• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 365 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Долотов Р. О. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 2. С. 45-54.

Статья посвящена анализу практики условно-досрочного освобождения от отбытия наказания при применении к лицу до его осуждения мер пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста. Главная цель статьи заключается в аргументированном ответе на вопрос: правильно ли засчитывать время содержания под домашним арестом в шестимесячный срок лишения свободы, необходимый для возникновения права на условно-досрочное освобождение? Для достижения заявленной цели в статье анализируется сложившаяся правоприменительная практика и мнения ученых по этой проблеме, а затем на основе полученных результатов приводятся аргументы в защиту авторской позиции. Основные выводы исследования: 1) зачет времени содержания под стражей при расчете фактически отбытого срока лишения свободы для решения вопроса об условно-досрочном освобождении — устоявшаяся практика, основывающаяся на позициях высших судебных органовстраны и поддерживаемая частью ученых в области уголовного права; 2) при решении вопроса о зачете времени домашнего ареста на практике исходят из следующего умозаключения: так как время нахождения лица под домашним арестом подлежит зачету в срок содержания под стражей, а срок содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы, то при расчете фактически отбы-того осужденным срока лишения свободы для условно-досрочного освобождения время домашнего ареста необходимо включать в этот срок; 3) данное умозаключение является ошибочным, так каконо основывается на догматическом, а не системном толковании УК и УПК РФ без уяснения роли, которую играет установленный законодателем шестимесячный срок при условно-досрочном освобождении в системе мер уголовно-правового воздействия; 4) по своей природе лишение свободы исодержание лица под стражей, с точки зрения уголовно-правового воздействия, практически идентичны, а вот домашний арест существенно от них отличается; 5) для решения указанной проблемы предлагается внести соответствующие поправки в постановление Пленума Верховного Суда РФ от21.04.2009 № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания».

Добавлено: 5 октября 2016
Статья
Прокудина Л. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2009. № 3. С. 50-56.
Рост количества рассматриваемых судами (общей юрисдикции и арбитражными) споров постоянно опережает рост количественного состава судей. Данная тенденция приводит к неуклонному и существенному возрастанию нагрузки на каждого судью.1Руководство высших органов судебной власти, председатели судов вслед за учеными вполне обоснованно приходят к выводу, что невозможно продолжать повышать пропускную способность судебной системы только путем экстенсивного развития за счет механического увеличения количества судей, а следует разрабатывать пути совершенствования продуктивности работы каждого судьи, работников аппарата суда в целом. На это обращено внимание и в утвержденной Правительством РФ 21 сентября 2006 года Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России»на 2007—2011 годы. Программа призвана решить новые задачи,обусловленные стремлением России соответствовать мировым стандартам в области судопроизводства, что требует комплексного подхода к совершенствованиюсудебной системы.
Добавлено: 16 октября 2012
Статья
Ялбулганов А. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2019. № 1. С. 71-88.

В статье рассматривается понятие бюджета, формировавшееся в течение двух столетий в рамках концепции финансового закона. Затрагиваются вопросы эволюции данного учения в западных государствах и влияние западных ученых на развитие концепции финансового закона и учения о бюджете в России. Автор показывает достижения отечественных исследователей, в частности, оригинальное учение о финансовых законах как об особой разновидности законодательных актов, составляющих предмет финансового права, созданное И.Т. Тарасовым. Он систематизировал понятие финансового закона в пяти постулатах: финансовые законы как предмет науки финансового права; финансовые законы как средство защиты прав казны и плательщиков налога; финансовые законы и установление налогов и повинностей; финансовые законы и определение расходов; исполнение финансовых законов и государственной росписи (бюджета). Концепция Тарасова оказала существенное влияние на развитие отечественного учения о финансовом законе и о роли бюджета в жизни государства. В рамках концепции финансового закона в российской финансовой и финансово-правовой науке ХIХ — начала ХХ вв. активно исследовалось понятие бюджета как финансового закона и административной меры необходимой для функционирования всего государственного управления. Автор пытается ответить на вопрос, что представляет собой бюджет, обращаясь к позициям русских, советских и современных российских ученых. Он формирует собственное мнение (отталкиваясь от достигнутого наукой финансового права), основанное на том, что принятие бюджета в форме законодательного акта не только «легализует» публичные доходы и расходы, но и подчеркивает социально-экономическую значимость бюджета как финансового плана, гарантию его беспрекословного исполнения. Сделан вывод, что в материальном смысле бюджетный закон выступает как административный акт в том значении, что он является актом, в соответствии с которым осуществляется администрирование публичных расходов и доходов. В формальном смысле бюджетный закон выступает как законодательный акт, являющийся источником финансового и бюджетного права, которым переводятся в правовое поле все действия по администрированию публичных расходов и доходов.

