• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 60 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Евсеев А. П. Международное правосудие. 2017. № 4. С. 122-136.

В статье рассматривается феномен «проработки прошлого» в деятельности международных уголовных трибуналов, в особенности Международного трибунала по бывшей Югославии. Анализируется «политика памяти» как один из элементов транзитивного правосудия, позволяющий осуществить переход к состоянию мира. Выделяются две основные стратегии, которых может придерживаться государство, осуществляя попытку разобраться с собственным прошлым: политика замалчивания и политика под девизом «больше никогда!» Подчёркивается неоднозначность истины, добываемой в ходе судебного познания. Особое внимание уделено трудностям психологического и социокультурного плана, которые возникают у человека или этнической группы при взаимодействии с иной трактовкой событий, нежели та, что принята в их среде. В связи с этим раскрывается специфика «войн памяти» как защитной реакции на иную версию исторических событий. На конкретных примерах иллюстрируется отношение трибунала к событиям Югославской войны 1991–1995 годов. Обозначена неоднозначная роль общественных комиссий по установлению истины, которые на практике могут оказаться менее эффективными, нежели полноценные судебные трибуналы. Рассматриваются возможности применения «политики памяти» на постконфликтных территориях, в частности на примере Боснии и Герцеговины, а также Украины.

Добавлено: 19 января 2019
Статья
Ерпылева Н. Ю., Гетьман-Павлова И. В. Международное правосудие. 2019. № 1. С. 134-147.

Статья посвящена исследованию нового регулирования международного частного права и международного гражданского процесса в Аргентине, принятого в рамках процессов рекодификации и унификации частного права. В 2014 году был утверждён новый Гражданский и коммерческий кодекс Аргентины, статьи 2594–2671 Титула IV «Положения международного частного права» которого устанавливают правила выбора применимого права, юрисдикционные правила и положения о правовой помощи. Для кодификации данных отраслей права аргентинский законодатель избрал внутриотраслевую комплексную форму, традиционную для этой страны. В статье главное внимание уделено анализу процессуальных аспектов принятого законодательства. Основной посыл нового международного гражданского процесса Аргентины – обеспечение равного права на доступ к правосудию для любых лиц, находящихся на территории страны. Возможность доступа к юрисдикции аргентинских судов по частным международным делам для всех лиц является одним из самых важных достижений новой кодификации. Равный доступ к эффективному правосудию – это одно из фундаментальных прав человека, приоритет которых установлен в Конституции Аргентины (1853 года в редакции 1994 года). Кодекс в целом в полной мере отражает конституционализацию частного права, и нормы международного гражданского процесса в такой же степени нацелены на обеспечение верховенства гуманистических ценностей. Новое регулирование имеет международно-ориентированный характер, расширена свобода судейского усмотрения в целях учёта конкретных обстоятельств дела, большинство норм направлено на обеспечение доступа к эффективному правосудию. К сожалению, аргентинский законодатель отказался от комплексной автономной кодификации международного частного права и международного гражданского процесса, ввиду чего новое регулирование получилось неполным, в частности не закреплены правила признания и исполнения иностранных судебных решений. Несмотря на целый ряд недостатков, новое международное частное право и международный гражданский процесс Аргентины обладают серьёзными достоинствами: а) установлен исчерпывающий перечень оснований исключительной юрисдикции местных судов; б) признана автономия воли сторон в выборе суда; е) закреплён принцип контролируемой множественности процессов.

Добавлено: 16 апреля 2019
Статья
Энтин К. В. Международное правосудие. 2021. Т. 37. № 1. С. 102-130.

