• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 62 718 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Walzer M. Военно-юридический журнал. 2013. № 7. С. 26-32.

Статья «Смена режима и справедливая война», опубликованная М. Уолцером в 2006 г., представляет собой очередной шаг развития нормативной концепции войны американского философа. М. Уолцер отвергает идею смены режима в качестве одного из принципов jus ad bellum, выдвигая взамен проект обращения к сдерживанию как невоенному средству поддержания мира.

Добавлено: 13 ноября 2013
Статья
Суздальцев А. И. Мировая экономика и международные отношения. 2013. № 8. С. 71-75.

Рецензия на монографию  И. Г. Ковалева «Палата лордов в XXI веке: сто лет реформ», отличаясь глубиной проработки темы, междисциплинарным подходом к изучению проблемы реформирования верхней палаты, привлечением и использованием максимально возможного количества источников, включая и архивные материалы, которые впервые вводятся в научный оборот, является новым этапом в развитии российского англоведения.

Добавлено: 24 июля 2013
Статья
Щербакова Е. М. Демоскоп Weekly. 2007. № 311-312.
 
Добавлено: 2 ноября 2009
Статья
Андреев Е. М., Кваша Е. А., Харькова Т. Л. Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 3. С. 39-79.

 

Статья посвящена сравнению смертности по причинам смерти в Москве и в других мегаполисах мира в период после 1990 г. Выбор мегаполисов определялся доступностью подробных данных о смертности в рассматриваемый период. Объектами сравнения стали Берлин, Гонконг, Лондон, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Санкт-Петербург, Сингапур, Токио. Рассмотрена смертность от основных групп причин смерти, включая болезни системы кровообращения, новообразования, внешние причины, болезни органов дыхания и пищеварения, инфекции и некоторые другие. Анализ основан на стандартизованных коэффициентах смертности по причинам смерти.

Уровень смертности в Москве существенно ниже, чем в большинстве регионов России, но по-прежнему существенно выше, чем в зарубежных мегаполисах. За счет отставания в начале рассматриваемого периода уровень смертности в Москве остается выше, чем во всех зарубежных мегаполисах в 2000 г. Наиболее сильно Москва проигрывает по уровню смертности от болезней системы кровообращения и внешних причин. Успехи Москвы в снижении смертности в 2000-2014 гг. внушают некоторый оптимизм, однако трудно предугадать, как будут развиваться события в условиях ухудшающейся экономической ситуации.

Добавлено: 5 декабря 2016
Статья
Харькова Т. Л., Андреев Е. М., Кваша Е. А. Демоскоп Weekly. 2007. № 311-312 .
 
Добавлено: 24 декабря 2008
Статья
Вишневский А. Г. Демографическое обозрение. 2014. № 4. С. 6-40.

Рассматриваются различные подходы к концептуальному осмыслению современного этапа снижения смертности, когда на первый план вышла борьба с неинфекционными причинами смерти («новые этапы» эпидемиологического перехода, «вторая эпидемиологическая революция», «санитарный переход»). На этом этапе, продолжающемся уже не менее полувека, в большинстве развитых стран произошли революционные изменения, выразившиеся в резком расширении контроля над неинфекционными причинами смерти, в частности, над заболеваниями системы кровообращения, новообразованиями, другими неинфекционными болезнями, внешними причинами. Следствием этих изменений стало быстрое оттеснение смертей от этих причин к старшим возрастам, увеличение среднего возраста смерти от них, в конечном счете, значительный рост ожидаемой продолжительности жизни. Между тем Россия, в основном, осталась в стороне от этих изменений и не смогла обеспечить должного роста контроля над неинфекционными причинами смерти. Возрастное распределение смертей от крупных классов причин в России за последние полвека почти не изменилось, что обусловило стагнацию ожидаемой продолжительности жизни и нарастающее отставание по этому показателю от большинства развитых стран. «Вторая эпидемиологическая революция» в России все еще остается делом будущего.

Добавлено: 26 мая 2015
Статья
Андреев Е. М., Жданов Д. А., Школьников В. М. SPERO. Социальная политика: экспертиза, рекомендации, обзоры. 2007. № 6. С. 115-142.