Добавлено: 20 мая 2019
Статья
Постникова Е. В., Эйманн Ж. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 4. С. 147-164.

Учитывая, прежде всего, тенденции развития экономической интеграции, выразившейся в широком распространении интеграционных объединений, возможно, понятие федерализма не следует отождествлять лишь с формой территориального устройства государства, но также с некоторыми международным организациям и/или межгосударственным объединениям. В качестве наиболее яркого примера выступает Европейский Союз (ЕС). При объединении государств в союз на основе принципа федерализма, предстоит решить, на кого будет возложена обязанность регулирования коллизий в частноправовой сфере при множественности правовых систем. Основная цель исследования заключается в определении того, кому принадлежит компетенция в сфере регулирования вопросов МЧП в ЕС, а также в выявлении влияния федеративных черт, присущих ЕС, на отношения государств-членов ЕС в сфере МЧП. На основе анализа доктрины, а также учредительных договоров ЕС и практики Суда ЕС в статье выделяются характерные для ЕС элементы федерализма, при этом подчеркивается отсутствие единогласия среди представителей доктрины в отношении правовой природы ЕС. Компетенция ЕС, как внутренняя, так и внешняя, в сфере МЧП является компетенцией ограниченной. Унифицируя нормы государств-членов в области конфликта законов и споров о подсудности, ЕС вышел за рамки своей компетенции, в частности, нарушив как принцип субсидиарности, так и принцип пропорциональности. В статье на примере решений Суда ЕС по делам в отношении двойной фамилии рассматривается влияние материального права ЕС на механизмы национально-правового регулирования вопросов, входящих в сферу МЧП. Федеративные черты ЕС произвели настоящий переворот в отношении традиционного понимания конфликтов законов, что привело к возникновению нового типа конфликта – «диагонального конфликта». Логика федерализма влечет последствия для МЧП государств-членов, которые, в основном, принимают форму конституционных ограничений и концентрируются в сфере основных свобод ЕС. В итоге заимствования черт федерализма коллизии законов в рамках ЕС впредь должны пониматься как совокупность и традиционных частноправовых вопросов, и вопросов разделения компетенций, которые теперь рассматриваются с точки зрения конфликта юрисдикций.

Добавлено: 10 марта 2016
Статья
Лебедев А. О. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 4. С. 70-90.

Проблемы федеративной формы государственного устройства стали рассматриваться в российской государственно-правовой науке со второй половины XIX века, т.е. собственно тогда, когда она сформировалась как самостоятельная область научного знания. До этого периода времени следует упомянуть лишь отдельные замечания о природе союзного государства у А.П. Куницына. В целом, к концу XIX века федеративное (союзное) государство интерпретировалось как соединение (союз) государств (государствоподобных образований), в котором составляющие его члены в пределах, очерченных общесоюзной конституцией, подчиняются власти федерального центра, сохраняя самостоятельность в других сферах деятельности. Союзное государство мыслилось не только как более тесное соединение по сравнению с союзом государств, но и имеющее качественно иную юридическую природу. При этом генезис союзного государства виделся как усиление центростремительных сил в союзе государств, а не как децентрализация государства. На рубеже XIX– ХХ вв. место первостепенных проблем теоретической конструкции союзного государства заняли такие вопросы, как разделение суверенитета и государственный статус субъектов федерации, что обусловлено в значительной мере влиянием немецкой юриспруденции (в первую очередь речь идёт о концепции «несуверенного государства» Г. Еллинека, которая, однако, с позиций сегодняшнего дня вряд ли может быть признана убедительной и подтверждаемой политико-правовой практикой). В тоже время Б.Н. Чичерин и А.Д. Градовский — крупнейшие российские государствоведы второй половины XIX века — не считали вопрос о государственном статусе субъектов федерации центральным для описания правовой природы союзного государства, рассматривали федеративный принцип в качестве гарантии децентрализации публичной власти (Градовский) или раздробления и распределения по различным центрам правительственной власти (Чичерин). Однако содержащееся в их трудах «децентралистское» понимание федеративных идей в науке было отодвинуто на второй план «союзнической» интерпретацией природы федеративного государства с ее проблемами суверенитета и статуса составных частей федерации.

