• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдены 354 публикации
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Вишневский А. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2013. № 2. С. 102-115.

В статье исследуются итоги более чем двадцатилетнего развития гарантирования депозитов в банковском праве Европейского союза, основополагающие понятия и возможные перспективы их совершенствования.

Добавлено: 6 ноября 2013
Статья
Черняева Д. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2008. № 2. С. 86-96.
Трудовой кодекс России мало говорит о регулировании протестных действий работников. Он трактует лишь одну форму таких действий - забастовку в самом узком понимании слова. Еще меньше в нем сказано о локаутах. Не защищены законом действия работников, не рассматриваемые в качестве забастовки, и действия работодателя, не считающиеся локаутом. Автор рассматривает соответствующее законодательство зарубежных стран и делает предложения о способах устранения доктринальных и законодательных пробелов в отечественном трудовом праве.
Добавлено: 12 октября 2012
Статья
Русинова В. Н. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2014. № 1. С. 43-56.

Соотношение международного гуманитарного права и международного права прав человека – двух отраслей международного публичного права, применимых в вооруженных конфликтах, – описывается тремя основными теориями: конкурентной, комплементарной и интеграционной. Главным тезисом конкурентной теории является невозможность одновременного применения обеих отраслей в силу того, что международное гуманитарное право в целом как lex specialis должно исключать применимость норм международного права прав человека.  Комплементарная теория основывается на том, что нормы обеих отраслей частично пересекаются и взаимодополняют друг друга. Представители интеграционной теории признают возможность полного или частичного объединения норм двух отраслей. При этом речь идет об интеграции норм, а не о возможности объединения отраслей под тем или иным общим наименованием. Для того, чтобы разобраться, кто прав в споре об объеме действующей в вооруженных конфликтах международно-правовой базы, автор обращается к различным источникам международного права.

Международные договоры по правам человека, с одной стороны, и договоры по международному гуманитарному праву – с другой, не только не содержат положений, которые исключали бы совместное применение норм обеих отраслей, но и имплицитно или эксплицитно указывают на существование такой возможности. Применение принципа lex specialis derogat legi generali на уровне целых отраслей международного права некорректно и не позволяет вывести неприменимость норм международного права прав человека в вооруженных конфликтах. Комитет по правам человека ООН, Европейский суд по правам человека, Межамериканский суд по правам человека и Африканская комиссия по правам человека и народов в своих решениях признали взаимодополняемость норм международного права прав человека и международного гуманитарного права.

Возможность интеграции норм обеих отраслей, во-первых, следует из способности норм международного гуманитарного права выступать в качестве  предела для ограничения государствами прав человека в вооруженных конфликтах и, во-вторых, из специфики природы международного нормотворчества: международные обычаи, будучи основным источником международного права, формируются вне рамок искусственного и во многом схоластичного деления на отрасли международного права.

Таким образом, анализ международных договоров, международных обычаев и практики международных судебных и квазисудебных органов, позволяет сделать вывод о несостоятельности конкурентной теории, взаимодополняемости норм обеих отраслей и наличии потенциала для их интеграции.

Добавлено: 7 мая 2014
Статья
Жукова Ю. Д., Лощилин В. С. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2011. № 3. С. 120-125.
Настоящий обзор посвящен круглому столу «Техническое регулирование: актуальные проблемы», прошедшему 22 марта 2011 г. на факультете права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики). Докладчиками круглого стола были подняты проблемные во-просы соблюдения баланса интересов всех участников правоотношений в сфере технического регулирования, установления требований к каче-ству продукции, изменений системы технического регулирования в связи с вступлением Российской Федерации в Таможенный союз. Особое вни-мание было уделено вопросам построения единой иерархической системы актов технического регулирования в Российской Федерации.
Добавлено: 23 октября 2012
Статья
Жукова Ю. Д., Лощилин В. С. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2011. № 3. С. 120-125.

Настоящий обзор посвящен круглому столу «Техническое регулирование: актуальные проблемы», прошедшему 22 марта 2011г. на факультете права НИУ ВШЭ. Докладчиками круглого стола были подняты проблемные вопросы соблюдения баланса интересов всех участников правоотношений в сфере технического регулирования.

