• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 229 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Казун А. Д., Казун А. П. Полис. Политические исследования. 2019. № 1. С. 90-104.

В статье рассматривается дискуссия в российской прессе о деятельности Д.Трампа во время избирательной кампании и в течение полугода после ее завершения. Авторы провели количественный анализ публикаций о Дональде Трампе в 500 журналах и 250 крупнейших федеральных газетах России. Источником данных относительно тона новостных сообщений об американском президенте послужила база “Медиалогия”, на основе которой делается вывод, что образ Трампа не был однозначно позитивным, как об этом писали некоторые зарубежные исследования. Опираясь на теорию сетевой повестки и базу печатной прессы “Интегрум”, авторы проанализировали контекст, в котором упоминался Д. Трамп за месяц до выборов, в месяц после выборов и в июне 2017 г., непосредственно перед его первой встречей с Владимиром Путиным. На базе анализа сетевых повесток в российской федеральной прессе можно сделать вывод, что во время выборов Трамп представлялся российскими СМИ не как фаворит гонки, а как противник Хиллари Клинтон и критик американской политики последних лет. В этом контексте его вероятный проигрыш позволил бы российским СМИ усилить негативное впечатление россиян от американских выборов. Однако после объявления результатов выборов российские СМИ поменяли тактику и начали писать о Трампе как о друге России, что было связано с надеждами на отмену политических и экономических санкций. Политика Трампа не оправдала ожиданий россиян, и уже с начала 2017 г. о нем стало выходить больше негативных, чем позитивных публикаций. Окончательно позитивный образ Трампа разрушился после начала американских военных действий в Сирии и введения новых санкций против России. В июне 2017 г. Дональд Трамп все чаще упоминался федеральными газетами в контексте таких вопросов, как хакерские атаки и протесты. 

Добавлено: 23 января 2019
Статья
Какабадзе Ш. Ш., Зайцев Д. Г., Звягина Н. А. и др. Полис. Политические исследования. 2011. № 3. С. 88-108.

It is on the basis of modern approaches provided by the new institutional theory that in the present article the institution of civil participation is reappraised as an integral phenomenon securing inclusion of citizens into the political government process. Characterization and analysis of the evolution and of the current state of the institution of civil participation are offered. As is demonstrated by the investigation developed, there are few real public entities, and civil entities are in minority. Nevertheless civil entities, because they possess qualities of a competent political actor, of a self-dependent subject of politics, with welldeveloped social practical skills, are able to form - and in reality do form - a new, not an imitative, but a real institution of civil participation oriented at citizens needs for influencing the process of political decision-making.

Добавлено: 22 сентября 2012
Статья
Сунгуров А. Ю., Захарова О. С., Петрова Л. А. и др. Полис. Политические исследования. 2012. № 1. С. 165-178.

Статья открывает цикл публикаций, посвященных развитии в современной России институтов, выполняющих функцию посредников или медиаторов, и рассматривает в сравнительном аспекте развитие Общественных палат и общественно-консультативных советов на федеральном и региональном уровнях (случаи Санкт-Петербурга и Нижегородской области). Предметом анализа, который ведется в рамках неокорпоративистского подхода, являются их нормативная основа, персональный состав и результаты их деятельности. В результате рассмотрения делается вывод о степени близости рассматриваемых институтов к патерналистской или партнерской моделям взаимодействия власти и общественных структур.

Добавлено: 28 августа 2012
Статья
Сунгуров А. Ю., Распопов Н. П., Глухова Е. А. Полис. Политические исследования. 2013. № 2. С. 108-124.

Статья продолжает цикл публикаций, посвященных развитии в современной России институтов, выполняющих функцию посредников или медиаторов, и рассматривает в сравнительном аспекте развитие Институтов Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, в Санкт-Петербурге и в Нижегородской области. Предметом анализа, который ведется в рамках сравнительного подхода, являются история их создания, нормативные основы их деятельности, а также результаты их ре-активной и про-активной работы. В результате рассмотрения делается вывод о существенно большей роли личных качеств Уполномоченного и предшествующего опыта его работы по сравнению с особенностями нормативной основы их работы. Показано также, что в случае Нижнего Новгорода медиаторские функции Уполномоченного по правам человека выражены в наименьшей степени.