Мы попытались дать систематическое описание трендов смертности и суммировать научные объяснения российского кризиса здоровья, известные на данный момент. На уровне фактов мы видели, что главный рост смертности в России связан с мужчинами рабочего возраста, с группами с низким образовательным уровнем. На уровне причин смерти, наибольший вклад в рост внесли сердечно-сосудистые заболевания в старших рабочих возрастах, внешние и алкогольные причины смерти в более молодых возрастах. Наиболее четко прослеживается связь смертности с опасным потреблением алкоголя и психологическими стрессами, причем два эти фактора, возможно, тесно связаны между собой.

Добавлено: 21 июня 2017
Статья
Щербакова Е. М. Демоскоп Weekly. 2011. № 469-470.
Добавлено: 15 июня 2011
Статья
Щербакова Е. М. Демоскоп Weekly. 2010. № 427-428.
Добавлено: 12 июля 2010
Статья
Кваша Е. А. Демографическое обозрение. 2014. Т. 1. № 2. С. 38-56.

Снижение младенческой смертности в России продолжается уже несколько десятилетий. Но достигнутый Россией в 2011 г. уровень младенческой смертности (7,4 на 1000 родившихся живыми) более чем в три раза выше, чем в странах с ее минимальными уровнями. В апреле 2012 г. Россия перешла на новые определения живо- и мертворождения, которые гораздо ближе к соответствующим определениям ВОЗ, чем использовавшиеся до этого.

Переход на эти новые определения должен был бы увеличить показатели как перинатальной и ранней неонатальной, так и младенческой смертности в целом для детей с весом до 1000 г, которых затрагивает изменения определений.

В статье анализируются изменения в структуре и динамике смертности детей до 1 года после перехода на новые определения живо- и мертворождения в зависимости от веса новорожденного и периода смерти по данным государственной и медицинской статистики. Рассматриваются возможные искажения показателей младенческой перинатальной смертности и их компонент.

Добавлено: 6 декабря 2014
Статья
Щербакова Е. М. Демоскоп Weekly. 2007. № 285-286.
Текст статьи на сайте "Демоскоп Weekly"
Добавлено: 9 ноября 2009
Статья
Щербакова Е. М. Демоскоп Weekly. 2010. № 425-426.
Добавлено: 12 июля 2010
Статья
Вишневский А. Г., Щур А. Е. Оргздрав: новости, мнения, обучение. 2019. Т. 5. № 2. С. 10-21.

Приблизившись в начале 1960-х гг. к показателям продолжительности жизни развитых стран, Россия снова стала отставать от них. Долговременные неблагоприятные тенденции смертности, усиленные кризисом 1990-х гг., наряду со значительным увеличением ожидаемой продолжительности жизни в западных и в некоторых восточных странах привели к новому огромному отрыву России от стран-лидеров. В начале 2000-х гг. отставание от них по ожидаемой продолжительности жизни при рождении достигало почти 20 лет у мужчин и 13 лет у женщин. Начиная с 2004 г. положение стало меняться, и эти разрывы несколько сократились, вернувшись к уровню, наблюдавшемуся в начале 1990-х гг. (12-15 лет у мужчин и 7-10 лет у женщин). Их дальнейшее сокращение потребует серьезного прорыва в борьбе со смертностью взрослого населения, особенно в средних возрастах, где положение сейчас наиболее неблагополучно. Пока не очень понятно, как нынешний уровень государственных расходов на здравоохранение (3,6% к ВВП в 2016 г.), один из самых низких в мире среди индустриализованных стран, соотносится с решением столь амбициозной и ресурсоемкой задачи, как повышение продолжительности жизни россиян до 78 лет к 2024 г. и до 80 лет к 2030 г.

Добавлено: 4 декабря 2019
Статья
Андреев Е. М., Кваша Е. А., Харькова Т. Л. Демоскоп Weekly. 2016. № 685-686.

В статье рассматривается динамика младенческой смертности в России за последние десятилетия, динамика отставиния России по уровняю младенческой смертности от развитых стран, структура и уровни младенческой смертности по возрасту, причинам смерти. Особое внимание уделено влиянию измнения определения живорождения на уровень младенческой смертности в целом и ее компонент.  Анализируется измнение младенческой смертности в регионах России за 2013-2014 гг.

Также, рассматривается вклад возрастных групп и причин смерти в изенение ожидаемой продолжительности жизни в России в последние 10 лет.

Добавлено: 10 июня 2016
Статья
Андреев Е. М., Кваша Е. А., Харькова Т. Л. Демоскоп Weekly. 2016. № 683-684.