Добавлено: 11 марта 2016
Статья
Шаталов А. С. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2018. № 2. С. 68-83.

Феноменология (греч.) в буквальном толковании не что иное, как учение о феноменах, т.е. о наблюдаемых явлениях или событиях. В современной философии оно выступает как метод научного анализа сознания и имманентных, априорных структур человеческого существования. Данная статья – результат применения этого метода для постановки и осмысления оптимальных путей решения проблем, непосредственно связанных с деятельностью по расследованию преступлений, совершенных с использованием современных информационных технологий. Прибегнув к некоторым обобщениям, автор предпринял попытку найти ответ на вопрос о том, почему на фоне научных достижений отечественной криминалистики, при таком обилии новых идей, концепций, технологий, криминалистических алгоритмов, программ расследования - прогресс в деле борьбы с преступностью остается малозаметным? Главная причина такого положения дел ему видится в том, что российская криминалистика долгое время развивалась отрыве от ведущих зарубежных исследовательских школ. Вместе с тем, такое ее состояние сохраняется и сейчас, несмотря на охватившие практически все страны мира, глобальные интеграционные процессы. В качестве главного направления преодоления кризисных явлений, автор позиционирует имплементацию в научные ресурсы отечественной криминалистики современных информационных технологий вообще, и, для повышения эффективности борьбы с преступлениями, совершаемыми с использованием компьютерных и сетевых возможностей, в частности. Борьбу с ними, он считает проблемой международного масштаба, поскольку меры по предотвращению, выявлению, раскрытию и расследованию преступлений такого рода, не могут быть результативными лишь на национальном уровне, в силу транснационального и трансграничного характера сети «Интернет». С учетом непрекращающегося увеличения численности ее пользователей, закономерно порождающей их зависимость от информационного сообщества и уязвимость от разного рода киберпосягательств, произведен научный анализ современного состояния выявления и расследования преступлений такого рода, и сформулированы рекомендации по повышению эффективности этой деятельности.

Добавлено: 1 августа 2018
Статья
Саблина М. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 4. С. 129-139.

Статья посвящена проблеме определения границы между действиями исполнителя и организатора преступления. С этой целью фигура организатора анализируется с точки зрения института соучастия, а также в контексте статей, устанавливающих ответственность за создание организованной группы, преступного сообщества и руководство ими. Разобраны недостатки законодательного определения понятия «организатор». Проанализирована диспозиция ч. 1 ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации с точки зрения отграничения соучастия в преступлении от участия в организованной преступной деятельности. Также предложен вариант изменения терминологии для обозначения субъектов преступлений, предусмотренных в указанной статье. Приводится обзор мнений различных авторов по вопросу соотношения фигуры организатора в контексте института соучастия и организатора преступных сообществ и организованных групп. Рассмотрен на предмет полноты перечень статей, предусматривающих ответственность за создание организованной группы и преступного сообщества и руководство ими, закрепленный в ч. 5 ст. 35 УК РФ. Освещен вопрос квалификации действий лиц, входящих в состав организованной группы или преступного сообщества, при совершении ими конкретного преступления. Рассмотрены случаи, когда такие лица являются исключительно организаторами преступления и когда данная роль совмещается с непосредственным совершением преступления. Автор приходит к выводу об отсутствии в уголовном законодательстве четкой границы между исполнителем и организатором преступления, что приводит к сложностям в квалификации на практике. Предложены возможные пути устранения существующих противоречий между нормами Общей и Особенной частей УК РФ с целью более четкого определения статуса организатора преступления, а именно: изменение формулировки ч. 3 ст. 33; дополнение перечня, содержащегося в ч. 5 ст. 35; изменение названий ряда статей Особенной части УК РФ; редактирование диспозиции ч. 1 ст. 210; отказ от сформированного судебной практикой подхода относительно признания всех участников преступных формирований соисполнителями совершаемого преступления вне зависимости от фактически выполняемой ими роли.

Добавлено: 19 декабря 2015
Статья
Сюкияйнен Л. Р. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2019. № 4. С. 222-245.