В статье рассматриваются положения права Европейского Союза и Евразийского экономического союза, посвящённые месту и роли международных договоров и норм международного обычного права в правопорядке данных интеграционных объединений. Обязанность региональных организаций соблюдать международное право обуславливает необходимость создания правовых механизмов, позволяющих, с одной стороны, включить нормы международного права в правовые системы ЕС и ЕАЭС и, с другой стороны, сохранить автономный характер соответствующих правопорядков. Важную роль в решении этого вопроса играет и практика наднациональных судебных органов. Основное внимание автор уделяет тем вопросам, которые представляются актуальными не только для ЕС, но и для ЕАЭС на современном этапе его развития: обеспечению соответствия международных договоров с третьими странами основным правилам и принципам функционирования интеграционного объединения, возможности частных лиц оспорить действительность актов институтов/органов ЕС/ЕАЭС в случае их противоречия нормам международного договорного и обычного права, а также установлению обязательности для регионального интеграционного объединения международных договоров, заключённых государствами-членами в сферах, где полномочия переданы ими на наднациональный уровень. Автор приходит к выводу о том, что, несмотря на недостаточность предусмотренных Договором о ЕАЭС механизмов, соответствующие пробелы могут быть отчасти восполнены судебной практикой. Важным ориентиром в этом отношении служат правовые позиции Суда Евро- пейского Союза, которые, тем не менее, необходимо оценивать критически. Так, строгий подход Суда ЕС к прямому действию универсальных международных договоров, а также применяемая в отношении договоров государств-членов доктрина функционального правопреемства создают значительные препятствия для защиты частными лицами своих прав со ссылками на международное право.

Добавлено: 3 апреля 2021
Статья
Пешина И. Ю., Шаблинский И. Г. Международное правосудие. 2019. № 3(31). С. 18-28.

Противостояние свободных средств массовой информации и государства в лице его институтов является серьёзной проблемой как для России, так и для многих других европейских государств. Постановления Европейского Суда по правам человека по жалобам журналистов и средств массовой информации на нарушения статьи 10 Конвенции напоминают национальным судам о необходимости обеспечения свободы массовой информации в соответствии с внутренним законодательством и принятыми на себя государствами международными обязательствами. В постановлении по делу Скудаева против России Европейский Суд подчеркнул, что национальным судам следует искать баланс между свободой слова и свободой средств массовой информации, с одной стороны, и правом публичного лица на честь и достоинство - с другой. Суд также напомнил о важности различения информации о фактах и оценочных суждений журналиста в связи с возможностью дальнейшей оценки высказываний журналиста с точки зрения их достоверности. Суд указал на необходимость повышенной терпимости публичных персон к критике, подчеркнув, что деятельность должностных лиц может и должна критиковаться. В таких спорах суды должны учитывать интересы общества, и, если журналист вскрывает общественно значимую проблему, критикуя представителей власти, судам следует принять его сторону, даже еcли представители власти чувствуют себя уязвленными. Также Судом было отмечено, что ограничение свободы на выражение мнения возможно, но во всех случаях должно быть обосновано национальными судами в соответствии с принципами и стандартами статьи 10 Конвенции.

Добавлено: 14 октября 2019
Статья
Энтин К. В., Pirker B. Международное правосудие. 2020. Т. 33. № 1. С. 79-96.

В настоящей статье рассматриваются положения права Евразийского экономического союза (ЕАЭС), посвящённые свободному движению лиц, с акцентом на трудящихся. Авторы анализируют понятие «трудящегося» в праве ЕАЭС, а также права, предоставляемые трудящимся и членам их семей. Несмотря на то что во многих аспектах их правовое положение схоже с тем, что существует в правопорядке Европейского Союза, значительное число ограничений, содержащихся в Договоре о ЕАЭС, позволяет прийти к выводу, что общий статус трудящегося в ЕАЭС значительно менее привлекателен, чем в ЕС даже до введения европейского гражданства. Договор о ЕАЭС, в частности, отрицает возможность получения трудящимися права на постоянное пребывание и содержит обязательство по соблюдению ими культуры и традиций государства пребывания. Таким образом, право ЕАЭС следует узкому восприятию «своих» граждан как Homo Oeconomicus, а дорога к появлению Civis Eurasiaticus наподобие Civis Europaeus представляется длинной и извилистой. В то же время положения Договора о ЕАЭС оставляют и достаточно большое «пространство для манёвра», что может позволить Суду ЕАЭС сыграть существенную роль в развитии данной сферы. В консультативном заключении о профессиональных спортсменах он дал широкое толкование понятию «ограничений» и установил прямое действие соответствующих положений Договора о ЕАЭС. Можно надеяться, что в будущем Суд продолжит придерживаться толкования права ЕАЭС, базирующегося на основополагающих правах человека, и выработает свой собственный «дух гражданства». Наконец, положения о гражданстве, содержащиеся в правовой системе Союзного государства России и Беларуси, могут также служить источником для «перетекания» в право ЕАЭС.

