• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 120 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Стенин И. А. Вопросы языкознания. 2015. № 4. С. 91-133.

В работе рассматриваются основные особенности грамматики тундрового ненецкого языка, многие из которых весьма примечательны с типологической точки зрения. В центре внимания находится монография И. А. Николаевой «Грамматика тундрового ненецкого языка» (De Gruyter Mouton, 2014), затрагивающая многие практически не изученные до сих пор вопросы синтаксиса этого языка. Подробно обсуждаются сильные и слабые стороны данного описания, его значимость в общем контексте исследований по самодийским языкам.

Добавлено: 15 октября 2016
Статья
Добрушина Н. Р. Вопросы языкознания. 2006. № 2. С. 28-67.
Добавлено: 29 сентября 2010
Статья
Апресян В. Ю. Вопросы языкознания. 2017. № 2. С. 7-32.

Работа посвящена феномену двойных семантических ролей (конечная точка — место, цель — причина), заполняющих одну глагольную валентность и вызывающих вариативность выражения данной валентности именной группой в винительном или предложном падежах. Делается попытка выделить классы глаголов, для которых подобная вариативность характерна в исходных значениях, а также рассмотреть, что происходит с возможностью вариативности при метафорическом переносе. Кроме того, делается попытка обобщить, какого рода модификации возникают при выражении валентности той или иной семантической ролью. Результаты исследования показывают, что двойные семантические роли и вызываемая ими конкуренция винительного и предложного падежей свойственны в первую очередь глаголам каузированного перемещения, которые в исходном значении принадлежат к пограничным семантическим классам, совмещающим разные компоненты значения (перемещение и размещение, перемещение и деформацию, перемещение и создание образа). Выделяются некоторые семантические особенности реализации двойных ролей, общие для всех глаголов каузированного перемещения. Например, реализация роли места требует, чтобы релевантная валентность выражалась существительным со значением пространства или большой поверхности, но не контейнера (спрятаться в парке); реализация роли конечной точки требует, чтобы эта валентность выражалась существительным со значением контейнера или небольшой поверхности (спрятать в банку, положить на подставку); контекст целенаправленных действий способствует выражению роли конечной точки, контекст нецеленаправленных — роли места; прошедшее время и совершенный вид у глагола, т. е. значение результата, коррелируют с ролью места. Двойные роли в переносном значении присутствуют в первую очередь у глаголов, у которых развилось новое «виртуальное» значение (положить в Интернет / в Интернете). В целом двойные роли гораздо более характерны для исходных значений глагола, чем для переносных, поскольку в процессе семантической деривации семантическая неопределенность, свойственная исходным значениям, сменяется семантической специфицированностью, которая требует единой роли от каждого актанта и, соответственно, отсутствия морфосинтаксической вариативности.

Добавлено: 17 августа 2017
Статья
Волков О. С. Вопросы языкознания. 2015. № 4. С. 134-138.

Статья представляет собой рецензию на книгу Д. В. Сичинавы "Типология плюсквамперфекта. Славянский плюсквамперфект".

Добавлено: 25 октября 2015
Статья
Успенский Б. А. Вопросы языкознания. 2011. № 2. С. 3-30.
Добавлено: 18 января 2012
Статья
Богомолова Н. К. Вопросы языкознания. 2015. № 2. С. 97-116.

В настоящей статье рассматриваются инфинитивная и деепричастная конструкции с глаголом ‘хотеть’ в табасаранском языке (лезгинская группа нахско-дагестанской семьи). В этих конструкциях возможно дистантное согласование по лицу между местоимением, находящимся в зависимой клаузе, и матричным глаголом. В статье описаны параметры, влияющие на возможность дистантного согласования, и показано, что поведение этих конструкций в табасаранском языке не объясняется существующими синтаксическими подходами к анализу этого явления в других языках.

Добавлено: 12 октября 2015
Статья
Лютикова Е. А., Ронько Р. В., Циммерлинг А. В. Вопросы языкознания. 2016. Т. 6. С. 113-127.

