• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдена 91 публикация
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Антонов М. В. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2014. № 1. С. 252-266.

Настоящая работа посвящена анализу работы финских, нидерландских и бельгийских правоведов по проблеме объективности права. Основным замыслом анализируемой работы является постановка вопроса о твердых критериях в научном знании о праве, о бесспорных истинах юридической догматики, об условиях предсказуемости и стабильности правоприменительной практики. Теоретики права рассматривают свою дисциплину как объективное исследование, стоящее в одном ряду с другими сферами науки. Объективность в праве обычно представляется основополагающим условием, указывающим на то, как должна работать наука и как можно находить истину. Сторонники объективности в науке пытаются обнаружить эмпирические истины об окружающем мире, и поэтому им следует оказаться от личных пристрастий, от заданных позиций, от эмоциональной составляющей. Однако теоретики права неизбежно остаются зависимыми от определенной правовой культуры. В результате их научная деятельность хотя бы частично имеет своим источником эту культурную среду и зависит от тонкостей взаимодействия теоретиков с данной средой. В анализируемой книге критически, с различных позиций разбираются возможности объективности теории права в XXI в. Оказывается, что теория права необходимым образом имеет дело с разнообразными правовыми концепциями, с лежащими в их основе идеологиями и методологическими установками — все это ограничивает возможности «объективности» в праве и в юридическом мышлении. Разбираемая книга вскрывает ряд фундаментальных понятий и исследует их значение для теории права. По мнению автора, данная книга представляет собой значительный потенциал для дальнейших дебатов об объективности права как в мировой, так и в отечественной науке о праве.

Добавлено: 20 августа 2014
Статья
Антонов М. В. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2013. № 1. С. 151-175.

В настоящей статье автор ставит вопрос о месте социологии права Эрлиха в контексте современных дебатов о правовом плюрализме. По мнению автора, правовой плюрализм в современной интерпретации зациклен на противопоставлении права государства праву общества. Такое дуалистическое воззрение на право было чуждо Эрлиху, который считал, что право всегда проявляется как единое социальное целое, хотя и состоит из множества социальных порядков. Концептуально право может быть разделено на две логические общности: официальное право (право государства и юристов) и живое (социальное) право. Также Эрлих не разделял идей о возможности возведения фактического обычая в ранг правовой нормы – для этого необходима творческая работа юристов. С этой точки зрения положения антропологической юриспруденции, склонной под лозунгом правового плюрализма включать в категорию права все социальные нормативные регуляторы, не укладываются в канву социолого-правовой теории Эрлиха. Причисление Эрлиха к числу основоположников правового плюрализма не является бесспорным, поскольку сам правовой плюрализм не является единым научным движением, а многие тезисы плюралистов противоречат позиции Эрлиха. Этот мыслитель был далек от принижения роли закона и судопроизводства в правовой действительности, что иногда характерно для теоретиков правового плюрализма.

Добавлено: 28 июля 2013
Статья
Пферсманн О. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2012. № 4. С. 104-132.

В настоящей статье автор возвращается к полемике по поводу реалистической теории толкования. Изучая тезис этой теории о тожестве толкования права и применения права, автор доказывает, что смешение этих двух разнородных явлений основано на некорректном использовании термина «толкование». В статье предлагается выделять, как минимум, шесть смыслов этого термина, каждый из которых должен применяться с учетом контекста. Некритическое смешение этих смыслов дает возможность сторонникам реалистической теории толкования конструировать толкование как понятие, не имеющее четких смысловых границ. Этот прием автор называет ономастическим софизмом, то есть риторическим приемом, основанным на предположении единства смысла термина, взятого в разных контекстах. Автор опровергает тезис реалистов о том, что значение правовых текстов непознаваемо, путем указания на непоследовательность этого тезиса в системе принципов данной теории, где предполагается возможность наделения значением таких текстов через юрисдикционный акт. В целом, реалистическая теория толкования, по убеждению Пферсмана, имеет своей целью обоснование изменения конституции через судейскую аргументацию в обход установленного в тексте конституции порядка.

Добавлено: 9 мая 2013
Статья
Медведев И. Р. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2009. № 3. С. 261-271.