Добавлено: 4 апреля 2020
Статья
Русинова В. Н., Ассаф А. Н., Мошников Д. К. Международное правосудие. 2020. № 3. С. 55-66.

Артикуляция США и Великобританией своей позиции о том, что суверенитет является не более чем основополагающим принципом международного права, который — в отсутствие сложившегося международно-правового обычая о применении суверенитета в киберпространстве — не может служить основанием для возникновения международной ответственности, дала основу для нового витка дискуссии о том, как международно-правовая концепция суверенитета может или должна применяться в киберпространстве. Эта дискуссия, получившая известность как спор о суверенитете как правиле или как принципе, связана с применением строго позитивистского дискурса, опирающегося на действующие нормы международного права lex lata. В статье предпринимается попытка вырваться за пределы этих рамок, обратившись к философско-правовым теориям понимания концепции «суверенитета»: теории собственности, теории компетенций и функциональной теории. Предлагается, используя стереоскопический подход к пониманию природы суверенитета, по-новому взглянуть на возможные пути формализации представлений о суверенитете в киберпространстве, дополнив концепцию «территориального» суверенитета применением функциональной теории. Опора на данную теорию позволяет сохранить киберпространство в его нынешнем виде как глобальную сферу, не ущемив при этом возможность осуществления государствами их функций, и, соответственно, может стать основой для изменения вектора развития позитивистского дискурса о применении суверенитета в киберпространстве.

Добавлено: 2 октября 2020
Статья
Боклан Д. С., Тонких П. С., Козлова М. Ю. Международное правосудие. 2018. № 3 (27). С. 14-27.

Нормы права Евразийского экономического союза, так же как и нормы соглашений Всемирной торговой организации, преимущественно регулируют международные торговые отношения. Таким образом, сферы отношений, регулируемых правом ВТО и правом ЕАЭС, зачастую совпадают. Более того, Договор о Евразийском экономическом союзе содержит отсылки к соглашениям ВТО. В статье авторы выявляют особенности, характерные для оспаривания в Органе по разрешению споров ВТО мер, принятых в рамках ЕАЭС. Для этого анализируются четыре существующих на данный момент спора, где заявителями перед ОРС ВТО был поставлен вопрос о признании мер, принятых в рамках Евразийского экономического союза, не соответствующими праву ВТО. В трёх из указанных споров ответчиком является Россия и в одном – Казахстан. Авторы приходят к выводу о том, что в контексте проблемы оспаривания мер, принятых в рамках Евразийского экономического союза, большое значение имеет не только содержание норм права ЕАЭС как таковых, но и способ их толкования и порядок применения государствами – членами Союза. Также в статье делается вывод о том, что ОРС ВТО рассматривает нормы права ЕАЭС не как нормы применимого права, а как меры, принятые одним из государств – членов Союза, поскольку сам ЕАЭС не является членом ВТО. При этом все действия Евразийского экономического союза, то есть действия его органов, присваиваются каждому государству – члену Союза. Более подробно в статье анализируется недавний доклад третейской группы по спору Россия – Меры, влияющие на импорт железнодорожного оборудования и его частей, в отношении иных споров представлен более краткий обзор со специальным акцентом на оспаривание мер, принятых в рамках ЕАЭС. В конце статьи сделаны выводы об особенностях оспаривания мер ЕАЭС в ОРС ВТО.

Добавлено: 5 октября 2018
Статья
Боклан Д. С., Шауберт М. В. Международное правосудие. 2019. № 2. С. 20-30.