Добавлено: 4 ноября 2012
Статья
Исаков В. Б. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2009. № 2. С. 119-121.

Торгово-промышленная палата Российской Федерации — это уникальная общественная структура, которая объединила весь спектр отечественного предпринимательства, от представителей малого бизнеса до крупных концернов, промышленных и финансовых групп. Территориальные торгово-промышленные палаты и объединения предпринимателей — члены ТПП РФ — способствуют всесторонней реализации экономических интересов десятков тысяч участников хозяйственной деятельности.

Статья представляет собой статистический анализ деятельности арбитражных судов торгово-промышленных палат.
Добавлено: 14 апреля 2013
Статья
Батусова Е. С. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2013. № 1. С. 123-140.

Статья посвящена вопросам правового регулирования труда руководителя организации. В статье рассматриваются вопросы испытания при приеме на работу, оплаты труда, отстранения от выполнения своих должностных обязанностей, прекращения трудового договора и другие аспекты.

Добавлено: 6 марта 2014
Статья
Зарипова З. Н., Шавин В. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2011. № 2. С. 60-64.

В статье проведено исследование действующих норм российского трудового законодательства, регулирующих право работника отозвать поданное им заявление об увольнении по собственному желанию. К изучению данного вопроса авторов сподвигло принятое Судебной коллегией погражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определениепо конкретному трудовому спору, которое пошло вразрез со сложившейся судебной практикой. Проанализировав указанную ситуацию во взаимосвязи со вступившим в силу 1 июля 2010 г. Федеральным законом «Обобеспечении доступа к информации о деятельности судов в РоссийскойФедерации», авторы пришли к выводу о начале нового этапа развитиягражданского судопроизводства в России.

Добавлено: 19 октября 2012
Статья
Семенов Т. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2014. № 3. С. 144-158.

Автор статьи анализирует корпоративные отношения с точки зрения объекта уголовно-правовой охраны и сферы установления уголовно-правовых запретов. Обращается внимание на динамизм общественной и жизни и появление более чем два десятилетия назад новой группы общественных отношений, нуждающихся в детальном научном осмыслении.  В силу приоритетности для уголовного права восполняющего законодательства дается нормативная и доктринальная характеристика отношений, складывающихся внутри корпорации. Автором проведен анализ позиций  относительно определения понятия и правовой природы корпоративных отношений со стороны современных правоведов.  Отмечено отсутствие общего подхода к их пониманию. Выявлено наличие в современной юридической литературе различных представлений о понятии и правовой природе данной группы общественных отношений, которые могут быть обозначены следующими концепциями: 1) теория единого правоотношения; 2) теория организационно-имущественных отношений; 3) теория любых правоотношений между юридическим лицом и его участником; 4) теория секундарных прав; 5) теория корпоративной правоспособности: 6) теория абсолютных отношений. Обращено внимание на легальное расширение предмета гражданского права с 01.03.2013 г. за счет включения в него корпоративных отношений. Автором дана краткая характеристика их легального понимания как отношений участия в корпорации или управлению ею. Обосновывается что, несмотря на то, что законодателем выделяется две подгруппы отношений, относящихся к корпоративным, основными из них являются отношения участия в корпорации, а производными – отношения управления. Отдельно проанализирована ст. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации на предмет возможности включения данной группы отношений в объект уголовно-правовой охраны. Делается вывод о правомерности распространения уголовно-правовых средств на охрану корпоративных прав и интересов. Аргументируется необходимость их охраны средствами уголовного закона, наряду с иными отраслевыми средствами защиты. Статья подробно содержит конкретизацию различного причинного комплекса, обосновывающего необходимость установления пригодных для практического применения уголовно-правовых запретов в сфере корпоративных отношений. Главным образом это  объясняется  совокупностью различных социальных, экономических и правовых причин.

Добавлено: 22 октября 2014
Статья
Редчиц М. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 3. С. 50-58.