Специфика исламского права как самостоятельной правовой системы наглядно проявляется в его источниках. На протяжении столетий эту роль монопольно играла доктрина (фикх), которая в XIX в. стала уступать место законодательству. Однако и в настоящее время фикх является источником права арабских стран. Продолжающаяся исламизация их правовых систем идет по пути кодификации исламской правовой доктрины, в результате чего ей отводится роль материального источника права. Этому способствует закрепление в конституциях многих указанных стран шариата как источника законодательства. Текущее законодательство нередко также прямо указывает, что его содержание заимствовано из фикха. Это особенно характерно для статуса личности, который в большинстве арабских стран представлен законодательством, основанном на выводах исламской правовой доктрины. Одновременно фикх играет роль юридического источника современного права. В Саудовской Аравии фикх до сих пор является превалирующим источником в сравнении с нормативно-правовыми актами. В других странах его статус в качестве юридического источника закреплен законодательно. Это относится не только к частным отраслям, но и уголовному праву. Многие законодательные нормы невозможно реализовать без обращения к фикху. В ряде арабских стран выводы фикха рассматриваются в качестве элементов публичного порядка. Кроме того, законодательство нередко устанавливает, что при его толковании следует обращаться к шариату. Исламская правовая доктрина активно проявляет себя в роли субсидиарного источника современного права, что свойственно прежде всего отраслям частного права. Законодательство признает таким источником шариат, его принципы или различные школы фикха. Это типично не только для законодательства по вопросам личного статуса, целиком основанного на исламских нормах, но и для гражданских кодексов ряда стран, которые испытывают минимальное влияние шариата и ориентируются на европейские правовые образцы. Торговое, налоговое и процессуальное законодательство арабских стран также дает примеры признания исламской правовой доктрины субсидиарным источником права. Уникальная ситуация в Судане, где шариат и фикх закреплены в таком качестве на уровне всей правовой системы, кроме уголовного права.

Добавлено: 12 декабря 2019
Статья
Гетьман-Павлова И. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2012. № 2. С. 26-56.

В статье анализируется французская школа международного частного права (МЧП) в XVIII в. Это последняя «в чистом виде» доктринальная школа МЧП, исследования которой появились до принятия первых нормативных актов в этой области, и которая развивала теорию статутов. Французские ученые Луи Фролан, Луи Булльнуа и Жан Буйе завершили разработку теории статутов, являвшейся основной и единственной теорией МЧП с XIV в.

 

В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта № 11-01-0052 «Доктрина в системе источников международного частного права», реализованного в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2012–2013 гг.

Добавлено: 7 ноября 2012
Статья
Калятин В. О. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 4. С. 4-16.
Расширение перечня охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и усиление их защиты не должно приводить к лишению общества возможности иметь доступ к научному и культурное достоянию и использовать ее. Приобретение использованием интеллектуальной собственности глобального характера означает необходимость получения согласия на использование результата интеллектуальной деятельности в ряде юрисдикций, возможно, у разных правообладателей. Это поднимает стоимость использования интеллектуальной собственности и, соответственно, стоимость доступа общества к существующим достижениям человеческой мысли, как в культурной, так и в технической сферах. В решении этих проблем механизм общественного достояния способен сыграть чрезвычайно важную роль. Необходимо учитывать, что простое выведение объектов из сферы охраны способно создать новые проблемы: ослабление исключительных прав может приводить не столько к расширению сферы свободного использования произведений обществом, сколько к монополизации высвободившейся сферы лицами, контролирующими соответствующие массивы информации. Режим общественного достояния позволяет предупредить эту опасность, устанавливая правила и условия использования чужих результатов интеллектуальной деятельности. При этом данный режим может быть выгоден как пользователям, так и правообладателям, которые, в свою очередь, используют чужие результаты интеллектуальной деятельности в своей коммерческой деятельности, в том числе для создания новых объектов. В статье рассматриваются основные функции режима общественного достояния в сфере интеллектуальной собственности. Эти функции многообразны и значительно выходят за пределы внутреннего регулирования интеллектуальной собственности. В то же время, есть области, в которых лучше использовать иные инструменты. Например, режим общественного достояния недостаточно эффективен в плане стимулировании инициативы в инновациях и создании новых результатов, где гораздо лучше работает механизм предоставления исключительных прав. Поэтому наиболее эффективно комплексное регулирование вопросов интеллектуальной собственности, с учетом возможностей каждого из имеющихся инструментов. В этом случае режим общественного достояния может стать важной частью механизма регулирования интеллектуальной собственности и использования информации в целом.
Добавлено: 7 декабря 2015
Статья
Сюкияйнен Л. Р. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2014. № 4. С. 45-62.