Статья посвящена анализу толкования и применения исключений по соображениям безопасности, содержащихся в соглашениях Всемирной торговой организации. Впервые в истории Генерального соглашения по тарифам и торговле и Всемирной торговой организации в споре Россия – Меры, связанные с транзитом грузов была применена статья XXI(b)(iii) ГАТТ, предусматривающая исключения по соображениям безопасности, которые связаны с чрезвычайными обстоятельствами в международных отношениях. Третейской группой были сделаны выводы относительно природы данной статьи и возможности оценки мер, принятых государствами по соображениям безопасности. Авторы анализируют субъективный и объективный подходы к толкованию статей соглашений ВТО, предусматривающих исключения по соображениям безопасности, а также подход, использованный Третейской группой в споре Россия – Меры, связанные с транзитом грузов. Авторы приходят к выводу, что Третейская группа предприняла попытку найти баланс между двумя противоположными взглядами относительно наличия у неё юрисдикции на рассмотрение подобного рода споров. С одной стороны, подход, использованный Третейской группой, частично устраняет неопределённость, связанную с толкованием статей соглашений ВТО, которые предусматривают исключения по соображениям безопасности, а с другой – ввиду своей неоднозначности в отношении некоторых вопросов, создаёт определённый риск злоупотребления со стороны членов ВТО. В статье делается вывод о том, что Третейская группа применила принцип «эффективного толкования», который в прошлом неоднократно использовался в практике Органа по разрешению споров ВТО, указав, что меры, принятые в соответствии с исключениями по соображениям безопасности, могут быть предметом рассмотрения ОРС. Третейская группа сформулировала подлежащий применению к статье XXI(b)(iii) ГАТТ стандарт оценки, основанный на четырёх критериях: хронологическом критерии; критерии наличия чрезвычайных обстоятельств в международных отношениях; характера существенных интересов безопасности и связи между принятой мерой и охраняемым статьёй XXI ГАТТ интересом. Авторы заключают, что Третейская группа, в стремлении обеспечить баланс между соображениями безопасности государств и их обязательствами в рамках ВТО, фактически применила комбинированный подход, используя при толковании параграфа (iii) статьи XXI(b) ГАТТ объективный подход, а при толковании вводной части статьи XXI(b) ГАТТ субъективный подход.

Добавлено: 18 июля 2019
Статья
Анита Соболева Международное правосудие. 2017. Т. 23. № 3. С. 34-46.

Судьи национальных судов стран, входящих в Совет Европы, и судьи Европейского Суда по правам человека, применяя схожие по содержанию и словесному выражению нормы к схожим ситуациям, часто приходят к противоположным решениям, что даёт основания для упреков международных судей в излишнем судейском активизме и в том, что они стремятся подменить национального законодателя. Можно ли сказать, что судьи национальных судов толкуют право, действуя как читатели норм, в то время как международные судьи берут на себя смелость его творить, выступая как авторы? В статье вопрос роли судей при толковании положений Конвенции рассматривается с точки зрения классической риторической трихотомии «автор–текст–аудитория», в связи с чем анализируется, кого можно понимать под «автором» текста правовой нормы и текста судебного решения, кого судьи рассматривают в качестве своей «аудитории» при написании решения и в чём состоит особенность риторического подхода к «тексту» и самой нормы, и решения, содержащего её толкование. Риторический анализ автор дополняет философскими категориями, взятыми из диалога Платона «Кратил»,и далее использует платоновскую теорию именования для выяснения роли законодателей как «создателей имён» и судей как «оценщиков» правильности созданных имён, то есть «мужей-диалектиков».

Добавлено: 25 октября 2017
Статья
Русинова В. Н. Международное правосудие. 2011. № 1. С. 111-121.

 

Уголовное преследование лиц, задержанных в рамках борьбы с пиратством у берегов Сомали, сопряжено с рядом правовых проблем, существующих как на национальном, так и на международном уровне. На основе анализа этих сложностей и путей их преодоления в статье обосновывается вывод о том, что создание в этом регионе специального суда для преследования лиц, ответственных за пиратство и вооружённый разбой на море, является оправданной мерой, способной решить многие из возникающих проблем.

Добавлено: 9 марта 2013
Статья
Богуш Г. И., Кудинова О. Ф. Международное правосудие. 2020. Т. 10. № 4. С. 59-76.

