• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Найдено 357 публикаций
Сортировка:
по названию
по году
Статья
Ромашев Ю. С. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 3. С. 103-112.

В доктрине международного права четко не обозначена и достаточно полно не исследована область правового регулирования, связанная с обычным нормообразованием. Нет единой точки зрения об ее наименовании. В работах ученых можно встретить самые различные термины. Автор предлагает именовать эту область международного права – «правом международных обычаев», как наиболее точный термин, соответствующий ее содержанию. В статье раскрываются место и роль права международных обычаев в системе международного права. Показываются отличия и сходства этого института международного права по отношению к праву международных договоров. Рассматриваются доктрины ученых о содержании и развитии этого института международного права. Показывается какие нормы лежат в основе обычного нормообразования. Обосновывается позиция автора по данному вопросу. Уточняется объект и предмет регулирования права международных обычаев. Исследуется вопрос обычного нормообразования, его стадий. Показывается влияние договорных норм, решений судебных и иных международных органов на процесс обычного нормообразования. Поднимается вопрос о необходимости кодификации этого процесса, выработки соответствующих критериев, связанных с формированием международного обычая и его норм. Предлагается разработать соответствующий проект статей, приняв их в виде резолюции ООН, а затем заключить Конвенцию о праве международных обычаев, в которой следует закрепить как сложившиеся в настоящее время обычные нормы международного права, так и новые договорные нормы, которые призваны упорядочить обычное нормообразование, придать ему более строгий, системный вид. Показывается состояние научных исследований в данной области, предлагаются их дальнейшие пути. Представлены отдельные формулировки норм права международных обычаев. Дается авторское определение праву международных обычаев, под которым предлагается понимать институт международного права, включающий в себя совокупность обычных норм международного права, регулирующих межгосударственные отношения в вопросах формирования международного обычая, его действия, изменения и прекращения существования, понятийный аппарат в данной сфере.

Добавлено: 20 октября 2016
Статья
Афанасьева О. В., Богдановская И. Ю., Терещенко Л. К. и др. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2010. № 4. С. 145-156.
Вопросы транспарентности стали особенно актуальными на современном этапе развития конституционного государства. Это понятие разрабатывается разными социальными науками и имеет много определений. В современном законодательстве оно определяется как принцип. Развитие законодательства, обеспечивающего доступ к информации, выступает важным условием обеспечения развития транспарентности государственных органов.    
Добавлено: 22 октября 2013
Статья
Герасимова Е. С., Колганова С. Г. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 4. С. 184-197.

В статье рассматривается понимание права на забастовку как права человека, сложившееся в мире в течение XX-го века, его место в ряду прав человека, нормативное закрепление права на забастовку на международном и национальных уровнях, а также значение для трудовых отношений и трудового права. Центральное место в статье уделено исследованию кризиса признания права на забастовку, вызванного заявлениями Группы работодателей в ходе Международной конференции труда 2012 года. Во время этой конференции представителями Группы работодателей было сделано заявление, что они отказываются обсуждать на Комитет конференции по применению стандартов ранее согласованный трехсторонними партнерами Список дел по странам, не выполняющим обязательства, вытекающие из ратифицированных конвенций, отобранный на основании доклада Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций. Заявление было обосновано тем, что право на забастовку прямо не предусмотрено в Конвенции № 87, а Комитет экспертов, делающий заключения о нарушении права на забастовку некоторыми государствами – членами МОТ, вышел за пределы своего мандата. Это поставило вопрос не только о пересмотре складывавшегося в течение десятилетий права на забастовку, но и о мандате Комитета экспертов в целом. Для понимания современных рамок признания права на забастовку в нормах МОТ исследуется история обсуждения и принятия конвенций и рекомендаций МОТ, относящихся к праву на забастовку; проводится анализ, как развивались толкования Конвенции № 87 контрольными органами МОТ, в частности, Комитетом по свободе объединения и Комитетом экспертов МОТ; исследуются пределы мандата этих органов по интерпретации содержания конвенций, а также роль групп работодателей, работников и правительств в признании и развитии этих толкований. Рассматриваются направления усилий, предпринятых в рамках МОТ для преодоления кризиса, его современное состояние и перспективы урегулирования разногласий.