Статья посвящена  анализу теоретических основ и современной практики организации и деятельности шариатских судов в мусульманских и западных странах, а также в России. Рассматриваются различные формы и направления влияния исламской модели правосудия на современные судебные системы. Центральное внимание уделяется оценке перспектив создания и функционирования шариатских судов в современной России с учетом действующего законодательства о третейских судах и медиации

Добавлено: 16 января 2015
Статья
Гетьман-Павлова И. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2009. № 3. С. 21-33.
Во Франции XVI в. огромную роль в разработке вопросов межобластных коллизий сыграл Шарль Дюмулен (Кароль Мулин, Чарльз Димулин — Charles Dumoulin, Carolus Molinaeus, Moulin, Molinaeug;1500—1566), автор многочисленных комментариев к кутюмам. Впоследствии его творчество получило самую высокую оценку:«одно из самых крупных имен французской юриспруденции XVI в.»;крупнейший юрист, французский преемник Бартоло;самый видный из преемников постглоссаторов во Франции;«выдающийся французский юрист, занимающий в ряду французских юристов XVI в. особенное место»;высший из авторитетов старофранцузского обычного права4. Вплоть до самой смерти Карл Дюмулен считался «ученейшим человеком своего времени»в области гражданского и обычного права Франции. «В своих комментариях Парижских нравов он так превосходно соединяет римское право с французским, что юристы, жившие после него, принимали его за образец». Французские юристы XIX в. считали Дюмулена отцом новой практической юриспруденции.
Добавлено: 16 октября 2012
Статья
Гетьман-Павлова И. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2009. № 3. С. 21-33.
Добавлено: 6 мая 2010
Статья
Гетьман-Павлова И. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2011. № 2. С. 16-38.

В статье дается общий обзор роли школы постглоссаторов и ее представителей — ученых XIII — начала XIV вв. — в становлении науки международного частного права (МЧП). Родоначальниками науки МЧП являются ученые — представители школы постглоссаторов XIII–XIV вв., в трудах которых впервые подверглись научному осмыслению и изучению вопросы столкновений городских статутов — говоря современным языком, коллизии разнонациональных законов. Признанным основателем МЧП как науки и как практической доктрины считается Бартоло да Сассоферрато, однако его труды появились не на пустом месте и в вопросах коллизии законов у него было много предшественников. Среди них необходимо назвать Вильгельма Дурантиса, Жака де Равиньи, Пьера Бельперша, Чино да Пистойя, Альберика да Рошате и Жана Фабера. Эти ученые сформулировали коллизионные принципы, закрепленные в современном законодательстве, и благодаря им применение иностранного права впервые было признано правовой обязанностью государства.

Добавлено: 19 октября 2012
Статья
Закошанский М. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 3.

В статье рассматривается эволюция виндикационного спора

Добавлено: 25 декабря 2017
Статья
Ромашев Ю. С. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2019. № 4. С. 122-143.

В доктрине международного права много внимания уделяется вопросам формирования обычных норм международного права. В то же время довольно редко можно найти исследования, посвященные их эволюции и прекращению существования. В данной статье эти вопросы анализируются на основе диалектического подхода, использования общенаучных методов исследования, а также таких частнонаучных методов, как сравнительно-правовой метод, методы правового моделирования и правового прогнозирования. Кроме того, рассмотрены результаты исследования процесса эволюции обычных норм международного права и их отмирания. Применительно к сформировавшимся обычным нормам международного права их эволюция предусматривает этап их качественного изменения, развития и обусловлена, прежде всего, потребностями развития межгосударственных отношений. Эволюция сопровождается уточнением элементов таких норм. При этом появление новой нормы невозможно без нарушений существующих, а правонарушители, отклоняясь от ранее сложившихся норм и неся международно-правовую ответственность, вместе с тем должны объяснять другим государствам причины такого поведения. В основном такая практика касается диспозитивных норм международного права. Для формирования новой обычной нормы международного права необходимо, чтобы отклонение от прежней нормы носило массовый характер, первоначально локальный, а в дальнейшем — и всеобщий. Для оценки происходящих изменений применимы критерии формирования обычных норм международного права. К основным факторам, влияющим на эволюцию обычной нормы международного права, можно отнести появление противоречащей существующей норме измененной новой нормы в законодательствах государств, международных договорах, новой нормы международного мягкого права. Эволюции обычных норм международного права способствуют кодификация и прогрессивное развитие международного права. Важно обратить внимание, что при отсутствии потребностей общественного развития, а также соответствующей практики обычная норма международного права отмирает. В этом случае возможно появление принципиально новых обычных норм международного права, а в дальнейшем — и их эволюция.