В статье рассматриваются произошедшие 2013 и 2014 гг. изменения законодательства в области охраны культурного наследия, коснувшиеся понятия объекта культурного наследия и связанных с ним терминов, а также соответствующих новелл уголовного права, зависимых от внесённых в Федеральные законы изменений. В работе выделяются теоретические проблемы соотношения употребляемых в Федеральном законе от 22.10.2014 № 315-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" понятий "объект культурного наследия", "объект археологического наследия", "археологический предмет", "исторически связанные с ними предметы материального мира", а также вытекающие из них проблемы практического характера в области уголовно-правовой охраны культурного наследия. Основной акцент делается на противоречии двух характеристик: недвижимости как основного критерия  объекта культурного наследия и движимости как неотъемлемого свойства некоторых включаемых в него предметов. Исследуются процедуры и случаи перевода движимых предметов из статуса составной части объекта культурного наследия в статус самостоятельного музейного предмета и связанных с этим перемен в уголовно-правовой защите. В этом свете рассматриваются проблемы соотношения предметов охраны различных норм уголовного законодательства и указанных в них санкций. Раскрывается понятие "иных объектов", данное в статье 3 ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", анализируются существующие примеры предметов охраны объектов культурного наследия. На основании законодательного определения объектов культурного наследия выделены ключевые признаки данного понятия. В статье проводится анализ отечественного и международного законодательства, приводятся ссылки на подзаконные акты, в результате чего подтверждается гипотеза о проблемности существующего законодательства. 

Добавлено: 28 ноября 2016
Статья
Семенов Т. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 3. С. 88-99.

Настоящая статья представляет собой одну из немногих работ, посвященных компаративному анализу уголовно-правовых запретов в сфере корпоративных отношений. В качестве объекта сравнительно-правового исследования выступает уголовное законодательство государств — участников Содружества Независимых Государств: Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Туркменистана, Украины. Основное внимание в статье уделяется законодательству тех стран, которое наиболее близко к отечественному праву: Казахстана, Беларуси, Украины и Молдовы. По результатам анализа делается вывод, что в рамках СНГ наблюдается конвергенция уголовно-правовых запретов (незаконное лишение прав на участие (членство) в юридическом лице, злоупотребление полномочиями при корпоративном управлении, различные нарушения, связанные с реестром владельцев ценных бумаг, с порядком раскрытия или предоставления информации участникам) посредством их унификации. Автор обращает внимание, что большая часть исследуемых запретов впервые появилась в России в начале XXI века и впоследствии была реципирована иными государствами посредством криминализации соответствующих деяний. Показывается, что указанное сходство присутствует не только в составе запретов, но и в законодательной технике их изложения. Выявлено, что для Молдовы характерен наиболее высокий уровень уголовно-правовой репрессии: криминализированы даже те деяния, которые по отечественному праву могут рассматриваться исключительно как гражданско-правовые деликты, но не как преступления. В частности, это касается совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью при отсутствии надлежащего корпоративного одобрения. В ряде рассмотренных стран подмечена явная антирейдерская направленность значительной части уголовно-правовых средств ввиду тенденции к распространению рейдерства (Россия, Казахстан, Украина и Молдова). В то же время изучение законодательного материала Армении, Азербайджана, Кыргызстана, Туркменистана и Узбекистана показало, что уголовные кодексы этих государств не содержат описания деяний, которые можно было бы квалифицировать как уголовно-правовые запреты в сфере корпоративных отношений. Автор статьи отстаивает позицию, что основная причина такой уголовно-правовой ситуации объясняется невысоким уровнем развития экономики, бизнеса и, главным образом, отсутствием в указанных государствах массового нарушения прав участников корпоративных отношений.

Добавлено: 12 октября 2015
Статья
Бальжинимаева В. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 1. С. 81-90.