Увлекающиеся историей развития компьютеров, программ, игр и всем, что с этим связано, вероятно, слышали о таком явлении культурного и творческого характера, возникшем в 1980-х годах, как «сцена» (scene, computer scene, demo scene). О ее сущности до сих пор ведутся споры. Но в целом сцена пред- ставляет собой сообщество профессионалов, использующих компьютер для создания вещей, которые на нем вроде бы невозможно сделать технически. Итог труда сценеров — рождение музыки, программ, художественных или видеоэффектов, изображений или всего этого вместе («демка»). На наш взгляд, сцена интересна не только вследствие показываемых ее участниками ре- зультатов, хотя, безусловно, демки поражают даже того, кто видит компьютер в первый раз. Принципы и особенности ее организации могут оказаться полезными для любого аналогичного виртуального объединения. Поэтому настоящее эссе посвящено проецированию данных принципов на «процессуальную сцену» — сообщество ученых и практиков, занимающихся наукой гражданского судопроизводства и считающих себя профессионалами.

Добавлено: 20 ноября 2016
Статья
Антонов М. В. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2014. № 1. С. 24-42.

В данной статье обсуждается использование в юридических науках наработок общей теории систем, а также применение категории «системность» для описания нормативно-правового материала и характеристики правовых явлений. По мнению автора, понятие «система» несет в себе множество значений и поэтому в области социальных наук нередко произвольно используется для обозначения качественно различных между собой явлений и сущностей. Поэтому в правоведении, где по сложившемуся словоупотреблению о системе говорят как применительно к правовой действительности (реальности), так и к множеству принадлежащих к позитивному праву норм, использование этого понятия должно быть особенно выверено. Принятое деление между «системой права» и «правовой системой» тавтологично и концептуально безосновательно, в связи с чем автор предлагает для характеристики упорядоченного множества норм позитивного права той или иной страны единообразно использовать термин «правопорядок», оставив понятие «система» для описания права в аспекте компаративистики, юридической социологии и других наук, которые занимаются установлением взаимосвязей между позитивным правом и иными элементами (сферами) социальной действительности. Использование свойства «системности» для характеристики внутренней структуры позитивного права основано на объективистских философских установках и чревато иллюзиями о способности нормативно-правового материала к самоорганизации, о наличии в таком материале эмерджентности, функциональной целостности и иных системных свойств, которые позитивному праву изначально не присущи. Упорядоченность, целостность права всегда лишь относительны и являются результатом целенаправленной работы законодателей, судей, правоведов. Иное понимание упорядоченности права чревато апологией безответственности тех, кто создает избыточные и противоречивые правовые нормы в ложной надежде на то, что создаваемые нормы автоматически встроятся в позитивное право за счет презюмируемых системных свойств последнего.

Добавлено: 18 сентября 2013
Статья
Осветимская И. И. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2013. № 4. С. 51-63.

В статье критически анализируются три проекта, предлагаемых в качестве альтернативы претерпевающему трансформации национальному государству: проект транснациональных государств У. Бека, концепция космополитической демократии Д. Хелда и постнациональная констелляция Ю. Хабермаса. Транснациональные государства, по У. Беку, являются сильными государствами, чья политическая формосозидающая власть вырастает из кооперативных ответов на глобализацию. Национальные государства объединяются в транснациональные в ответ на глобализацию и развивают благодаря этому свой региональный суверенитет и идентичность за пределами национального. В центре космополитической модели Д. Хелда находится индивид, а между индивидами, межгосударственными организациями и неправительственными организациями необходимо наличие прямых отношений. Прерогатива государства действовать во всем мире все больше ставится под вопрос и снизу и сверху в той мере, в какой становится возможным и реализуется развитие глобального гражданского общества. Ю. Хабермас контурно набрасывает изображение многоуровневой системы, которая на супранациональном уровне (в рамках соответственным образом реформированной ООН) позволяла бы осуществлять декларированные в Уставе ООН цели политики мира и обеспечения прав человека, а на транснациональном уровне (с помощью постоянных конференций и систем переговорных процессов между крупными акторами) — решать проблемы мировой внутренней политики с помощью достижения компромисса интересов между мировыми державами.