Международное правосудие не осталось в стороне от интенсивного развития социальных сетей: их данные имеют важное доказательственное значение в международных судах. Спор о предоставлении информации сетью Facebook для использования в споре Гамбия против Мьянмы в Международном Суде ООН затрагивает более широкие вопросы о международно-правовом статусе телекоммуникационных компаний, об обязательствах самих компаний и государств, связанных с вовлечением сетей в нарушения прав человека и международные преступления. Статья даёт оценку существующему международно-правовому регулированию обязательств контролирующих глобальные социальные сети корпораций в сфере прав человека, а также их роли в осуществлении международного правосудия на примере использования социальной сети Facebook в Мьянме для распространения ненавистнических высказываний и подстрекательства к насилию в отношении дискриминируемой группы рохинджа. Авторы анализируют доклад независимой международной миссии по установлению фактов в Мьянме, реакцию Facebook на выявленные факты влияния корпорации на ситуацию с рохинджа и предпринятые меры по уменьшению негативного воздействия деятельности компании на права человека. Обращается внимание на противоречивую позицию Facebook в отношении содействия расследованию совершенных через социальную сеть нарушений международного права. В частности, дается комментарий рассматриваемому в американских судах спору между Гамбией и Facebook о предоставлении материалов, формирующих доказательственную базу по делу Гамбия против Мьянмы и бездействию США в вопросе защиты прав человека и предупреждению совершения геноцида. Авторами отмечается неопределённость международно-правового регулирования, препятствующего эффективным международным расследованиям серьёзных нарушений прав человека. Негосударственные акторы остаются вне досягаемости международного правосудия и международных механизмов подотчётности, особенно в случае осуществления своей деятельности в юрисдикциях государств, не соблюдающих свои позитивные обязательства в сфере прав человека. Делается вывод о необходимости развития в сфере международного правосудия эффективных механизмов сотрудничества и подотчетности медиакорпораций, которые играют всё большую роль в расследовании серьёзных нарушений прав человека. 

Добавлено: 7 декабря 2020
Статья
Мария Филатова, Бутко А. Международное правосудие. 2020. № 2(34). С. 27-46.

17 марта 2020года Европейский Суд по правам человека принял реше- ние о приемлемости жалобы по делу Шмелёв и другие против России, где дал оценку новому внутригосударственному средству защиты от ненадлежащих условий содержания под стражей. Новый механизм был введён федеральным законом в январе 2020 года и предусматривает возможность обращения с заявлением о компенсации за такое нару- шение. Хотя практика применения этого закона в России пока не сложи- лась, Европейский Суд признал необходимость исчерпания установлен- ных им мер до обращения с жалобой в Страсбург. Согласно изменениям,вносимым новым законом в правовое регулирование, обратиться с жалобой на условия содержания и с заявлением о присуждении ком- пенсации смогут как лица, находящиеся под стражей в качестве меры пресечения, так и лица, лишённые свободы по приговору суда. В статье анализируются основные положения нового закона, а также те вопросы, которые он оставляет открытыми: о круге лиц, которым доступно новое средство защиты, о процедуре обращения и порядке рассмотрения за- явления, а также о размере компенсации. Авторы отмечают, что эти вопросы могут быть разъяснены Верховным Судом России в одном из его постановлений, однако до того времени для потенциальных заяви- телей существуют очевидные риски неправильного определения их процессуальной стратегии. По мнению авторов статьи, оценку эффек- тивности нового механизма ещё предстоит дать ЕСПЧ, однако на сегодня для заявителей остаётся лишь возможность проверять её эмпирическим путём в российских судах. Авторы статьи анализируют основные выводы ЕСПЧ, сделанные в деле Шмелёва, и дают свой прогноз того, как новый механизм будет в дальнейшем оценён Европейским Судом и Комитетом министров Совета Европы. Во второй части статьи приводится обзор мер, принятых для решения структурной проблемы ненадлежащих условий содержания в ряде европейских стран. Отмечается, что только работающий симбиоз превентивных и компенсаторных механизмов рассматривается органами Совета Европы как эффективное внутригосударственное средство защиты от данного нарушения. Однако принятие таких

мер также несёт в себе риски для национальных систем.