Настоящая статья посвящена исследованию влияния уголовной ответственности юридического лица на его репутацию и имидж. Без преувеличения можно сказать, что вопрос введения уголовной ответственности юридических лиц в России представляет собой актуальное и широко обсуждаемое явление. Учитывая события и процессы, происходящие в мировой экономике, компании, в том числе международные, на сегодняшний день, как никогда, заинтересованы в «сохранении» своего бизнеса. По мнению некоторых специалистов, распространение информации о том, что юридическое лицо совершило преступление, значительным образом влияет на его прибыльность и стоимость. Несмотря на то, что во многом именно потребительский спрос формирует стоимость компании, определяет занимаемое место на рынке,  образ, с которым ассоциирует себя компания, стал предметом исследования сравнительно недавно. Тем менее, сегодня данное направление стремительно развивается: например, в XXI веке поведение потребителя исследуется особым направлением в психологии – нейромаркетингом. В настоящей статье автор раскрывает содержание таких терминов как «репутация», «деловая репутация», «имидж», а также отмечает, когда и кем впервые было исследовано содержание указанных терминов. В статье проводится различие между такими понятиями как «гудвилл» (термин, пришедший в Россию из англо-американского права) и «деловая репутация» (существует мнение, что «гудвилл» – это синоним «деловой репутации»). Вопрос о влиянии уголовной ответственности юридических лиц на деловую репутацию и имидж компании рассматривается автором как с бытовой, так и с экономической точек зрения. Несмотря на то, что на первый взгляд может показаться, будто уголовная ответственность юридического лица не способна оказать влияние на образ компании и ее ценность, практика показывает обратное. Учитывая, что большая часть компаний производит продукцию, оказывает услуги по правилам, которые представляются социально значимыми (например, безвредное производство, экологические ограничения и т.д.), информация о нарушении этих правил вполне способна создать негативный образ компании у потребителя. С экономической точки зрения факт совершения компанией преступления может оказаться для нее губительным, поскольку негативный образ компании влияет на стоимость акций компании и заинтересованность потенциальных инвесторов. В качестве примера рассматривается случай с оказанием влияния факта совершения преступления главой совета директоров на стоимость акций компании, а также зарубежная судебная практика.

Добавлено: 20 ноября 2015
Статья
Ганюшкина Е. Б. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2010. № 4. С. 72-84.

Государства имеют право устанавливать законы и правила, обусловливающие условия въезда иностранцев на свою территорию. В международном праве не существует норм, обязывающих государства объяснять причины отказа во въезде иностранца на свою территорию. Государство не может отказать во въезде иностранцу, если это противоречит обязательствам этого государства, вытекающим из соглашений между государством пребывания и международной межправительственной организацией, либо из договоров о привилегиях и иммунитетах международных межправительственных организаций.

 

Добавлено: 27 октября 2012
Статья
Долотов Р. О. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 2. С. 45-54.

Статья посвящена анализу практики условно-досрочного освобождения от отбытия наказания при применении к лицу до его осуждения мер пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста. Главная цель статьи заключается в аргументированном ответе на вопрос: правильно ли засчитывать время содержания под домашним арестом в шестимесячный срок лишения свободы, необходимый для возникновения права на условно-досрочное освобождение? Для достижения заявленной цели в статье анализируется сложившаяся правоприменительная практика и мнения ученых по этой проблеме, а затем на основе полученных результатов приводятся аргументы в защиту авторской позиции. Основные выводы исследования: 1) зачет времени содержания под стражей при расчете фактически отбытого срока лишения свободы для решения вопроса об условно-досрочном освобождении — устоявшаяся практика, основывающаяся на позициях высших судебных органовстраны и поддерживаемая частью ученых в области уголовного права; 2) при решении вопроса о зачете времени домашнего ареста на практике исходят из следующего умозаключения: так как время нахождения лица под домашним арестом подлежит зачету в срок содержания под стражей, а срок содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы, то при расчете фактически отбы-того осужденным срока лишения свободы для условно-досрочного освобождения время домашнего ареста необходимо включать в этот срок; 3) данное умозаключение является ошибочным, так каконо основывается на догматическом, а не системном толковании УК и УПК РФ без уяснения роли, которую играет установленный законодателем шестимесячный срок при условно-досрочном освобождении в системе мер уголовно-правового воздействия; 4) по своей природе лишение свободы исодержание лица под стражей, с точки зрения уголовно-правового воздействия, практически идентичны, а вот домашний арест существенно от них отличается; 5) для решения указанной проблемы предлагается внести соответствующие поправки в постановление Пленума Верховного Суда РФ от21.04.2009 № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания».