Добавлено: 15 декабря 2013
Статья
Сунгуров А. Ю., Распопов Н. П., Беляев А. Ю. Полис. Политические исследования. 2012. № 4. С. 99-116.

Статья продолжает цикл публикаций, посвященных развитии в современной России институтов, выполняющих функцию посредников или медиаторов, и рассматривает в сравнительном аспекте развитие фабрик мысли различного типа для случаев Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода). Предметом анализа, который ведется в рамках сравнительного подхода, являются история их создания, взаимоотношения с властью и гражданскими организациями, характеристики их лидеров и результаты их деятельности. В результате рассмотрения делается вывод о снижении активности центров публичной политике в первое десятилетие нового века, а также о различиях закономерностей развития московских фабрик мысли, с одной стороны, и аналогичных структур в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, с другой.

Добавлено: 29 августа 2012
Статья
Какабадзе Ш. Ш. Полис. Политические исследования. 2008. № 4. С. 102-111.

Main attention is given to institutional transformations that have been taking place in the sphere of federative relations since the beginning of the new century. The tendency revealed is that of consecutive curtailment of the process of real coordination of interests between the federal center and the subjects of the RF and substitution of it for the centralized government. At the same time the democratic institutions of coordinating the interests are for the principal part retained.

Добавлено: 20 сентября 2012
Статья
Гельман В. Я. Полис. Политические исследования. 2003. № 4. С. 6-25.

"Неформальная институционализация", т.е. вытеснение формальных институтов неформальными правилами, - одно из распространенных следствий поставторитарных (в т.ч. посткоммунистических) трансформаций. Не удалось избежать его и России. Каковы же причины возникновения, механизмы образования и тенденции развития неформальных институтов в российской политике? Полностью отдавая себе отчет в том, что для комплексного ответа на этот вопрос требуется объединение усилий различных социальных дисциплин, автор попытался наметить некоторые направления анализа данной исследовательской проблемы. Статья состоит из трех частей и заключения. В первой части дается критический обзор существующих объяснений доминирования в нашей стране неформальных институтов и обосновывается необходимость дополнения структурного подхода процедурным; во второй предлагается процедурная модель процесса неформальной институционализации; в третьей рассматривается логика становления и закрепления неформальных институтов в ходе институционального строительства (на примере реформы институтов избирательного процесса); в заключении обсуждаются потенциальные эффекты неформальных институтов с точки зрения динамики политического режима в России. Согласно выводу автора, "неформальная институционализация", скорее всего, окажется не временным "дефектом" российского политического режима (в смысле отклонения от "правильного" пути развития), а долгосрочной и принципиальной его характеристикой.

Добавлено: 31 октября 2013
Статья
Гаман-Голутвина О. В. Полис. Политические исследования. 2016. № 2. С. 184-191.

Автор рассматривает изучение проблем интеграции в отечественной политической науке. В начале XXI в. интеграция предстала глобальным трендом: обретя статус значимой тенденции с середины ХХ в. (отмеченной успехом консолидации сначала экономического, а затем политического и управленческого характера в Европе), этот процесс впоследствии охватил различные регионы мира. Причем усиление интеграционных начал в одних регионах (зарубежная Европа, Восточная Азия, Северная и Южная Америки и др.) в отдельные периоды происходило практически одновременно с процессами распада в других (СССР). Значимое расширение ареала интеграции в начале XXI в. определило настоятельную потребность в осмыслении этого феномена, и это действительно происходило – к настоящему времени интеграции посвящена значительная по объему и тематическому разнообразию литература. Характерной особенностью данной литературы является то, что вплоть до начала XXI в. материалом для рефлексии выступал преимущественно европейский опыт, который нередко по умолчанию рассматривался в качестве нормативной модели. Осознание ограниченности такого подхода стимулировало стремление к выходу за пределы опыта Евросоюза. В отечественной литературе данную тематику активно и успешно разрабатывает А.А. Байков, работы которого знаменуют продвижение к разработке общей теории интеграции.

Добавлено: 28 марта 2018
Статья
Монусова Г. А., Цапенко И. П. Полис. Политические исследования. 2017. № 4. С. 90-105.

Статья посвящена происходящим в европейских странах этнокультурным сдвигам, их политическим последствиям, возможностям и условиям реализации интеграционного потенциала этнического разнообразия. Рассмотрение этих вопросов осуществляется с позиций идентитарного подхода в контексте теорий конфликта и контакта и опирается на микроданные Европейского социального обследования.