Добавлено: 26 декабря 2016
Статья
Сюкияйнен Л. Р. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2010. № 4. С. 23-46.

Соотношение права с религией, нравственностью и политикой является предметом исследований как по теории права, так и по сравнительному правоведению. Различные правовые культуры отличаются своей спецификой соотношения между правом и иными социальными нормами. Некоторые правовые системы основаны на верховенстве правовых норм, в то время как другие отдают приоритет религиозным постулатам. Такое противоречие приобретает особое значение в связи с появлением мусульманских меньшинств в Европе. Правовые меры, предпринимаемые с целью разрешить эти противоречия, оказываются недостаточными для преодоления острых конфликтов, вызванных все возрастающей ролью ислама в ряде европейских стран.

 

Добавлено: 27 октября 2012
Статья
Машкова Е. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2012. № 4. С. 184-191.

5 апреля 2012 г. в рамках XIII-й Апрельской международной научной конференции, посвященной проблемам развития экономики и права, состоялся круглый стол «Право: утверждается ли доверие граждан?».

Добавлено: 24 января 2013
Статья
Ромашев Ю. С., Остроухов Н. В. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2017. № 2. С. 186-199.

В доктрине международного права, в деятельности государств и иных субъектов международного права распространена точка зрения, что «практика» является одним из основных элементов международного обычая. Вместе с тем нет единого мнения о характеристике обычно-правовой практики, а также обязательных требований, придающих такой практике особое качество. Не любая практика в отношениях субъектов международного права может стать прообразом обычной нормы международного права. В статье дана характеристика особенностей субъектов обычноправовой практики и составляющих содержание практики отношений между субъектами между- народного права, ее видов и форм, а также составляющих основу практики видов деятельности государственных органов. Подробно рассматриваются требования к обычно-правовой практике, без которых обычай сформироваться не может. Авторы уточняют их перечень и предлагают к ним относить: общность; единообразие и определенность; устойчивость (стабильность) и постоянство (непрерывность); соответствие закономерностям общественного развития, потребностям развития межгосударственных отношений, общим интересам государств. Эти требования носят системный характер, они взаимосвязаны, неразрывны и составляют единое целое. К числу важных требований к практике, носящих факультативный характер, предлагается относить ее прогрессивность. Согласно позиции авторов, продолжительность во времени не следует относить к числу требований к обычно-правовой практике, она является лишь ее характеристикой. В работе анализируется концепция «моментального обычая» и возможность ее применения. В короткий период времени формируется обычная норма, соответствующая практике в новой области межгосударственных отношений. Завершение становления обычно-правовой практики характеризуется ее определенностью и стабильностью на конкретном этапе развития общества. Вместе с тем длительная устойчивая практика является лучшим доказательством наличия обычно-правовой практики. Уделяется внимание формированию локальной обычно-правовой практики. Делается вывод, что всеобщая практика, как правило, проходит стадию практики двух или группы государств. В дальнейшем такая практика может расширяться ввиду ее позитивности и соответствия жизненно важным интересам государств.

Добавлено: 27 июля 2017
Статья
Трошкина Т. Н. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2009. № 3. С. 89-110.
Ценность изучения американского опыта организации и функционировании механизма нетарифного регулирования внешней торговли напрямую связана с ролью, которую США играют в мировой торговле и современных международных отношениях, а также с тем местом, которое США занимают среди государств — основных внешнеторговых партнеров Российской Федерации.
Добавлено: 16 октября 2012
Статья
Орлов М. Ю. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2008. № 2. С. 64-76.
Налогообложение связано с ограничением прав собственника. По Налоговому кодексу России налоговое нормотворчество исполнительных органов власти ограничено. Однако на практике эти ограничения не всегда соблюдаются, воля законодателя искажается. Существуют большие трудности в оспаривании частным лицом актов, принятых исполнительными органами и исказивших волю законодателя.
Добавлено: 12 октября 2012
Статья
Молодыко К. Ю. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2010. № 2. С. 116-125.