По мнению автора статьи, в основе рассматриваемых проектов содержится неразрешимый конфликт между нормативным обязательством в эффективной национальной демократии и желанием демократии вне государства. В них также кроется потенциал, способный погасить эффективное самоуправление на локальном и национальном уровнях. Представляется, что необходимы не демократические глобальные организации, а мощные и эффективные, которые могут поставить под сомнение укоренившиеся интересы глобального капитала, продвигая общее благосостояние — социальную демократию — на глобальном уровне.

Добавлено: 3 апреля 2014
Статья
Назмутдинов Б. В. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2016. № 1. С. 150-165.

Автор статьи рассматривает эволюцию правовых взглядов Карла Шмитта (1888–1985), работы которого повлияли на развитие теории государства и философии права. Осмысляются основные труды немецкого правоведа, влияние на них юридического позитивизма, институционализма М. Ориу. Анализируются критика идей ученого Г. Кельзеном, общность некоторых взглядов К. Шмитта с воззрениями русских юристов Н. Н. Алексеева и М. В. Шахматова.

Автор статьи подчеркивает, что в начальный период своего творчества Шмитт испытал влияние неокантианства, хотя и противопоставлял свои взгляды неокантианскому нормативизму Г. Кельзена. Обозначая проблему соотношения понятий «норма» и «решение», К. Шмитт сформировал основы децизионизма, в рамках которого авторитет «решения», а не «нормы» становится основой права. Примером децизионистского подхода стали понятия суверенитета и конституции, сформулированные ученым.

По нашему мнению, в 1930-е годы К. Шмитт пытался сочетать децизионизм с учением о конкретных порядках. Ученый делал акцент не на исключительном случае, провоцирующем «решение», а на «нормальных» понятиях правопорядка. В 1940–1960-е годы учение о конкретных порядках обрело новые очертания в противопоставлении пространственных правопорядков «Суши» и «Моря». Подвергнув сомнению универсализм международного права, К. Шмитт сформулировал новые вопросы в рамках международного гуманитарного права.

Добавлено: 2 октября 2016
Статья
Гаджиев Г. А. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2012. № 1. С. 130-154.

Официальное толкование конституции анализируется в статье с позиции философии права в качестве онтологической и эпистемологической проблемы. Авторское решение этой проблемы дается в контексте современных дискуссий по проблемам конституционного толкования, в частности, дискуссии известных французских правоведов М. Тропера и О. Пферсмана, представляющих две различные школы в теории конституционного толкования. Конституционный текст рассматривается как система знаков, символов, а конституционное право - как своеобразное стенографическое право. Символы в тексте конституции вызывают ассоциацию с юридическими концепциями, как доктринальными, так и судебными. Автор приходит к выводу о том, что интерпретация конституции является элементом юридического концептуализма, в котором воля законодателя является не волей конкретных людей, а волей государства. В статье также анализируется особое мнение судьи как важная составная часть конституционного правосудия.

Добавлено: 7 марта 2013
Статья
Коттеррелл Р. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2013. No. 5. P. 9-25.

Работы Льва Петражицкого первых десятилетий ХХ века занимают поразительно парадоксальную позицию в литературе юридического и социально-правового характера. Действительно, поляризация между имеющимися показателями их статуса – от превознесения как в высшей степени ценного вклада в знание, с одной стороны, до оценки как не заслуживающих внимания и малоизвестных, с другой стороны, – является, может быть, самой экстремальной в современной теории права.

Верно то, что «предыдущие и последующие поколения ученых привлекало и привлекает его наследие». Почти все, кто проводил серьезные исследования его трудов, - а их было очень много на протяжении столетия – проявляли к нему глубокое уважение. Один из основных последователей Петражицкого середины прошлого века называл его «возможно, величайшим ученым права в ХХ веке», а его работы «непревзойденными, с которыми вряд ли могут соперничать любые другие теории права и этики» той эпохи. Читая Петражицкого более внимательно в настоящие дни, трудно не быть ослепленным амбициозностью, воображением и проницательностью его мышления, а также многогранностью его интеллектуальных способностей.