Добавлено: 19 сентября 2017
Статья
Мамонов М. В. Полис. Политические исследования. 2011. № 5.
Добавлено: 10 января 2012
Статья
Ахременко А. С., Горельский И. Е., Мельвиль А. Ю. Полис. Политические исследования. 2019. № 3. С. 49-68.

В предыдущей статье журнала (№ 2-2019) авторами были предложены и обоснованы теоретико-методологические основания концепта государственной состоятельности и соответствующий набор индикаторов для исследования многомерной природы этого концепта: уровень военных расходов и агрегированный показатель контроля над насилием внутри страны, показатель собираемости подоходных налогов и совокупных доходов государственного бюджета, а также качество управленческих институтов и показатель легальной экономики. В настоящей статье с опорой на полученные ранее результаты авторы концентрируют внимание на эмпирических задачах измерения государственной состоятельности. Для этого ими привлекались многомерные статистические методы (иерархической кластеризации) и были критически проанализированы недостатки других подходов (методов снижения размерности, агрегирования, рейтингования) применительно к массиву собранных данных. Вкладом авторов в научную дискуссию является одна из первых попыток альтернативного эмпирического тестирования индекса государственной состоятельности и выделение восьми устойчивых структур, характерных для отдельных групп стран и получаемых в результате многократного применения процедуры кластеризации с соответствующими параметрами (кластеры “Успешное развитие”, “Второй эшелон”, “Индивидуальные траектории”, “Ресурсная игла”, “Аутсайдеры”, “На грани провала”, “Восходящие гиганты Азии” и “Вариации постсоветских траекторий”). Несмотря на условность полученных кластеров (ввиду специфики использованного метода, позволяющего “настраивать” масштабы подобных структур), в целом они раскрывают типологически сходные варианты государственного развития, учитывающие специфику исторических обстоятельств, внутренние и внешние условия и принимаемые национальными элитами стратегические решения.

Добавлено: 23 мая 2019
Статья
Ахременко А. С., Горельский И. Е., Мельвиль А. Ю. Полис. Политические исследования. 2019. № 2. С. 8-23.

В данной статье рассматриваются теоретико-методологические основания концепта государственной состоятельности, под которой понимается способность государства выбирать и эффективно реализовывать собственные решения, в том числе касающиеся внутренней и внешней политики. Авторы подчеркивают, что одной из отличительных особенностей концепта является его многомерность, что приводит их к идее рассмотрения государственной состоятельности как многосоставного явления, комплекса взаимосвязанных способностей (“состоятельностей”), которыми обладает современное государство. В соответствии с данным предположением авторы останавливаются на трех основных измерениях государственной состоятельности: военно-принуждающей (обеспечение внешней безопасности и внутреннего порядка), экстрактивной (доступные в распоряжении государства финансовые ресурсы) и административно-бюрократической (качество административных и бюрократических институтов) способностях государства. Выбор измерений опирался прежде всего на идею наличия у любого современного государства ключевых (“зонтичных”) функций, которые, в свою очередь, могут послужить критерием для проведения сравнительных исследований. При переходе к операционализации подчеркивается особая важность соблюдения баланса между “максималистским” и “минималистским” подходами к отбору показателей. В рамках работы приводится обоснование использования набора индикаторов государственной состоятельности (для принуждающей способности – данные по военным расходам и агрегированный показатель контроля над насилием; для экстрактивной способности – собираемость подоходных налогов и совокупные доходы государственного бюджета, оба – в процентах к ВВП; для административно- бюрократической способности – агрегированный показатель качества управленческих институтов и уровень теневой экономики), который послужит основой для проведения эмпирического исследования и выделения характерных для отдельных групп стран устойчивых структур государственной состоятельности.

Добавлено: 1 апреля 2019
Статья
Турченко М. С., Завадская М. А. Полис. Политические исследования. 2017. № 2. С. 134-146.