В статье комплексно рассмотрена проблематика произошедшего в Украине начиная с 2004 г. существенного расширением объема преимущественного права арендатора на выкуп арендованного имущества. Продемонстрированы подходы ученых, Конституционного Суда Украины, Верховного Суда Украины, Высшего хозяйственного суда Украины, Высшего административного суда Украины к данной проблематике. Выявлены проявившиеся в процессе практического применения указанного правового института проблемы, предложены пути их разрешения.

 

Добавлено: 20 февраля 2018
Статья
Богданова Н. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2009. № 1. С. 79-93.

Существенные изменения общественного строя России в конце ХХ века предопределили необходимость реформирования преподавания конституционного права в юридических вузах. Разделенные до сих пор науки отечественного конституционного права и конституционного права зарубежных стран должны стать структурными частями единой системы конституционно-правового знания. Роль объединяющей их учебной дисциплины призван сыграть курс «Конституционное право. Общая часть», преподаваемая на юридическом факультете МГУ с 1991/92 учебного года.

Добавлено: 13 апреля 2013
Статья
Козырин А. Н. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2012. № 2. С. 173-189.
В статье рассмотрены особенности преподавания финансового права и дискуссии о предмете финансового права. На примере магистерской программы "Финансовое, налоговое и таможенное право", открытой в Национальном исследовательском университете "Высшая школа экономики", показаны новые реалии, которые следует учитывать при формировании концепции преподавания финансового права в магистратуре, а также содержание магистерских программ финансово-правовой направленности
Добавлено: 31 июля 2012
Статья
Нагорная И. И. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2011. № 4. С. 120-132.
В статье рассматривают теоретические и практические проблемы применения норм Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации к преступлениям против жизни и здоровья, совершаемым медицинскими работниками, анализируются отдельные составы преступлений по данной теме, рассматриваются приговоры судов по конкретным делам. Автором выявляются пробелы правового регулирования и имеющиеся в связи с ними трудности правоприменительной практики. Рассматриваются статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, наиболее часто применяемые в так называемых медицинских делах.
Добавлено: 23 октября 2012
Статья
Касаткина А. С., Рудерман И. Ф. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2017. № 3. С. 121-135.

На сегодняшний день Европейский союз столкнулся со значительными трудностями, связанными с созданием единообразного механизма определения личного закона юридических лиц, т.е. единых коллизионных привязок к личному статуту компаний. Попытки осуществить сближение и гармонизацию национальных законодательств пока не увенчались успехом. Целью данного исследования является анализ положений, применяемых в странах Европейского союза, критериев определения личного закона юридических лиц, а также судебной практики, направленных на постепенное сближение, гармонизацию и нивелирование противоречий в различных системах права. В статье с помощью сравнительного метода исследования проведен детальный анализ норм международных договоров и прецедентного права Суда Европейского союза, регулирующих вопросы признания правосубъектности юридических лиц. Сделаны следующие выводы, сложившейся в результате развития прецедентного права Европейского союза: перемещение как уставного, так и фактического места нахождения компании допускается по праву Европейского союза; учреждение компании  в государстве с более либеральным корпоративным режимом не является злоупотреблением свободой учреждения, даже если это служит для обхода нормы другого государства-члена, в котором будет осуществляться вся деятельность компании; не является также злоупотреблением осуществление деятельности не по месту регистрации, а по месту нахождения филиала компании; принимающее государство обязано признавать, что иностранная компания ведет свою деятельность на его территории, признавать ее правосубъектность, поэтому теория оседлости в данном случае не действует; принимающее государство не может запретить транснациональное слияние и его регистрацию в своем реестре, если такая регистрация допускается при слиянии национальных компаний; компания может переместить свое уставное или фактическое место нахождения в другое государство без потери правосубъектности по праву государства создания; вопрос о возможности сохранения правоспособности и применимого к компании права (государства создания) при перемещении в иностранное государство решается самим государством создания, которое вправе в таком случае запретить или ограничить такое перемещение; если же компания намеревается изменить применимое право и принять организационно-правовую форму компании, предусмотренной в принимающем государстве, государство создания не может запретить миграцию компании и обязать ее ликвидироваться при условии, что такая миграция допускается принимающим государством.

Добавлено: 9 октября 2017
Статья
Ерпылева Н. Ю., Максимов Д. М. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2017. № 2. С. 200-222.