В статье рассматривется динамика чисел умерших в России за 2003-2013 гг.  Также анализируется восстановительный рост ожидаемой продолжительности жизни, отставание по этому показателю  от развитых стран за последние годы, вклад возрастных групп и причин смерти в измнение продолжительности жизни. Особое внимание уделено анализу региональной дифференциации ожидаемой продолжительности жизни в России за поледнее десятилетие

Добавлено: 10 июня 2016
Статья
Кваша Е. А., Харькова Т. Л. Демоскоп Weekly. 2011. № 461-462.

Одним из важных показателей и характеристик уровня смертности в стране, определения стадии нахождения ее в области эпидемиологического перехода, да и развития всей страны в целом является уровень смертности детей до 5 лет и, особенно детей до 1 года, так как именно в этом возрасте умирает большая часть этих детей. Сокращение уровня детской смертности в странах является одной из Целей развития тысячелетия (Цель 4), принятых в Каире в 1994 г.4. В России также понимают важность этого показателя: изменение его уровня заложено в «Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года», «Основных направлениях государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2010 г. (национальный план действий в интересах детей)» и т.д. В отличие от ожидаемой продолжительности жизни уровень младенческой смертности в России постоянно снижается уже в течение длительного периода, в частности в начале 21 в. был преодолен так называемый «парадокс младенческой смертности»5 (у мужчин - 2002 г. и у женщин – 2000 г.). Выполняются и задачи по показателям, заложенным в Целях Развития тысячелетия и программах, принятых в России.

Казалось бы все прекрасно и о чем говорить. Но это только на первый взгляд. При более пристальном рассмотрении видно, что успехи в этой сфере смертности не настолько велики и в России еще много не использованных резервов для снижения как младенческой смертности, так и, соответственно, роста ожидаемой продолжительности жизни при рождении.

Добавлено: 6 мая 2011
Статья
Вишневский А. Г., Андреев Е. М., Тимонин С. А. Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 1. С. 6-34.

Высокая преждевременная смертность от болезней системы кровообращения и ее долговременная неблагоприятная динамика – одна из главных причин отставания России от развитых стран по продолжительности жизни, особенно женской части ее населения. Несмотря на снижение смертности после 2003 г., коэффициенты смертности от БСК в ряде ключевых возрастных групп (30-74 года у мужчин и 30-49 лет у женщин) остаются выше, чем они были в 1970 г. Анализ долговременных изменений продолжительности жизни в России свидетельствует об отрицательном итоговом вкладе изменений в смертности от БСК у мужчин (-1,0 года за 1972-2010 гг.) и незначительном положительном – у женщин (+0,7 года за 1972-2010 гг.). Структура смертности внутри класса сердечно-сосудистых заболеваний в России значительно отличается от структуры, характерной для стран с наиболее низким уровнем смертности от БСК. Больше половины смертей приходится на ишемическую болезнь сердца, и эта доля в отличие от западных стран имеет тенденцию к росту. На втором месте – смерти от цереброваскулярных заболеваний, доля которых хоть и снижается, но остается значительно выше, нежели в странах Запада. На долю смертей от всех остальных сердечно-сосудистых заболеваний в западных странах приходится около 50% смертей, в то время как в России – около 15%, но в России они характеризуются весьма низким возрастом смерти. Рассматриваются региональные особенности смертности от болезней системы кровообращения в России и обсуждаются вопросы качества статистики причин смерти и изменения практики кодирования причин смерти в субъектах Российской Федерации.

Добавлено: 12 августа 2016
Статья
Кваша Е. А., Харькова Т. Л., Юмагузин В. В. Демографическое обозрение. 2014. Т. 1. № 4. С. 68-95.

В статье рассматривается долговременная, с 1956 г., динамика смертности от внешних причин смерти в России. Показано длительное отставание России от развитых стран как по уровню смертности от внешних причин, который и сейчас продолжает оставаться высоким, так и по структуре смертности, архаизм которой проявляется в большом вкладе убийств, алкогольных отравлений и повреждений с неопределенными намерениями.

На основе таблиц смертности в работе рассчитаны избыточные числа смертей (dx) от основных групп внешних причин в России по сравнению с западноевропейскими странами, показано, что в России наибольшие избыточные потери связаны со смертностью от отравлений у обоих полов, самоубийств у мужчин и убийств у женщин.