Добавлено: 5 октября 2016
Статья
Прокудина Л. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2009. № 3. С. 50-56.
Рост количества рассматриваемых судами (общей юрисдикции и арбитражными) споров постоянно опережает рост количественного состава судей. Данная тенденция приводит к неуклонному и существенному возрастанию нагрузки на каждого судью.1Руководство высших органов судебной власти, председатели судов вслед за учеными вполне обоснованно приходят к выводу, что невозможно продолжать повышать пропускную способность судебной системы только путем экстенсивного развития за счет механического увеличения количества судей, а следует разрабатывать пути совершенствования продуктивности работы каждого судьи, работников аппарата суда в целом. На это обращено внимание и в утвержденной Правительством РФ 21 сентября 2006 года Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России»на 2007—2011 годы. Программа призвана решить новые задачи,обусловленные стремлением России соответствовать мировым стандартам в области судопроизводства, что требует комплексного подхода к совершенствованиюсудебной системы.
Добавлено: 16 октября 2012
Статья
Ялбулганов А. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2019. № 1. С. 71-88.

В статье рассматривается понятие бюджета, формировавшееся в течение двух столетий в рамках концепции финансового закона. Затрагиваются вопросы эволюции данного учения в западных государствах и влияние западных ученых на развитие концепции финансового закона и учения о бюджете в России. Автор показывает достижения отечественных исследователей, в частности, оригинальное учение о финансовых законах как об особой разновидности законодательных актов, составляющих предмет финансового права, созданное И.Т. Тарасовым. Он систематизировал понятие финансового закона в пяти постулатах: финансовые законы как предмет науки финансового права; финансовые законы как средство защиты прав казны и плательщиков налога; финансовые законы и установление налогов и повинностей; финансовые законы и определение расходов; исполнение финансовых законов и государственной росписи (бюджета). Концепция Тарасова оказала существенное влияние на развитие отечественного учения о финансовом законе и о роли бюджета в жизни государства. В рамках концепции финансового закона в российской финансовой и финансово-правовой науке ХIХ — начала ХХ вв. активно исследовалось понятие бюджета как финансового закона и административной меры необходимой для функционирования всего государственного управления. Автор пытается ответить на вопрос, что представляет собой бюджет, обращаясь к позициям русских, советских и современных российских ученых. Он формирует собственное мнение (отталкиваясь от достигнутого наукой финансового права), основанное на том, что принятие бюджета в форме законодательного акта не только «легализует» публичные доходы и расходы, но и подчеркивает социально-экономическую значимость бюджета как финансового плана, гарантию его беспрекословного исполнения. Сделан вывод, что в материальном смысле бюджетный закон выступает как административный акт в том значении, что он является актом, в соответствии с которым осуществляется администрирование публичных расходов и доходов. В формальном смысле бюджетный закон выступает как законодательный акт, являющийся источником финансового и бюджетного права, которым переводятся в правовое поле все действия по администрированию публичных расходов и доходов.

Добавлено: 20 мая 2019
Статья
Постникова Е. В., Эйманн Ж. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 4. С. 147-164.