В настоящей статье рассматриваются вопросы признания и исполнения иностранных судебных решений на национальном и региональном уровнях правового регулирования. Авторы поставили целью своего исследования изучение отдельных аспектов признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений, концентрируясь на трех составляющих: категории судебных решений, подлежащих признанию и исполнению; процедуре признания и исполнения; основаниях для отказа в признании и исполнении. Предметом исследования выступили акты национального законодательства, представленные Арбитражным процессуальным кодексом РФ 2002 года и Гражданским процессуальным кодексом Кыргызской Республики 2017 года; международные договоры регионального характера (например, Минская конвенция СНГ 1993 года о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам; Луганская конвенция 2007 года о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам), а также нормативно-правовые документы международных организаций (например, Регламент ЕС № 1215/2012 «О юрисдикции, признании и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам»). Применяя сравнительно-правовой метод исследования, авторы пришли к выводу о том, что судебные решения, подлежащие признанию и исполнению, наиболее жестко определяются в национальном законодательстве, нежели чем в международных договорах регионального характера и регламентах ЕС; процедура признания и исполнения иностранного судебного решения эволюционирует от обязательной выдачи экзекватуры запрашиваемым судом (в национальном законодательстве и ряде международных договоров регионального характера) до отсутствия таковой в ряде международных договоров регионального характера и регламентах ЕС; основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения представлены в виде закрытого перечня, в обязательном порядке содержащего ненадлежащее уведомление ответчика, наличие вступившего в законную силу решение суда в запрашиваемом государстве, принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, нарушение публичного порядка в запрашиваемом государстве.

Добавлено: 19 июля 2017
Статья
Ромашев Ю. С. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2018. № 2. С. 124-148.

Одним из самых важных вопросов в праве международных обычаев является признание всеобщей практики в качестве правовой нормы (opinio juris). Отсутствие единого мнения по данному вопросу на международном уровне и общей позиции в науке приводит к низкой эффективности правового регулирования межгосударственных отношений. В научных трудах нередко используются не основанные на объективных реальностях подходы. Статья содержит отдельные важные теоретические положения и предложения по решению этой проблемы. Так, наличие opinio juris является неотъемлемым субъективным элементом обычной нормы международного права, как и практика, отвечающая необходимым требованиям обычного нормообразования. Субъектами признания могут быть государства и иные субъекты международного права, участвующие в международном нормообразовании. Такие действия могут проявляться в действиях государственных органов и их должностных лиц, которые в соответствии с международным правом и (или) законодательством государств могут выступать от их имени. Opinio juris со стороны государств, как правило, осуществляется в ходе становления всеобщей практики. Признание должно осуществляться правовыми способами и быть легитимным согласно законодательству государства, его международным обязательствам. К основных формам признания наряду с молчаливым согласием можно относить: одностороннее заявление главы государства (правительства), другого уполномоченного государством должностного лица, руководителя международной межправительственной организации, иного субъекта международного права; включение правила поведения в внутригосударственный нормативный правовой акт; включение правила поведения в международный договор или иной основанный на нем юридически обязательный международный нормативный правовой акт, принятый его участниками, если рассматривать эти документы как акты одностороннего признания; при определенных условиях — судебное решение в государстве. Основным условием общепризнанности нормы международного права является ее признание большинством государств (значение которого установлено и формально закреплено мировым сообществом), интересы которых в наибольшей мере затрагиваются применением этой нормы. Это требует правовой формализации и даже кодификации качественных и количественных критериев и соответствующих им показателей формирования обычной нормы международного права. Устранению разногласий в позициях субъектов международного права, выработке единого подхода к вопросу будет способствовать разработка и принятие универсальной конвенции о праве международных обычаев.

Добавлено: 1 августа 2018
Статья
Есаков Г. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 1. С. 81-102.