Добавлено: 29 августа 2020
Статья
Русинова В. Н. Международное правосудие. 2015. № 3 (15). С. 27-33.

В постановлении по делу Хассан против Великобритании Европейский Суд по правам человека пересмотрел свой подход к соотношению международного гуманитарного права и Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части регулирования права на свободу, а также к правомерности отступления от обязательств, вытекающих из Конвенции, вне процедуры, установленной в статье 15. Автором представлен критический взгляд на обоснованность и легитимность такого подхода и сформулировано предостережение от его использования в отношении интернирования в вооружённых конфликтах немеждународного характера. 

Добавлено: 9 марта 2016
Статья
Фокин Е. А. Международное правосудие. 2018. № 4. С. 97-112.

Проблематика доступности правосудия остаётся актуальной как в практике Европейского Суда по правам человека, так и на уровне национального правового регулирования. Настоящая статья преследует цель обобщить накопленные теоретические представления о доступности правосудия и отследить их практическую реализацию Европейским Судом по правам человека. Исследование открывается историческим обзором взглядов на доступ к правосудию. Делается вывод о том, что косвенно данная проблематика осмысливалась человечеством еще со времен Римского права, однако систематизацию и конкретизацию получила лишь во второй половине двадцатого века. Затем в статье даётся краткий сравнительный анализ понятий «доступность правосудия», «право на доступ к суду», «доступ к суду». Данный анализ опирается в том числе и на российскую доктрину. Основная часть статьи посвящена практике Европейского Суда по правам человека. Так, анализ практики начинается с обзора дела Голдер против Соединенного Королевства, постановление по которому стало фундаментом и основой для дальнейших позиций Суда. При этом даётся обзор и особых мнений судей, не согласившихся с необходимостью выделения доступа к суду в качестве самостоятельного элемента права на справедливое судебное разбирательство. Далее статья раскрывает подходы Европейского Суда по правам человека по вопросу об ограничениях права на доступ к суду, сопоставляя правовые позиции Суда, в которых такие ограничения признаются возможными с теми, согласно которым ограничения являются нарушением Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. Наконец, значительное внимание уделяется рассмотрению вопроса о том, какими именно сущностными чертами должно обладать правосудие для целей соблюдения права на доступ к суду. В завершении статьи приводится краткий обзор сфер пересечения доступности правосудия с иными элементами права на справедливое судебное разбирательство. Статья опирается на сравнительно-правовые и исторические методы анализа. 

Добавлено: 25 октября 2018
Статья
Старженецкий В. В. Международное правосудие. 2014. № 4. С. 123-140.

В статье рассматривается эволюция института юрисдикционных иммунитетов государств их собственности в современном международном праве под воздействием принципа уважения прав человека, борьбы с терроризмом, необходимости обеспечения права на суд, защиты трудовых, гражданских и коммерческих интересов частных лиц. Анализируются сложности, связанные с формированием на международном и национальных уровнях сбалансированных правовых норм, позволяющих обеспечить интересы всех заинтересованных сторон, а также гарантировать стабильность дружественных отношений между государствами. По итогам делаются выводы о возможных путях развития рассматриваемого правового института.

Добавлено: 28 января 2015
Статья
Старженецкий В. В., Бутырина В. А., Драгунова Ю. В. Международное правосудие. 2018. № 4. С. 126-139.