Смертность от внешних причин наряду со смертностью от болезней системы кровообращения оказывает существенное влияние на ожидаемую продолжительность жизни. В целом за 1956-2012 гг. рост смертности от внешних причин в возрасте 15-64 года сократил ожидаемую продолжительность жизни у мужчин на 2,6 года и у женщин на 0,7 года.

Наблюдаемое с 2003 г. снижение смертности от внешних причин позволило уменьшить разрыв с развитыми странами и приблизиться к достигнутым в России уровням смертности середины 1960-х и 1980-х годов, однако, учитывая колебательный характер изменений смертности от внешних причин, преждевременно судить, станет ли нынешнее снижение смертности устойчивым трендом.

Добавлено: 27 мая 2015
Статья
Юмагузин В. В., Винник М. В. Вестник Башкирского университета. 2015. Т. 20. № 3. С. 896-902.

В статье представлен анализ демографических потерь от основных классов причин смерти в России, Республике Башкортостан и в странах ОЭСР. На основе анализа чисел умерших, а также потерянных лет потенциальной жизни (ПГПЖ) показано место внешних причин в структуре общей смертности в этих регионах. Если число умерших от внешних причин до возраста 70 лет у обоих полов в период 1992-2012 гг. занимало второе место, а число смертей во всех возрастах переместилось на третье место с 2006 г., то величина ПГПЖ до возраста 70 лет, по крайней мере, с 1990 г. всегда была наибольшей. Приведены особенности расчета показателя ПГПЖ согласно методологии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Рассмотрены основные условия снижения смертности от внешних причин: формирование витального поведения у населения, создание безопасной окружающей среды, увеличение финансирования системы здравоохранения. Также в работе показаны аналитические возможности Матрицы Хэддона в классификации и ограничении основных факторов риска смерти от внешних причин на примере смертности от самоубийств.

Добавлено: 1 ноября 2015
Статья
Юмагузин В. В., Кваша Е. А. Демоскоп Weekly. 2012. № 535-536.

Рассмотрена история классификаций внешних причин смерти по Международным классификациям болезней, травм и причин смерти во второй половине 20-начале 21 века, а также особенности классификаций внешних причин смерти в этот период в России. Проанализированы тенденции изменения смертности от внешних причин во второй половине 20-начале 21 века в России в сравнении с рядом стран. Рассмотрен вклад внешних причин смерти в изменение ожидаемой продолжительности жизни при рождении в России за 1990-2010 гг.

Добавлено: 9 января 2013
Статья
Пьянкова А. И., Фаттахов Т. А., Баканов К. С. и др. Демографическое обозрение. 2019. Т. 6. № 1. С. 151-176.

В 2016 г. в Москве, по данным полиции, в дорожно-транспортных происшествиях (далее ДТП) погиб 561 человек, тогда как согласно данным органов статистики (если опираться на подход Всемирной организации здравоохранения (далее ВОЗ) к агрегации кодов МКБ-10 для определения числа умерших в ДТП, используемый в базе данных «Здоровье для всех») – 790 человек. Для понимания тенденций дорожно-транспортной смертности и для разработки обоснованных и эффективных мер по ее предотвращению необходимы надежные данные, поэтому важно понять причины расхождения чисел погибших в ДТП в Москве по разным официальным источникам информации. Цель исследования – выявить причины, обусловливающие несовпадение чисел погибших по данным полиции и государственной статистики смертности, с помощью связывания записей о погибших в ДТП в Москве в 2016 г. на индивидуальном уровне. В исследовании использованы данные органов статистики о 1 891 016 умерших от всех причин смерти и данные полиции о 20 302 погибших в ДТП в России в 2016 г. Оба массива информации представляли собой индивидуальные неперсонифицированные записи о погибших. В результате их сопоставления было получено 944 записи с упоминанием Москвы хотя бы в одном из двух источников данных, из которых 699 записей можно рассматривать как связанные, 245 как несвязанные. В 6% связанных записей код причины смерти, не относится к той группе кодов, которые ВОЗ использует для определения числа умерших в ДТП в базе данных «Здоровье для всех», а в 35% связанных записей регион регистрации ДТП отличался от региона регистрации смерти. Из 561 записи полиции о погибших 84% было связано с данными государственной статистики смертности, а из 790 умерших по данным органов статистики 80% записей связано с данными полиции.

Добавлено: 6 мая 2019