Он предлагает не только систематическую и замысловатую правовую теорию, совершенно отличающуюся от тех, которые в настоящее время доминируют в юридической науке, но и оригинальную психологическую систему, находящуюся в основе данной правовой теории. Кроме того, он предлагает план для новой научной политики прямой законодательной деятельности, выходящей далеко за пределы ее обычных прагматических целей. При этом он не забывает смотреть назад, чтобы определить долгосрочные, научно-объяснимые, исторические тенденции правового развития, а также он смотрит вперед с морально богатым представлением о том, каким может быть по-настоящему цивилизованное общество будущего. Он выявляет множество неуловимых, психологически обоснованных идей соотношения права и морали. И он явно предвещает современные проблемы правового плюрализма, развивая одно из самых спорных обсуждений этого явления в правовой литературе. Наконец, его отличительные идеи о природе социальной науки представлены в основном в неопубликованных рукописях и в лекциях, опубликованных уже его последователями.

Тем не менее, этот огромный интеллектуальный проект не привлек обширного международного внимания, которого можно было бы ожидать. Вклад Петражицкого в изучение права и общества обоснованно называют «непризнанным» и в международных дискуссиях по социально-правовым исследованиям (систематическим, эмпирически-ориентированным исследованиям права как социального явления) его имя практически не упоминается. Его теория совершенно неизвестна большинству юристов и исследователей социально-правовой реальности в англоязычном мире. Он, конечно же, принадлежит к интеллектуальным культурам тех стран, где он строил свою карьеру, - в России (в Санкт-Петербурге между 1898 и 1917 гг.), а затем в Польше (в Варшаве до своей смерти в 1931 г.). Но он не относится к интеллектуальным культурам англоязычных стран, где социально-правовые исследования особенно процветали в последние полвека.

Высказывалось предположение, что «литературы о Петражицком не хватает», но это странное замечание. Действительно, большая часть его работ доступна только на русском или польском языках, так что ученые, не владеющие этими языками, не могут комплексно оценить его работы. Но и они вряд ли могут считаться оставшимися в неведении о его основных идеях. Несмотря на то, что только одна работа Петражицкого легко доступна на английском языке в переводе Хью Бабба (опубликована в 1955 г.), представляющая собой около одной пятой части его двух основных работ на русском языке, его творчество исследовали в своих статьях на английском и других языках русские и польские ученые. Тем не менее, литература и комментарии очень разрозненны. Часто слишком много внимания уделяется повторению основных идей Петражицкого. Однако и это непрестанное повторение можно считать необходимым, потому что даже после долгих усилий в течение многих десятилетий вплоть до сегодняшнего дня идеи Петражицкого все еще не получили международного признания.

Эта статья посвящена анализу того, насколько теория Петражицкого, содержащаяся как в его сочинениях, так и в литературе о нем, доступной для международной аудитории, может обеспечить способность проникновения в суть современных социально-правовых исследований – не в качестве исторического фона, но как живая идея. Какие аспекты его работы могут отвечать на основные современные вопросы и наполнять текущие дискурсы? Какие препятствия есть на данном пути? В попытке ответить на данные вопросы необходимо также понять, почему большинство международных ученых воздержались от увлечения его теоретическим наследием. Статья начинается с этого последнего вопроса.

 

 

 

Добавлено: 3 апреля 2014
Статья
Ялбулганов А. А. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2012. № 3. С. 165-173.
В статье рассматриваются особенности установления, исчисления и уплаты платежей за использование лесов на федеральном и региональном уровнях, полномочия органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов в этой сфере. Платность использования лесов рассматривается через призму принципов лесного законодательства. В статье дается краткая характеристика лесного законодательства Российской Федерации, отмечается возросшая роль договорных и арендных отношений в использовании лесов, а также выделяются две формы платежей — арендная плата и плата по договору купли-продажи лесных насаждений. Автором отмечается, что последовательность установления платы по договору купли-продажи лесных насаждений связана с требованиями лесного и гражданского законодательства, и процедура определения ее итогового размера зависит от многих факторов. Основанием возникновения данной платы является договор купли-продажи лесных насаждений, а договоры купли-продажи лесных насаждений заключаются по результатам аукционов, проводимых путем повышения начальной цены предмета аукциона. В статье также определяется правовая природа платежей за пользование лесами.
Добавлено: 25 января 2013
Статья
Быстров А. С. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2016. № 6. С. 184-211.