Учитывая, прежде всего, тенденции развития экономической интеграции, выразившейся в широком распространении интеграционных объединений, возможно, понятие федерализма не следует отождествлять лишь с формой территориального устройства государства, но также с некоторыми международным организациям и/или межгосударственным объединениям. В качестве наиболее яркого примера выступает Европейский Союз (ЕС). При объединении государств в союз на основе принципа федерализма, предстоит решить, на кого будет возложена обязанность регулирования коллизий в частноправовой сфере при множественности правовых систем. Основная цель исследования заключается в определении того, кому принадлежит компетенция в сфере регулирования вопросов МЧП в ЕС, а также в выявлении влияния федеративных черт, присущих ЕС, на отношения государств-членов ЕС в сфере МЧП. На основе анализа доктрины, а также учредительных договоров ЕС и практики Суда ЕС в статье выделяются характерные для ЕС элементы федерализма, при этом подчеркивается отсутствие единогласия среди представителей доктрины в отношении правовой природы ЕС. Компетенция ЕС, как внутренняя, так и внешняя, в сфере МЧП является компетенцией ограниченной. Унифицируя нормы государств-членов в области конфликта законов и споров о подсудности, ЕС вышел за рамки своей компетенции, в частности, нарушив как принцип субсидиарности, так и принцип пропорциональности. В статье на примере решений Суда ЕС по делам в отношении двойной фамилии рассматривается влияние материального права ЕС на механизмы национально-правового регулирования вопросов, входящих в сферу МЧП. Федеративные черты ЕС произвели настоящий переворот в отношении традиционного понимания конфликтов законов, что привело к возникновению нового типа конфликта – «диагонального конфликта». Логика федерализма влечет последствия для МЧП государств-членов, которые, в основном, принимают форму конституционных ограничений и концентрируются в сфере основных свобод ЕС. В итоге заимствования черт федерализма коллизии законов в рамках ЕС впредь должны пониматься как совокупность и традиционных частноправовых вопросов, и вопросов разделения компетенций, которые теперь рассматриваются с точки зрения конфликта юрисдикций.

Добавлено: 10 марта 2016
Статья
Лебедев А. О. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 4. С. 70-90.

Проблемы федеративной формы государственного устройства стали рассматриваться в российской государственно-правовой науке со второй половины XIX века, т.е. собственно тогда, когда она сформировалась как самостоятельная область научного знания. До этого периода времени следует упомянуть лишь отдельные замечания о природе союзного государства у А.П. Куницына. В целом, к концу XIX века федеративное (союзное) государство интерпретировалось как соединение (союз) государств (государствоподобных образований), в котором составляющие его члены в пределах, очерченных общесоюзной конституцией, подчиняются власти федерального центра, сохраняя самостоятельность в других сферах деятельности. Союзное государство мыслилось не только как более тесное соединение по сравнению с союзом государств, но и имеющее качественно иную юридическую природу. При этом генезис союзного государства виделся как усиление центростремительных сил в союзе государств, а не как децентрализация государства. На рубеже XIX– ХХ вв. место первостепенных проблем теоретической конструкции союзного государства заняли такие вопросы, как разделение суверенитета и государственный статус субъектов федерации, что обусловлено в значительной мере влиянием немецкой юриспруденции (в первую очередь речь идёт о концепции «несуверенного государства» Г. Еллинека, которая, однако, с позиций сегодняшнего дня вряд ли может быть признана убедительной и подтверждаемой политико-правовой практикой). В тоже время Б.Н. Чичерин и А.Д. Градовский — крупнейшие российские государствоведы второй половины XIX века — не считали вопрос о государственном статусе субъектов федерации центральным для описания правовой природы союзного государства, рассматривали федеративный принцип в качестве гарантии децентрализации публичной власти (Градовский) или раздробления и распределения по различным центрам правительственной власти (Чичерин). Однако содержащееся в их трудах «децентралистское» понимание федеративных идей в науке было отодвинуто на второй план «союзнической» интерпретацией природы федеративного государства с ее проблемами суверенитета и статуса составных частей федерации.

Добавлено: 11 марта 2016
Статья
Шаталов А. С. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2018. № 2. С. 68-83.