Статья посвящена необычным случаям причинной связи в уголовном праве. Автор начинает свой анализ с критического обзора общих теорий, видя их недостаток в отсутствии решения специфических вопросов, таких как множественность причин, состояние потерпевшего, вмешательство третьих лиц. Наука наполнена отрывочно и асистемно решаемыми казусами, покоящимися на многостраничных обзорах философско-правовых концепций. Остаётся, с одной стороны, не вызывающая доверия разноголосица мнений, не сведённых и не могущих быть сведёнными к сколь-нибудь обозримому пространству и, с другой, неясность в решении сложных вопросов. Все такие случаи разделены автором на три группы, названные соответственно «кумулятивная причинность», «атипичная причинность» и «привходящая причинность». Применительно к каждой группе сформулированы общие правила привлечения к ответственности, основанные преимущественно на правиле conditio sine qua non и идее ограничения ответственности. Автор также раскрывает взаимодействие между различными типами причинности, например, трансформацию «кумулятивной причинности» в «привходящую причинность». Обзор судебной практики позволяет сформулировать чёткие правила привлечения к ответственности, освобождённые от отягчённых философских и теоретических построений. При этом автором допускаются альтернативные подходы, варьирующиеся от строгой приверженности объективистским соображениям (ограничивающим причинность и вменение) до оценки причинности через упречность поведения человека. В качестве подтверждения некоторых положений широко используются практика стран общего и континентального права. Предлагается общее правило, согласно которому деяние является причиной результата в уголовно-правовом смысле постольку, поскольку оно предшествует ему во времени, без него именно такой результат не наступил бы и оно является последним во времени осознанным человеческим деянием перед результатом. При этом данное правило ограничивается в его применении с допущением возможных изъятий и уточнений. Автор также призывает не пытаться в будущем разработать общую теорию причинности, применимую ко всем массиву уголовного права. Вместо этого следует ожидать разработки специальных норм, востребованных на практике.

Добавлено: 4 апреля 2016
Статья
Полдников Д. Ю. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2011. № 2. С. 39-50.

В статье рассматривается взгляд представителей Саламанкской шко-лы поздней схоластики XVI в. на одну из ключевых проблем договорной теории — обязательности договоров. Автор дает общую характери-стику данной школы, освещает основные подходы ее представителей к решению вопроса о природе и причинах обязательности договоров, а так-же раскрывает влияние позднесхоластической теории на Гуго Гроция и других правоведов Нового времени.

Добавлено: 19 октября 2012
Статья
Баратова М. А. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2012. № 4. С. 79-86.

В настоящей статье на основе законодательного регулирования и материалов судебной практики предложен развернутый анализ правовых категорий «член семьи», «вселение в качестве члена семьи».

Добавлено: 24 января 2013
Статья
Гетьман-Павлова И. В., Касаткина А. С. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2017. № 1. С. 92-110.

Российские коллизионные нормы, определяющие выбор права, применимого к брачно-семейным отношениям, связанным с иностранным правопорядком, вступили в силу в 1995 году и действуют уже более 20 лет. Несмотря на то, что в российской доктрине эта проблематика исследована чрезвычайно подробно, актуальность анализа коллизионных норм, закрепленных в Семейном кодексе РФ, отнюдь не исчерпана в связи с масштабным реформированием норм международного частного права в Гражданском кодексе РФ и теми тенденциями, которые присутствуют в законодательном регулировании международных семейных отношений в других странах. Раздел VII СК РФ «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» устанавливает достаточно подробную систему норм, определяющих компетентное право для регулирования основных вопросов семейных отношений. Большинство коллизионных привязок имеет двусторонний характер и предполагает возможность применения иностранного права. Однако за прошедшие 20 лет регламентация международных семейных отношений подверглась серьезным новациям, что наглядно демонстрируют и национальные кодификации МЧП, и европейское право. Современный законодатель значительно расширяет пределы автономии воли сторон брачно-семейных отношений по вопросам выбора применимого права, устанавливает специальные коллизионные привязки для отношений сожительства и партнерства, закрепляет детализированные и дифференцированные правила выбора права. В статье сделан вывод, что российское коллизионное регулирование международных брачно-семейных отношений, принятое более 20 лет назад, нуждается в серьезной модернизации. Соответствующее обновление целесообразно проводить в следующих направлениях: максимальная детализация объемов коллизионных норм с целью более дифференцированного регулирования брачно-семейных отношений; установление более разветвленной и детализированной системы коллизионных привязок, нацеленных на максимально корректное определение права, наиболее тесно связанного с отношением, и принятие решения, в наибольшей степени отвечающее конкретным обстоятельствам дела; расширение возможности выбора применимого права самими сторонами по вопросам расторжение брака и имущественных отношений в семье. По всем вопросам, связанным с положением детей, главенствующим коллизионным началом должно быть применение права, наиболее благоприятного для ребенка.    