В статье анализируются политико-правовые взгляды видного теоретика российского анархизма начала XX в. А. А. Борового. Его концепция, представляющая собой оригинальную систему воззрений на проблемы общественного устройства, рассматривается в контексте имеющихся классификаций анархистских течений с учетом историко-культурной динамики. Автором раскрываются предпосылки и генезис его специфического учения, которые в свою очередь позволяют сделать вывод о том, что, несмотря на близость к индивидуалистическому крылу анархизма, его учение не поддается однозначной «научной маркировке». Раскрывая содержание взглядов А. А. Борового, автор подробно останавливается на самокритике анархизма, поскольку изложение взглядов преимущественно основано на противопоставлении современных ему господствующих антиэтатистских концепций. Именно с критических позиций А. А. Боровым были рассмотрены представители европейского и американского анархо-индивидуализма, переосмыслена «бунтарская» теория Бакунина, подверглось скептическому анализу учение Кропоткина. Вслед за идеологиями ученым активно критиковались «система государственного устройства» и институциональные политические формы, поэтому особое внимание в статье уделяется проблеме парламентаризма как института, где соревнуются, по мнению А. А. Борового, не национальные или общественные интересы, а лишь устремления нескольких наиболее активных групп населения. В статье также анализируется роль и суть права в системе его взглядов. Автором затрагивается не только содержание концепции анархизма А. А. Борового, но и развитие его воззрений, а также их связь с ключевыми событиями или философскими течениями конца XIX — начала XX в. Итогом работы становится вывод об актуальности учения А. А. Борового, научной востребованности взглядов теоретика анархизма на государство и право и о его значительном вкладе в наследие политико-правовой мысли.

Добавлено: 10 октября 2016
Статья
Харитонов М. М. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2018. № 1. С. 128-148.

Работа посвящена исследованию и решению проблемы понятия «принуждение» при расторжении трудового договора. В настоящее время ни законодательство, ни судебная практика не знают, что в точности подразумевается под «вынужденностью» при принятии работником решения расторгнуть трудовой договор с работодателем. В работе последовательно доказывается, что используемых подходы к этому явлению не являются универсальными и не предлагают рецепты для анализа и разрешения всех возможных ситуаций. Автором установлено, что при констатации того, было принуждение к увольнению или нет, дело не в «насилии над волей», а в создании особой ситуации выбора. Это означает, что порочна не та к сделка, к которой «принудили», а та, в которой одним из контрагентов искусственно создана ситуация, при которой другой участник сделки должен выбирать между заведомо проигрышными стратегиями и вернуться в точку до возникновения этого выбора он не может. В работе предлагаются 4 формально-логические модели для определения того, является ли предлагаемый выбор заведомо проигрышным или нет при формально-правомерной угрозе (то есть, когда реализация угрозы не является деянием, которое запрещено законом). Также предлагается исчерпывающее объяснение того, почему при формально-неправомерной угрозе потерпевший всегда выбирает между заведомо проигрышными стратегиями. Разработанные модели применены автором к 8 гипотетическим ситуациям понуждения к увольнению для иллюстрации их практической применимости. Также в работе рассмотрены возможные исключения из сферы действия предложенных моделей.

Добавлено: 31 октября 2018
Статья
Рябинчук П. Г. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2011. С. 218-227.
Публикация посвящена правовому регулированию и правовой природе строительного контракта по праву Великобритании. Автор статьи на основе анализа действующего законодательства и судебной практики Великобритании освещает, что английское право понимает под строительным контрактом, исследует особенности формирования и заключения строительного контракта, существенные условия и существенные элементы строительного контракта, являющиеся необходимыми для заключения действительного строительного контракта. Также рассматривает вопросы, касающиеся формы строительного контракта по праву Великобритании. В статье проводится сравнительный анализ норм английского и российского права о строительных контрактах и договоре строительного подряда соответственно.
Добавлено: 12 декабря 2014
Статья
Трошкина Т. Н. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2010. № 6. С. 46-55.

В статье рассматриваются законодательные основы унификации основных финансово-правовых институтов союзного таможенного права, закрепленных в Таможенном кодексе Таможенного союза ЕврАзЭС - основные нормы, определяющие порядок исчисления таможенных платежей в таможенном союзе России, Республики Беларусь и Казахстана.