Статья посвящена методологическим аспектам использования популярной в современной политической науке техники process tracing, которая получила развитие на стыке позитивистской и интерпретативной исследовательских традиций. Авторы дают краткий обзор роли метода process tracing в дисциплине, подробно останавливаются на процедуре и особенностях его применения в эмпирическом исследовании, встраивают его в контекст иных исследовательских техник, а также уделяют внимание преимуществам и возможным недостаткам, которые необходимо учитывать при его использовании. Process tracing обычно применяется в рамках стратегии кейс-стади для поиска причинно-следственного механизма, связанного с определенным политическим исходом. Достоинства рассматриваемого в статье метода: 1) относительно простая возможность проверки результатов, получаемых с его помощью; 2) строгость аналитической процедуры, опирающейся на байесовскую логику и связанные с ней эмпирические тесты; 3) сочетаемость метода с систематическим использованием глубинного знания об изучаемом случае; 4) совместимость process tracing с количественным стилем исследования в качестве вспомогательного метода. Process tracing дает мощный инструмент против создания атеоретичных нарративов по результатам анализа отдельных кейсов. К важным ограничениям метода можно отнести то, что в результате его применения получаемые объяснения могут оказаться довольно громоздкими и не слишком поддающимися генерализации, а также что тщательное применение метода требует большого количества информации и, соответственно, значительных временных затрат по ее сбору. Для демонстрации эвристических возможностей process tracing в статье рассмотрено исследование А. Ахмед, посвященное причинам электоральных реформ в Европе во второй половине XIX в. Показано, как с опорой наprocess tracing Ахмед опровергла влиятельную теорию Роккана-Бойша и доказала состоятельность своей модели объяснения логики электоральных реформ в Европе в период распространения всеобщего избирательного права.

Добавлено: 28 марта 2017
Статья
Павлова Е. Б., Романова Т. А. Полис. Политические исследования. 2019. № 2. С. 161-172.

Публикация представляет собой отклик на ряд статей, посвященных дискуссии о современном состоянии науки о международных отношениях, начатой в предыдущих выпусках журнала «Полис. Политические исследования». Акцент сделан на проблемах изучения теории международных отношений в Российской Федерации. Подчеркивается недостаточное в отечественных исследованиях внимание к современным тенденциям, а также проблема восприятия теоретических подходов и методов через призму идеологии, что в итоге ведет к сложностям включения российского академического сообщества в мировую научную дискуссию. Особое внимание уделено специфике формирования новых теоретических подходов, где тон задает междисциплинарность. Этот аспект становится центральной темой дебатов о самой сути теории международных отношений, а следовательно, его игнорирование серьезно ограничивает возможности отечественной аналитики. В качестве иллюстрации приведен пример анализа Глобальной стратегии Европейского союза 2016 г., ключевой категорией которой стало понятие «стрессоустойчивость». В статье демонстрируется неизбежность обращения к теоретическим наработкам для анализа как этого документа, так и современных отношений России и Европейского союза в целом. В первом разделе авторы фокусируются на специфике обращения к теории международных отношений российским академическим сообществом. Второй раздел посвящен основным проблемам современной дискуссии о сути международных отношений. В третьем разделе приводится пример применения теоретических подходов к конкретному документу, значимому для отношений России и Европейского союза (Глобальной стратегии Европейского союза 2016 г.). 

Добавлено: 12 сентября 2019
Статья
Лукин А. В. Полис. Политические исследования. 2011. № 6. С. 183-186.
Рецензия на статью: Делягин М.Г. "Китайская угроза" для России / М.Г. Делягин, А.А. Нагорный // Завтра. 2010. 28 июля. В рецензируемой работе рассматривается вопрос: представляет ли бурно развивающийся Китай для нас демографическую, экономическую или даже военную угрозу?
Добавлено: 28 сентября 2014
Статья
Лузянин С. Г. Полис. Политические исследования. 2013. № 6. С. 97-108.

В статье исследуются внутренние и внешние механизмы обновления китайской внешней политики, понятийного аппарата, специфика реализации региональных проектов, включая новое (более жесткое) позиционирование Китая в спорных (островных) вопросах в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях.

Добавлено: 27 августа 2015
Статья
Щербак А. Н. Полис. Политические исследования. 2002. № 1. С. 118-132.
Добавлено: 25 февраля 2011
Статья
Ильин М. В. Полис. Политические исследования. 2011. № 2. С. 129-133.