Статья посвящена обзору современной проблематики и тенденций в исследованиях дифференцированного маркирования аргументов. Эта тема вызывает повышенный интерес в описательной и теоретической лингвистике, в первую очередь в связи с общеметодологической проблемой моделирования внутриязыкового варьирования. Наряду с традиционными направлениями изучения дифференцированного маркирования аргументов в конкретных языках и конкретных структурных позициях, современные исследования затрагивают такие проблемы, как универсальность механизмов дифференцированного маркирования аргументов, вопросы его возникновения и развития, возможности использования статистического анализа и многофакторных моделей в типологических и конкретно-языковых исследованиях проблемной области.

Добавлено: 11 октября 2017
Статья
Кривко Р. Н. Вопросы языкознания. 1998. № 2. С. 60-79.

Статья посвящена ранним этапам становления корреляции по твёрдости-мягкости в древнерусском языке

Добавлено: 1 апреля 2015
Статья
Успенский Б. А. Вопросы языкознания. 2014. № 5. С. 24-55.

Славянская Библия была переведена с греческого и обнаруживает текстуальную связь с Септуагинтой. Вместе с тем, в восточнославянских рукописных Библиях XV–XVI вв. прослеживается несомненное еврейское влияние. Мы находим здесь целый ряд гебраизмов (объясняемых непосредственными славяно-еврейскими контактами), призванных корректировать традиционный славянский перевод библейского текста. Эти гебраизмы частично представляют собой заимствования из еврейской Торы, частично – из арамейского таргума. Материал сакральных имен (которые в арамейском таргуме сохраняют исконную еврейскую форму) приводит к выводу, что заимствования из Торы переводились в славянской Библии, тогда как заимствования из таргума воспроизводились в ней в исходной форме. Редактирование библейского текста осуществлялось в несколько этапов и продолжалось значительный период времени. В работе предпринимается попытка определить масштаб еврейского влияния на русскую библейскую традицию и установить хронологическую стратификацию различных явлений, относящихся к ревизии исходного славянского текста.

Добавлено: 7 октября 2014
Статья
Успенский Б. А. Вопросы языкознания. 2012. № 6. С. 93-122.

Работа посвящена еврейским фразам, относящимся к наименованию Бога, которые встречаются в русских списках Пятикнижия XV–XVII вв. Рассматривается вопрос о происхождении этого явления: показывается, что оно свидетельствует о древнейших контактах евреев и восточных славян на территории Киевской Руси.

Добавлено: 18 января 2013
Статья
Ганенков Д. С. Вопросы языкознания. 2012. № 2. С. 93-108.

Инфинитив в даргинском языке и типология контроля

Добавлено: 14 октября 2014
Статья
Валова Е. А., Слюсарь Н. А. Вопросы языкознания. 2017. Т. 2. С. 33-48.

В данной работе представлено исследование синтаксических свойств русской энклитической частицы же, построенное с использованием корпусного и экспериментального методов. В древне- русском языке расположение этой энклитики подчинялось закону Ваккернагеля. На основе данных Национального корпуса русского языка и проведенного нами эксперимента мы анализируем, какие позиции являются допустимыми и предпочтительными для частицы в современном русском языке, какие факторы оказывают влияние на выбор между ними и как менялось употребление энклитики с течением времени. Наше исследование направлено не только на изучение конкретного языкового явления, но и на то, чтобы показать преимущество совместного использования корпусного и экспе- риментального методов. 

 

Добавлено: 12 мая 2017
Статья
Добрушина Н. Р. Вопросы языкознания. 2000. № 1.
Добавлено: 18 сентября 2011
Статья
Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Вопросы языкознания. 2011. № 6. С. 105-114.

Статья посвящена обнаружению лингвистических подтекстов в поэзии Осипа Мандельштама и реконструкции представлений поэта о языке, обусловивших актуализацию данного приема в «Стихах о неизвестном солдате». В частности, предлагается ответ на вопрос, почему Мандельштам в своей «оратории» обозначает человеческий череп с помощью ряда необычных метафор и что послужило основой для этих, на первый взгляд, загадочных поэтических образов

Добавлено: 24 января 2013
Статья
Князев С. В. Вопросы языкознания. 2000. № 1. С. 75-101.
Добавлено: 23 сентября 2011
Статья
Горбов А. А. Вопросы языкознания. 2015. № 1. С. 87-101.