Добавлено: 5 апреля 2017
Статья
Калятин В. О. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 2. С. 4-14.

Статья посвящена проблемным вопросам определения сферы режима общественного достояния и факторам, влияющим на возможность его применения. В теории правовой режим общественного достояния оставляет обществу широкий набор возможностей для использования интеллектуальной собственности, однако правовое регулирование и даже само определение этого режима могут существенно различаться в разных странах, что создает правовую неопределенность. Хорошо известный принцип «разделение идеи и ее выражения» («idea/expression dichotomy»), провозглашающий свободу использования идей, может в целом определить сферу общественного достояния, но не в состоянии указать его точные границы. В узком смысле режим общественного достояния является специальным режимом для ситуаций, когда существовавшее исключительное право на работу прекращается в силу истечения срока охраны или по иной причине. В этом случае существует особое регулирование использования соответствующих объектов, а не просто отсутствие регулирования. Особое место занимают специальные режимы, предусмотренные для результатов народного творчества (фольклор) и «традиционных знаний». Фактически эти режимы занимают промежуточное положение между исключительным правом и классическим вариантом общественного достояния. Режим общественного достояния в целом может предоставить обществу возможность контроля использования результатов интеллектуально деятельности и, в то же время, избежать его монополизации. На практике, однако, применение данного режима оказывается ограниченным в силу действия ряда факторов, в частности, в силу ограничения доступа к объекту, наличия охраняемых элементов внутри объекта, существования особых технических условий его использования, территориального ограничения действия права и т.д. Для того, чтобы обеспечить эффективное использование всего общечеловеческого наследия, данные факторы должны найти отражение в международных соглашениях. К сожалению, на данный момент международное правовое регулирование в этой сфере крайне ограничено и недостаточно, а национальное законодательство (включая, российское) также не доставляет необходимой правовой поддержки. В результате сегодня общество не имеет реального доступа к достижениям творческой деятельности своих членов.

Добавлено: 17 июня 2016
Статья
Долотов Р. О. Право. Журнал Высшей школы экономики. 2016. № 4. С. 106-117.

Статья посвящена анализу практики освобождения лиц от уголовной ответственности за фиктив-ную регистрацию граждан Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительствав жилом помещении или фиктивную регистрацию иностранного гражданина или лица без граж-данства по месту жительства в жилом помещении, а также за фиктивную постановку на учет ино-странных граждан или лиц без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Россий-ской Федерации. Главная цель статьи заключается в аргументированном ответе на вопрос: какиеименно действия должен совершить человек, чтобы их можно было признать способствованиемраскрытию преступлений, предусмотренных ст. 322.2 или 322.3 УК РФ? Для достижения заявлен-ной цели в статье анализируется сложившаяся правоприменительная практика и мнения ученых,производится сопоставление всех примечаний к статьям Особенной части УК РФ, в которых гово-рится о способствовании раскрытию преступления. Основные выводы исследования: 1) для ос-вобождения от уголовной ответственности лица на основании примечаний к ст. 322.2 и 322.3 УКРФ необходимо учитывать только его действия, предпринимаемым им до возбуждения уголовногодела; 2) сообщение достоверных сведений при даче объяснений сотрудникам правоохранительныхорганов и дача согласия на осмотр своего жилища при проведении проверки в рамках ст. 144 УПКРФ являются вполне достаточными основаниями для обязательного освобождения лиц от уголов-ной ответственности по ст. 322.2 и 322.3 УК РФ; 3) ссылка на ч. 2 ст. 28 УПК РФ при освобождениилица от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 322.2 или 322.3 УК РФ являетсявынужденной и неверной (ч. 2 ст. 28 УПК РФ относится только к преступлениям тяжким и осо-бо тяжким), но других каких-либо подходящих норм в законе больше нет; 4) для решения даннойпроцессуальной проблемы в УПК РФ необходимо включить еще одно основание для прекращенияуголовного дела — примечания к статьям Особенной части УК РФ.

Добавлено: 31 декабря 2016