи идет о показателях рождаемости для реальных поколений женщин, фактическая и ожидаемая репродуктивная активность которых приходится на вторую половину XX – первые десятилетия XXI века.

Добавлено: 6 марта 2017
Статья
Захаров С. В. Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 3. С. 6-38.

В российском экспертном сообществе и медийном пространстве распространена точка зрения о необыкновенном росте рождаемости в России, который свидетельствует о положительных результатах действия специальных мер по материальному стимулированию рождаемости, принятых государством после 2006 г. Точка зрения автора статьи более сдержана. Некоторые положительные подвижки действительно имеются, но значимость их совершенно недостаточна, чтобы смотреть на будущее российской рождаемости и воспроизводство населения страны с оптимизмом. В статье дается общий обзор тенденций основных характеристик рождаемости за несколько десятилетий включая данные за 2014 г. Автор продолжает свои прежние исследования в области углубленного демографического анализа российской рождаемости и методологии анализа показателей рождаемости для реальных поколений с целью получения более надежных перспективных оценок. Статья состоит из двух взаимосвязанных частей. В этом номере журнала автор рассматривает показатели рождаемости дляусловных поколений (календарных лет) с учетом новейших изменений в структурных характеристиках российской модели рождаемости, произошедших за последние несколько десятилетий. Во второй части статьи, которую читатель найдет в следующем номере журнала, речь пойдет о показателях рождаемости дляреальных поколений женщин, фактическая и ожидаемая репродуктивная активность которых приходится на вторую половину ХХ – первые десятилетия XXI века.

Добавлено: 6 марта 2017
Статья
Андреев Е. М., Кваша Е. А., Харькова Т. Л. Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 3. С. 39-79.

 

Статья посвящена сравнению смертности по причинам смерти в Москве и в других мегаполисах мира в период после 1990 г. Выбор мегаполисов определялся доступностью подробных данных о смертности в рассматриваемый период. Объектами сравнения стали Берлин, Гонконг, Лондон, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Санкт-Петербург, Сингапур, Токио. Рассмотрена смертность от основных групп причин смерти, включая болезни системы кровообращения, новообразования, внешние причины, болезни органов дыхания и пищеварения, инфекции и некоторые другие. Анализ основан на стандартизованных коэффициентах смертности по причинам смерти.

Уровень смертности в Москве существенно ниже, чем в большинстве регионов России, но по-прежнему существенно выше, чем в зарубежных мегаполисах. За счет отставания в начале рассматриваемого периода уровень смертности в Москве остается выше, чем во всех зарубежных мегаполисах в 2000 г. Наиболее сильно Москва проигрывает по уровню смертности от болезней системы кровообращения и внешних причин. Успехи Москвы в снижении смертности в 2000-2014 гг. внушают некоторый оптимизм, однако трудно предугадать, как будут развиваться события в условиях ухудшающейся экономической ситуации.

Добавлено: 5 декабря 2016
Статья
Вишневский А. Г. Демографическое обозрение. 2014. № 4. С. 6-40.

Рассматриваются различные подходы к концептуальному осмыслению современного этапа снижения смертности, когда на первый план вышла борьба с неинфекционными причинами смерти («новые этапы» эпидемиологического перехода, «вторая эпидемиологическая революция», «санитарный переход»). На этом этапе, продолжающемся уже не менее полувека, в большинстве развитых стран произошли революционные изменения, выразившиеся в резком расширении контроля над неинфекционными причинами смерти, в частности, над заболеваниями системы кровообращения, новообразованиями, другими неинфекционными болезнями, внешними причинами. Следствием этих изменений стало быстрое оттеснение смертей от этих причин к старшим возрастам, увеличение среднего возраста смерти от них, в конечном счете, значительный рост ожидаемой продолжительности жизни. Между тем Россия, в основном, осталась в стороне от этих изменений и не смогла обеспечить должного роста контроля над неинфекционными причинами смерти. Возрастное распределение смертей от крупных классов причин в России за последние полвека почти не изменилось, что обусловило стагнацию ожидаемой продолжительности жизни и нарастающее отставание по этому показателю от большинства развитых стран. «Вторая эпидемиологическая революция» в России все еще остается делом будущего.

Добавлено: 26 мая 2015
Статья
Кваша Е. А. Демографическое обозрение. 2014. Т. 1. № 2. С. 38-56.

Снижение младенческой смертности в России продолжается уже несколько десятилетий. Но достигнутый Россией в 2011 г. уровень младенческой смертности (7,4 на 1000 родившихся живыми) более чем в три раза выше, чем в странах с ее минимальными уровнями. В апреле 2012 г. Россия перешла на новые определения живо- и мертворождения, которые гораздо ближе к соответствующим определениям ВОЗ, чем использовавшиеся до этого.

Переход на эти новые определения должен был бы увеличить показатели как перинатальной и ранней неонатальной, так и младенческой смертности в целом для детей с весом до 1000 г, которых затрагивает изменения определений.

В статье анализируются изменения в структуре и динамике смертности детей до 1 года после перехода на новые определения живо- и мертворождения в зависимости от веса новорожденного и периода смерти по данным государственной и медицинской статистики. Рассматриваются возможные искажения показателей младенческой перинатальной смертности и их компонент.