 

Добавлено: 30 сентября 2012
Статья
Туманова А. С. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2011. № 3. С. 186-212.

На основе изучения наследия теоретиков консервативного направления политико-правовой мысли России 2-й половины XIX - начала XX в. М. Н. Каткова, Л. А. Тихомирова, П. Е. Казанского и др. осуществлен комплексный анализ их воззрений на свободу личности и на роль государства в ее осуществлении, на соотношение прав и обязанностей как элементов правового статуса личности. Опровергнут существующий в литературе стереотип об отсутствии внимания консервативных мыслителей к институту свободы личности. Автор приходит к выводу, что проблема свободы личности была тесно увязана в их трудах с проблемой адаптации самодержавной формы правления к осуществляемой в России модернизации. Утверждению либеральных мыслителей о несовместимости свободы личности с государством, патерналистски относящимся к подданным, консерваторы противопоставляли тезис о неантагонистичности института прав человека монархической форме правления, о том, что монархия является условием контролируемого протекания политико-правовой модернизации. Прогноз консерваторов, что стремление к свободе «без границ» обернется для России очередным подавлением личности во имя государственных интересов, во многом оказался провидческим.

 

Добавлено: 17 декабря 2012
Статья
Антонов М. В., Максимов С. И. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2013. № 6. С. 8-16.

Данная статья посвящена обзору XXVI Всемирного конгресса по философии права и социальной философии «Права человека, демократия, верховенство права и современные социальные вызовы в комплексных обществах». По мнению авторов, важность выбранной темы обусловлена, с одной стороны, обострением проблем в развивающихся странах и связанной с этим необходимостью согласования ими экономического развития с защитой прав человека, а с другой — поиском западными странами достойного ответа на критику той модели, которую они исторически навязали остальному миру. Авторы статьи сфокусировали обсуждение на пленарных докладах участников конгресса, которые с разных позиций рассмотрели проблематику соотношения прав человека, демократического и либерального общественного строя, потребности экономического и культурного развития. Внимание пленарных докладчиков привлекли такие проблемы, как взаимодействие государственно-организованного и обычного права в правопорядке ЮАР, юридические гарантии против вторжения в процесс мышления, связь правового регулирования с мышлением и эмоциями человека, соизмеримость легальности государственного порядка с гарантиями демократии, соотношение судебных и политических гарантий субъективных прав, индивидуальное право на демократию и ряд других насущных и актуальных вопросов современного теоретического правоведения.

Добавлено: 31 мая 2014
Статья
Громицарис А., Федделлер К., Кравиц В. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2013. № 6. С. 58-77.

В настоящей статье авторы исследуют теоретические проблемы, связанные с исследованиями коммуникативных процессов в праве. Авторы обращаются не только к вопросам правовой коммуникации в том виде, в котором она известна по ежедневной правовой жизни, но и прежде всего к коммуникации о праве, которая ведется в рамках более или менее научно осмысленных социальных условий и процессов. Размышления авторов относятся как к праву мирового сообщества, так и к праву различных региональных обществ, а также к соотношению правовой и научной коммуникации. Выдвигается и обосновывается тезис о том, что те образцы поведения, которые были институализированы с помощью права и которые допускают как свободное, так и вынужденное поведение, сами структурируют право и поддерживают его действие. Теория правовой коммуникации позволяет в рамках теории норм и теории действия прояснить все нормативно-фактические структуры и процессы, через которые создается право, а также сам механизм их социального действия. Эту идею авторы поясняют на примере концепций ряда правоведов, включая теорию Р. Кёнига и юриспруденцию интересов Р. фон Иеринга.

Добавлено: 31 мая 2014
Статья
Антонов М. В., Поляков А. В. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2011. Т. 6. С. 214-220.
В настоящей статье дан обзор научных докладов немецко-российской конференции «Правовая коммуникация и современное государство»
Добавлено: 15 октября 2012
Статья
Назмутдинов Б. В. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2015. № 1. С. 98-111.