В статье рассматривается механизм семантического калькирования как одного из важнейших инструментов иноязычного контактного влияния на русский язык, резко усилившегося на рубеже XX–XXI веков. Изучение типичных примеров показывает, что одним из главных критериев выявления семантической кальки является переводная эквивалентность слов языка-источника и языка-реципиента на уровне значения, являющегося исходным для того переносного значения, которое приобретает слово языка-реципиента. В связи с понятием семантического калькирования критическому рассмотрению подвергается понятие «вторичного заимствования». Анализ показывает, что в объем этого понятия исследователи включают разнородные явления – от случаев явного семантического калькирования до случаев материального заимствования слов, чей план выражения случайным образом совпадает с планом выражения более ранних заимствований.

Добавлено: 18 сентября 2015
Статья
Добрушина Н. Р. Вопросы языкознания. 2016. № 4. С. 18-34.

Статья посвящена проблеме использования сослагательного наклонения в универсальных условно- уступительных придаточных типа Кто бы ни пришел, всех пускали. Показано, что употребление со- слагательного наклонения в этих придаточных не может быть объяснено через ирреальность, так как универсальные условно-уступительные придаточные часто синонимичны аналогичным конструкциям с индикативом и обозначают реальные ситуации. На обширном корпусном материале продемонстри- ровано, что сослагательное наклонение в этих придаточных служит для обозначения нереферентности хабитуальных ситуаций. Важным доказательством служит выбор видовых форм: если придаточное содержит индикатив, то предикат не может стоять в форме прошедшего времени совершенного вида, в то время как сослагательное наклонение снимает это ограничение.

Добавлено: 14 мая 2016
Статья
Стойнова Н. М. Вопросы языкознания. 2018. № 2. С. 71-98.

В статье рассматриваются правила употребления рефлексивных показателей в полипредикации в нанайском языке (тунгусо-маньчжурская группа). В «Грамматике нанайского языка» В. А. Аврорина (1959) описана система, при которой контролером легкого рефлексива в зависимой клаузе последовательно оказывается субъект главной клаузы, а контролером тяжелого - субъект зависимой. Система, наблюдаемая у современных носителей, заметно отличается от описанной и крайне ограниченно допускает контроль рефлексива через границу клаузы. В работе предлагается интерпретация наблюдаемых данных в более общем контексте постепенной утраты языка и интенсивных языковых контактов.

Добавлено: 22 октября 2018
Статья
Апресян В. Ю. Вопросы языкознания. 2014. № 2. С. 3-26.

В статье рассматривается семантическая структура разных типов предикатов и их взаимодействие с отрицанием. В работе анализируются три типа предикатов – физические каузативы (типа налить, вбить, втащить), эмоциональные каузативы (типа злить, расстраивать, обижать, радовать), интерпретативы (типа грешить, баловать, ошибаться).  Их значения состоят из двух компонентов – ‘действие’ и ‘результат’ (физическое состояние, эмоциональная реакция или интерпретация). В сферу действия отрицания может входить либо ‘результат’, либо и ‘действие’, и ‘результат’. Показывается, что для физических каузативов в целом характерно отрицание обоих компонентов, т.е. отрицается сама попытка достичь результата; ср. Он не вылил воду из чайника = ‘Он не выливал воду из чайника’.  У таких физических каузативов указание на ‘действие’ находится в ассерции. Однако для некоторых физических каузативов возможно отрицать только наличие результата; ср. Он не втащил мешок в сарай = ‘Он втаскивал мешок в сарай; Он не втащил мешок в сарай’. У таких физических каузативов указание на ‘действие’ находится в пресуппозиции.