Добавлено: 3 января 2020
Статья
Почекаев Р. Ю. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2013. № 4. С. 174-190.

В статье прослеживается эволюция налоговой системы в Казахстане в период его нахождения в составе Российской империи и анализируется процесс интеграции казахов в имперское политико-правовое пространство. Реформа налогообложения рассматривается как одно из направлений фронтирной модернизации «национальной окраины» Российской империи.В течение первого периода пребывания Казахстана в составе Российской империи сохранялась традиционная форма налогообложения в форме ясака, распространенного среди всех кочевых народов Евразии еще со времен Монгольской империи. Однако по мере все большей интеграции казахов в имперское политико-правовое пространство система налогообложения изменялась в целях сближения местного населения с населением других регионов Российской империи. Соответственно, постепенно традиционный тюрко-монгольский ясак (своеобразный «подоходный налог») был заменен фиксированным кибиточным сбором. Несмотря на то что эти изменения имели негативные последствия для многочисленной бедной части населения Казахстана, в целом реформа не вызвала широкого недовольства, что объяснялось ее постепенным характером: сначала она была произведена в рамках Младшего жуза, более тесно связанного с Россией, затем — в Среднем жузе. Успех реформы, начатой в 1830-е годы, подтверждается тем, что она получила официальное закрепление в процессе более широких преобразований конца 1860-х годов, а также и в нормативных актах 1880–1890-х годов.Автор предлагает рассматривать эволюцию налогообложения в Казахстане не только как реформу в области бюджетной политики по отношению к кочевым народам с целью увеличения денежных поступлений из этих регионов, но и как элемент более масштабных преобразований в рамках общей модернизации Российской империи в рассматриваемый период времени — в период Великих реформ Александра II. Соотнесение сведений о налоговых преобразованиях со сведениями о других политико-правовых процессах, происходивших в Казахстане в XIX в., дает основание для такого заключения.

Добавлено: 27 февраля 2014
Статья
Ефремова Н. Н. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2008. № 2. С. 34-50.
Добавлено: 10 марта 2010
Статья
Ефремова Н. Н. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2008. № 2. С. 34-50.
Автор анализирует важнейшие реформы правосудия в России, обобщает их тенденции. Рассмотрены процессы модернизации строения судебных органов, особенности их деятельности и ее результаты на каждом этапе. Показаны трудности и препятствия на пути реформ. Подчеркивается, что результатом реформ явилось закрепление универсальных правовых ценностей.
Добавлено: 12 октября 2012
Статья
Ефремова Н. Н. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2009. № 1. С. 21-35.

В статье анализируется организация правосудия в России республиканского периода. После слома имперского государственного механизма в 1917 году формируется новая модель государственности, основанная на так называемом принципе полновластия советов. Вследствие чего судебные органы встраиваются в конструкцию советской власти и утрачивают организационную независимость. Утверждаются новые принципы организации правосудия, формальный демократизм которой не препятствовал усилению репрессивной роли отечественной юстиции в условиях тоталитарного режима. В эпоху конституционных преобразований конца 80-90-х гг. на завершающем этапе советской истории была начата последняя судебная реформа, которая привела к организации либерально-демократической модели правосудия и утверждению формально независимой судебной власти в современной России.

Добавлено: 13 апреля 2013
Статья
Богдановская И. Ю. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2010. № 2. С. 75-87.
В статье анализируется судебный прецедент в странах «общего права», его отличие от «судейского права»в странах романо-германской правовой семьи, делается вывод об общих тенденциях во взаимодействии статута и судейского права в двух правовых семьях как проявления «естественной»конвергенции.
Добавлено: 18 октября 2012