В данной статье авторы анализируют формирующиеся подходы российских судов (Конституционного Суда РФ, арбитражных судов и судов общей юрисдикции) по квалификации отношений, связанных с экономическими санкциями, введенными западными государствами в отношении России в 2014 году. Российские суды исходят из того, что указанные экономические санкции являются незаконными с точки зрения международного права; по этой причине действие иностранных правовых предписаний и соответствующих положений  коммерческих контрактов, направленных на исполнение санкционных ограничений, блокируется на территории России на основании норм о защите публичного порядка. В этом контексте судебную практику можно рассматривать как продолжение общей государственной политики России, направленной на отрицание легитимности односторонних ограничительных мер экономического характера, которые вводятся в обход компетенции Совета Безопасности ООН и которые считаются недружественными действиями со стороны иностранных государств, представляющими угрозу суверенитету России. В то же время в ряде случаев российские суды стараются смягчить негативные юридические последствия от действия санкций для российского и зарубежного бизнеса в отечественной юрисдикции. Судебная практика находится в поиске сбалансированных подходов применительно в ответственности за соблюдение иностранных санкций частными лицами, достаточно нейтрально относится к положениям в контрактах, направленных на предупреждение коллизий, вызванных экономическими санкциями (антисанкционным оговоркам), а также в целом придерживается справедливых правовых решений, основанных на разграничении вопросов предпринимательского риска и влияния объективных обстоятельств на поведение частных лиц, в ситуациях, когда невыполнение обязательств было вызвано санкционными ограничениями.

Добавлено: 28 декабря 2018
Статья
Русинова В. Н. Международное правосудие. 2016. № 1. С. 59-69.

В делах, связанных с применением Конвенции о защите прав человека и основных свобод на территории непризнанных государств, Европейский Суд по правам человека применяет подход к установлению ответственности государств-участников, который заключается в смешивании понятий «юрисдикция» и «вменение», а также в значительном понижении минимальной планки вменения. В статье обосновывается вывод о том, что применение этого подхода в случаях, когда государство – участник Конвенции не является оккупирующим, не согласуется со сложившимися международными обычаями в области права международной ответственности, вне зависимости от применения теста «эффективного» или «общего контроля».

Добавлено: 17 января 2017
Статья
Петербургский М. Ю. Международное правосудие. 2020. Т. 35. № 3. С. 67-79.

Статья посвящена проблематике языкового неравенства в государствах Северной и Южной Америки, взгляд на которую осуществляется через призму решений Межамериканского Cуда по правам человека. В данной работе автором анализируются разнообразные проявления языковой дискриминации (лингвицизма), уделяется внимание функциям и принципам работы Межамериканского Cуда по правам человека и Межамериканской комиссии по правам человека как центральных органов по защите прав человека на американских континентах. Выборка судебных решений в статье произведена в зависимости от новизны и степени остроты языкового конфликта. Хотя ключевым предметом большинства проанализированных дел Межамериканского Суда по правам человека не являлась языковая дискриминация как таковая, она стала отдельным вопросом для судебного рассмотрения, и Суд уделил ей самое пристальное внимание. Выработанные им правовые позиции представляют большой интерес: в ходе судебного разбирательства Суд демонстрирует полную вовлечённость в проблему, привлекает экспертные мнения специалистов — социологов и этнографов. Их оценка в совокупности с ценными свидетельскими показаниями, а также с анализом национальной и международной нормативной базы позволяют выработать понимание особенностей состояния языковых прав малых этносообществ латиноамериканских государств, а также понимание правового регулирования статуса различных языков государствами-ответчиками. Кроме того, в статье делается вывод и о неудовлетворительном правовом положении коренных народов ряда стран Северной и Южной Америки с точки зрения соблюдения их языковых прав. Реализация данных прав особенно затруднена в сфере образования и судопроизводства. Отсутствие внимания к вопросу о сохранении и развитии малых языков объясняется как кризисной составляющей — гражданскими и политическими конфликтами, нестабильной экономической обстановкой, — так и намеренной дискриминационной политикой государств в отношении отдельных этносообществ. Кроме того, в большинстве стран отсутствует система подготовки билингвальных кадров для работы в публичном секторе, что существенно затрудняет задачу интеграции того или иного меньшинства в публичное пространство на равных условиях с другими, более крупными, этническими единицами. Автор приходит к выводу о том, что в отдельных случаях языковая дискриминация не только сводит на нет возможность языковых меньшинств пользоваться доступными большинству правами, но и вызывает внутри самой языковой группы негативные психосоциальные эффекты, связанные с формированием критического отношения к собственному языку, с отказом от использования родного языка, а также с табуированием и негативизацией его образа.

Добавлено: 24 октября 2020