The author proposes an annular model of the global geopolitical expanse – an analytical construction raised by the seeking to explain the correlation between the continental masses of Eurasia and their surroundings by virtue of: 1) developing H.J. Mackinder’s ideas of concentration of the expanses around the geographical pivot of history and of the existence of crescent-structures; 2) being guided by A.P.Karpinsky’s conceptions of concentric location of continents “obliquely relative to the meridian”; 3) taking into consideration the views of A.L. Wegener e.a. concerning the drift of the continents and the pulsatory redistribution of the continental masses of the Pangaia protocontinent and the compressing envelopment of the Pacific ocean by those masses.

Добавлено: 22 сентября 2012
Статья
Малинова О. Ю. Полис. Политические исследования. 2018. № 1. С. 9-25.

Статья посвящена анализу политических практик коммеморации столетия Февральской и Октябрьской революций 1917 года в России. На основе недавних выступлений политиков и публицистов реконструируются стратегии ключевых мнемонических акторов – властвующей элиты, коммунистов, Русской православной церкви, «консерваторов», «либералов»  и др. Исследование сочетает анализ дискурсов и коммеморативных практик. Коммеморация исторического события рассматривается как политический процесс, исход которого определяется взаимодействиями мнемонических акторов, которые 1) преследуют определенные политические цели и так или иначе позиционируют себя относительно других акторов, 2) избирательно используют общий репертуар символических ресурсов, участвуя в его трансформации.

На основании анализа основных стратегий мнемонических акторов сделан вывод о наличии фрагментированного, конфликтного режима памяти о событиях 2017 года. Об этом свидетельствуют не только расхождения оценок исторических событий, но и присутствие в поле политики памяти акторов, которые используют символический потенциал революции для продвижения собственных политических повесток, оспаривая нарративы оппонентов. Согласно данным опросов, не менее резкое расхождение оценок революции(й) 1917 года наблюдается и в общественном мнении. Реализация предложенного властвующей элитой сценария «примирения» потомков «красных» и «белых» отчасти облегчается тем, что ее главный оппонент – КПРФ – поддерживает рамки «патриотического» и антизападнического дискурса. Кроме того, власть имеет влиятельного союзника в лице Русской Православной Церкви. Однако, как показали дискуссии по поводу одного из центральных пунктов программы коммеморации – установки памятника Примирения в Крыму – в условиях фрагментированного и конфликтного режима памяти оппозиционные официальному курсу мнемонические акторы могут воспрепятствовать публичной демонстрации «примирения и согласия», даже если они не располагают большими ресурсами.

Добавлено: 26 января 2018
Статья
Малинова О. Ю. Полис. Политические исследования. 2018. № 2. С. 37-56.

Статья посвящена коммеморации столетия революции(й) 1917 года в России как эпизода постсоветской политики памяти. На основе недавних выступлений политиков и публицистов проводится сравнительный анализ исторических нарративов (смысловых схем, в которые вписываются рассказы о революции(ях) 1917 года), развиваемые ключевыми мнемоническими акторами – властвующей элитой, коммунистами, «консерваторами», «либералами», Русской православной церковью и др.

Сравнение нарративов производится по пяти основаниям: 1) основная идея повествования (как правило связана с миссией / политической программой / идентичностью мнемонического актора); 2) сюжетная линия (сосредоточена на истории трагедии и травмы, пережитой Россией в ХХ веке); 3) элементы-события, между которыми выстраиваются перспективные связи; 4) основные действующие лица; 5) уроки, которые предлагается вынести из исторического опыта.

Анализ соперничающих исторических нарративов позволяет сделать вывод о наличии фрагментированного и конфликтного режима памяти о событиях 1917 года. Сравнение результатов анализа нарративов и стратегий мнемонических акторов позволяет объяснить, почему несмотря на очевидное расхождение мнений коммеморация столетия революции(й) 1917 года прошла «мирно». Акторы, чьи стратегии соответствуют роли мнемонических борцов, либо не имели достаточных ресурсов для продвижения собственной интерпретации, либо частично разделяли установки властвующей элиты. Вместе с тем для последней было важно не столько утвердить собственную интерпретацию, сколько избежать «разжигания страстей». Отказавшись от официальной коммеморации и благодаря этому избежав прямой полемики с оппонентами, власть достигла своей цели.

Добавлено: 4 апреля 2018
Статья
Перегудов С. П. Полис. Политические исследования. 2008. № 1.
Добавлено: 17 ноября 2008