У эмоциональных каузативов и интерпретативов ситуация противоположная: в целом для них характерно отрицание  только эмоциональной реакции или определенной интерпретации, но не действия, вызывающего эту реакцию или интерпретацию: Он не обидел ее своей искренностью  = ‘Он проявил искренность; Она не обиделась’; Он не ошибся, выбрав ее в помощницы = ‘Он выбрал ее в помощницы; Это не ошибка’. У таких предикатов указание на действие находится в пресуппозиции. Однако с некоторыми эмоциональными каузативами и интерпретативами отрицается само действие, вызывающее эмоцию или являющееся предметом интерпретации: Он больше не запугивает нас перспективами увольнения = ‘Он больше не говорит, что уволит нас’; Она не балует ребенка, покупая ему дорогие игрушки = ‘Она не покупает ребенку дорогие игрушки’. У таких эмоциональных каузативов действие имеет статус ассерции.   

В работе делается предположение о зависимости статуса компонента ‘действие’ в семантической структуре предиката и, соответственно, сферы действия отрицания над этим предикатом, от наличия в его значении системообразующего смысла ‘контроль’. Чем выше степень контроля агенса над результатом, тем теснее каузальная связь между действием и результатом и тем более неразрывно соединены в семантической структуре предиката компоненты ‘действие’ и ‘результат’. Тесно взаимосвязанные компоненты ‘действие’ и ‘результат’ принадлежат к одному уровню семантической структуры (ассерция), и действие отрицания распространяется на оба компонента. Такая ситуация характерна для физических каузативов, которые прототипически обозначают целенаправленные высококонтролируемые действия.

Чем меньше степень контроля агенса над результатом и, соответственно, чем слабее и опосредованнее  связь между действием и результатом, тем менее связаны в семантической структуре предиката компоненты ‘действие’ и ‘результат’. Соответственно, эти компоненты принадлежат к разным уровням семантической структуры (пресуппозиция и ассерция), и отрицание естественным образом распространяется только на ассерцию.  Такая ситуация характерна для эмоциональных каузативов и интерпретативов, которые прототипически не обозначают целенаправленных контролируемых действий.

В число промежуточных случаев, где связь между компонентами и их статусы в семантической структуре неоднозначны, и где возможны обе СД отрицания (только над компонентом ‘результат’ или над обоими компонентами – ‘действие’ и ‘результат’), входят физические каузативы со значением усилия, типа втиснуться, впихнуть, втащить (назовем их лаборативами, от лат. ‘труд’), эмоциональные каузативы, допускающие или требующие конативной интерпретации (типа пугать, злить, запугивать, успокаивать), и этические, религиозные и юридические интерпретативы (типа баловать, грешить, нарушать закон). Это объясняется их промежуточным положением на шкале контроля. Для высококонтролируемых физических каузативов семантика большого усилия обозначает снижение степени контроля над результатом (чем труднее осуществить действие, тем менее гарантирован результат) и, соответственно, ослабление семантической связи между компонентами ‘действие’ и ‘результат’, отчего компонент ‘действие’ становится способен переходить из ассерции в пресуппозицию и выпадать из сферы действия отрицания.  Для слабоконтролируемых эмоциональных каузативов и интерпретативов конативность обозначает повышение степени  контроля над результатом и, соответственно, усиление семантической связи между компонентами ‘действие’ и ‘результат’, отчего компонент ‘действие’ становится способен переходить из пресуппозиции в ассерцию и попадать в сферу действия отрицания.   

Добавлено: 13 октября 2013
Статья
Калашников А. В. Вопросы языкознания. 2010. № 5. С. 121-129.
Добавлено: 28 октября 2010
Статья
Богомолова Н. К. Вопросы языкознания. 2012. № 5. С. 101-124.

Статья посвящена исследованию морфологии, семантики и прагматики глагольных согласовательных показателей в табасаранском языке (нахско-дагестанская семья, Хивский и Таба- саранский районы Республики Дагестан) на материале говора сел. Межгюль (Хивский район, южное наречие). В статье показано, что, вопреки сложившемуся в научной литературе мнению, показатели при финитном глаголе (как субъектные, так и объектные) не могут рассматриваться как результат чисто синтаксических механизмов переноса лично-числовых признаков субъекта или объекта, а представляют собой способ управления вниманием адресата и отражают концептуализацию участника ситуации – лица как ее центральной фигуры.

Добавлено: 19 октября 2014