Понятие правовой структуры значимо для коммуникативных теорий права, поскольку оно позволяет выделить в праве первичные элементы, которые не могут быть произвольно изменены деятельностью государства. В статье рассматривается модель «правовой структуры» русского юриста Н. Н. Алексеева (1879–1964), оказавшая воздействие на формирование коммуникативной концепции права А. В. Полякова. Дается характеристика структурного метода евразийцев, затем описывается «правовая структура» Н. Н. Алексеева, анализируется развитие этого концепта в контексте русского евразийства 1920–30-х гг. Подчеркивается, что данная внепозитивная «правовая структура» обнажает новые грани в свете идей об особой структуре «Евразии». Присоединившийся к евразийству в 1926 г. Н. Н. Алексеев наметил контуры этой структуры в начале 1920х гг., и собственно «евразийской» его теория не является. Однако «пространственность» такой «структуры» созвучна идеям евразийцев о России-Евразии как особом пространстве. Евразийцам был также близок отказ Алексеева от редукционизма по отношению к праву. Подобно авторам, отвергавшим взгляды на Россию как особенную Европу или же Азию, Алексеев считал, что право нужно рассматривать само по себе, нельзя сводить его к «воле правителя», «форме свободы» или «социальному опыту». Данные сходства объясняются совместимостью евразийского «протоструктурализма» и феноменологического метода Н. Н. Алексеева, способствовавшей развитию правовых взглядов этого автора в рамках евразийства.

Добавлено: 21 марта 2015
Статья
Cotterrell R. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2014. No. 2. P. 227-241.

Множество профессиональных юристов работают с правом, но зачастую они пытаются использовать право для особых правительственных или частных целей. Иными словами, они фокусируют свой интерес на особых сферах или аспектах создания права, его толкования или применения, изучают право с точки зрения интересов, оцениваемых по критериям, заданным по тем областям научной деятельности, что находятся вне права. Есть ли особое значение у той роли, которая связана с анализом, защитой и развитием общего благополучия или ценности права как практической идеи? В данной работе защищается воззрение о том, что данная роль важна. Сравнивая подходы к праву Густава Радбруха и Рональда Дворкина, в работе ставится вопрос о том, насколько специфичной может быть такая роль, как можно помыслить профессиональную ответственность за выполнение этой роли. Многие работающие с правом профессионалы принимают на себя данную роль случайно или в связи с чем-то еще, но требуется более тщательное и ясное определение ее границ. В работе выдвигается предположение о том, что эта роль может рассматриваться как особая задача правоведа как особого представителя юридической профессии. Термин «правовед» тогда не имел бы характера всего лишь почетного звания. Он бы указывал на веберовский «чистый» тип, к которому бы приближались некоторые варианты современного понимания юридической практики. Но он был бы также нормативным идеалом — чем-то ценным сам по себе. С этой точки зрения, правовед — это тот, кто принимает на себя особую и уникальную ответственность за право.

Добавлено: 20 января 2015
Статья
Нефёдов Д. В. Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2015. № 3. С. 22-47.

Автор статьи, критически оценивая методологию современного экономического анализа права, приходит к выводу о том, что последний полностью базируется на теории институционализма, игнорируя другие направления экономической науки. В статье предлагается при исследовании хозяйственно-правовых явлений использовать принципиально новый научный метод дифференциации, смысл которого состоит в обнаружении собственной, отличной от правовой, экономической сути явлений. Так, например, экономические отношения собственности нельзя считать идентичными праву собственности, а инвестиционные отношения оценивать через призму действующего инвестиционного законодательства. Все общественные отношения следует разделять на естественные и искусственные. Первые формируются произвольно, а вторые — объективно, подчиняясь естественным требованиям рынка. Будучи искусственными, правоотношения носят производный характер. Для достижения их участниками большей эффективности необходимо максимальное соответствие содержания правовых норм экономическим принципам. Важнейшее свойство хозяйственных отношений заключается в их свободе от внешнего, в первую очередь, публичного воздействия. Правовые отношения отличаются от экономических тем, что всегда предлагают лишь некоторую часть хозяйственной свободы. Это важное противоречие естественной природы рынка и его искусственной правовой формы требует от законодателя знания экономической теории свободного рынка, для того чтобы его нормативные акты не противоречили экономической логике и обеспечивали максимальную хозяйственную свободу.

Добавлено: 14 марта 2016