Добавлено: 6 декабря 2014
Статья
Вишневский А. Г., Андреев Е. М., Тимонин С. А. Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 1. С. 6-34.

Высокая преждевременная смертность от болезней системы кровообращения и ее долговременная неблагоприятная динамика – одна из главных причин отставания России от развитых стран по продолжительности жизни, особенно женской части ее населения. Несмотря на снижение смертности после 2003 г., коэффициенты смертности от БСК в ряде ключевых возрастных групп (30-74 года у мужчин и 30-49 лет у женщин) остаются выше, чем они были в 1970 г. Анализ долговременных изменений продолжительности жизни в России свидетельствует об отрицательном итоговом вкладе изменений в смертности от БСК у мужчин (-1,0 года за 1972-2010 гг.) и незначительном положительном – у женщин (+0,7 года за 1972-2010 гг.). Структура смертности внутри класса сердечно-сосудистых заболеваний в России значительно отличается от структуры, характерной для стран с наиболее низким уровнем смертности от БСК. Больше половины смертей приходится на ишемическую болезнь сердца, и эта доля в отличие от западных стран имеет тенденцию к росту. На втором месте – смерти от цереброваскулярных заболеваний, доля которых хоть и снижается, но остается значительно выше, нежели в странах Запада. На долю смертей от всех остальных сердечно-сосудистых заболеваний в западных странах приходится около 50% смертей, в то время как в России – около 15%, но в России они характеризуются весьма низким возрастом смерти. Рассматриваются региональные особенности смертности от болезней системы кровообращения в России и обсуждаются вопросы качества статистики причин смерти и изменения практики кодирования причин смерти в субъектах Российской Федерации.

Добавлено: 12 августа 2016
Статья
Кваша Е. А., Харькова Т. Л., Юмагузин В. В. Демографическое обозрение. 2014. Т. 1. № 4. С. 68-95.

В статье рассматривается долговременная, с 1956 г., динамика смертности от внешних причин смерти в России. Показано длительное отставание России от развитых стран как по уровню смертности от внешних причин, который и сейчас продолжает оставаться высоким, так и по структуре смертности, архаизм которой проявляется в большом вкладе убийств, алкогольных отравлений и повреждений с неопределенными намерениями.

На основе таблиц смертности в работе рассчитаны избыточные числа смертей (dx) от основных групп внешних причин в России по сравнению с западноевропейскими странами, показано, что в России наибольшие избыточные потери связаны со смертностью от отравлений у обоих полов, самоубийств у мужчин и убийств у женщин.

Смертность от внешних причин наряду со смертностью от болезней системы кровообращения оказывает существенное влияние на ожидаемую продолжительность жизни. В целом за 1956-2012 гг. рост смертности от внешних причин в возрасте 15-64 года сократил ожидаемую продолжительность жизни у мужчин на 2,6 года и у женщин на 0,7 года.

Наблюдаемое с 2003 г. снижение смертности от внешних причин позволило уменьшить разрыв с развитыми странами и приблизиться к достигнутым в России уровням смертности середины 1960-х и 1980-х годов, однако, учитывая колебательный характер изменений смертности от внешних причин, преждевременно судить, станет ли нынешнее снижение смертности устойчивым трендом.

Добавлено: 27 мая 2015
Статья
Пьянкова А. И., Фаттахов Т. А., Баканов К. С. и др. Демографическое обозрение. 2019. Т. 6. № 1. С. 151-176.

В 2016 г. в Москве, по данным полиции, в дорожно-транспортных происшествиях (далее ДТП) погиб 561 человек, тогда как согласно данным органов статистики (если опираться на подход Всемирной организации здравоохранения (далее ВОЗ) к агрегации кодов МКБ-10 для определения числа умерших в ДТП, используемый в базе данных «Здоровье для всех») – 790 человек. Для понимания тенденций дорожно-транспортной смертности и для разработки обоснованных и эффективных мер по ее предотвращению необходимы надежные данные, поэтому важно понять причины расхождения чисел погибших в ДТП в Москве по разным официальным источникам информации. Цель исследования – выявить причины, обусловливающие несовпадение чисел погибших по данным полиции и государственной статистики смертности, с помощью связывания записей о погибших в ДТП в Москве в 2016 г. на индивидуальном уровне. В исследовании использованы данные органов статистики о 1 891 016 умерших от всех причин смерти и данные полиции о 20 302 погибших в ДТП в России в 2016 г. Оба массива информации представляли собой индивидуальные неперсонифицированные записи о погибших. В результате их сопоставления было получено 944 записи с упоминанием Москвы хотя бы в одном из двух источников данных, из которых 699 записей можно рассматривать как связанные, 245 как несвязанные. В 6% связанных записей код причины смерти, не относится к той группе кодов, которые ВОЗ использует для определения числа умерших в ДТП в базе данных «Здоровье для всех», а в 35% связанных записей регион регистрации ДТП отличался от региона регистрации смерти. Из 561 записи полиции о погибших 84% было связано с данными государственной статистики смертности, а из 790 умерших по данным органов статистики 80% записей связано с данными полиции.

Добавлено: 6 мая 2019