Феноменология (греч.) в буквальном толковании не что иное, как учение о феноменах, т.е. о наблюдаемых явлениях или событиях. В современной философии оно выступает как метод научного анализа сознания и имманентных, априорных структур человеческого существования. Данная статья – результат применения этого метода для постановки и осмысления оптимальных путей решения проблем, непосредственно связанных с деятельностью по расследованию преступлений, совершенных с использованием современных информационных технологий. Прибегнув к некоторым обобщениям, автор предпринял попытку найти ответ на вопрос о том, почему на фоне научных достижений отечественной криминалистики, при таком обилии новых идей, концепций, технологий, криминалистических алгоритмов, программ расследования - прогресс в деле борьбы с преступностью остается малозаметным? Главная причина такого положения дел ему видится в том, что российская криминалистика долгое время развивалась отрыве от ведущих зарубежных исследовательских школ. Вместе с тем, такое ее состояние сохраняется и сейчас, несмотря на охватившие практически все страны мира, глобальные интеграционные процессы. В качестве главного направления преодоления кризисных явлений, автор позиционирует имплементацию в научные ресурсы отечественной криминалистики современных информационных технологий вообще, и, для повышения эффективности борьбы с преступлениями, совершаемыми с использованием компьютерных и сетевых возможностей, в частности. Борьбу с ними, он считает проблемой международного масштаба, поскольку меры по предотвращению, выявлению, раскрытию и расследованию преступлений такого рода, не могут быть результативными лишь на национальном уровне, в силу транснационального и трансграничного характера сети «Интернет». С учетом непрекращающегося увеличения численности ее пользователей, закономерно порождающей их зависимость от информационного сообщества и уязвимость от разного рода киберпосягательств, произведен научный анализ современного состояния выявления и расследования преступлений такого рода, и сформулированы рекомендации по повышению эффективности этой деятельности.

Добавлено: 1 августа 2018
Статья
Саблина М. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 4. С. 129-139.

Статья посвящена проблеме определения границы между действиями исполнителя и организатора преступления. С этой целью фигура организатора анализируется с точки зрения института соучастия, а также в контексте статей, устанавливающих ответственность за создание организованной группы, преступного сообщества и руководство ими. Разобраны недостатки законодательного определения понятия «организатор». Проанализирована диспозиция ч. 1 ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации с точки зрения отграничения соучастия в преступлении от участия в организованной преступной деятельности. Также предложен вариант изменения терминологии для обозначения субъектов преступлений, предусмотренных в указанной статье. Приводится обзор мнений различных авторов по вопросу соотношения фигуры организатора в контексте института соучастия и организатора преступных сообществ и организованных групп. Рассмотрен на предмет полноты перечень статей, предусматривающих ответственность за создание организованной группы и преступного сообщества и руководство ими, закрепленный в ч. 5 ст. 35 УК РФ. Освещен вопрос квалификации действий лиц, входящих в состав организованной группы или преступного сообщества, при совершении ими конкретного преступления. Рассмотрены случаи, когда такие лица являются исключительно организаторами преступления и когда данная роль совмещается с непосредственным совершением преступления. Автор приходит к выводу об отсутствии в уголовном законодательстве четкой границы между исполнителем и организатором преступления, что приводит к сложностям в квалификации на практике. Предложены возможные пути устранения существующих противоречий между нормами Общей и Особенной частей УК РФ с целью более четкого определения статуса организатора преступления, а именно: изменение формулировки ч. 3 ст. 33; дополнение перечня, содержащегося в ч. 5 ст. 35; изменение названий ряда статей Особенной части УК РФ; редактирование диспозиции ч. 1 ст. 210; отказ от сформированного судебной практикой подхода относительно признания всех участников преступных формирований соисполнителями совершаемого преступления вне зависимости от фактически выполняемой ими роли.

Добавлено: 19 декабря 2015
Статья
Гетьман-Павлова И. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2012. № 2. С. 26-56.

В статье анализируется французская школа международного частного права (МЧП) в XVIII в. Это последняя «в чистом виде» доктринальная школа МЧП, исследования которой появились до принятия первых нормативных актов в этой области, и которая развивала теорию статутов. Французские ученые Луи Фролан, Луи Булльнуа и Жан Буйе завершили разработку теории статутов, являвшейся основной и единственной теорией МЧП с XIV в.

 

В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта № 11-01-0052 «Доктрина в системе источников международного частного права», реализованного в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2012–2013 гг.

Добавлено: 7 ноября 2012