• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Статья

Организационные паттерны социального волонтерства в Германии и России

Истомина А. Г.

На материале 25 интервью с российскими волонтерами социальных организаций г. Мюнхена и г. Санкт-Петербург показываются сходства и различия организационных паттернов немецкого и российского социального волонтерства по следующим основаниям: институциональный контекст, процедура рекрутинга, оформление отношений с организацией, взаимодействие между ролями волонтера и штатного сотрудника, «сопровождение» волонтера. Теоретической рамкой для выявления сходств и отличий организационных образцов волонтерского участия выступают теория стилей волонтерства Л. Гастингс и Ф. Ламмертина и теория стилей управления волонтерами М. Зиммек. Для обеспечения единства фокуса при выявлении сходств и отличий организационных образцов социального волонтерства был выбран эмпирический объект с единообразной социокультурной составляющей ― российские волонтеры в Германии и России. Эмпирическую базу статьи составили взятые с помощью программы «Skype» в апреле–мае 2014 года 25 личных полуструктурированных интервью с российскими волонтерами, работавшими на момент интервьюирования в немецких (12 интервью) и российских (13 интервью) социальных организациях. В статье показывается, что сложившиеся паттерны немецкого социального волонтерства, находящие воплощение преимущественно в программных типах участия и оформляющиеся во многом под влиянием институциональной среды, характеризуются волонтероцентричностью и профессионализированностью, в то время как организационные образцы российского волонтерства демонстрируют узость волонтероцентричных практик и слабую тенденцию к профессионализации волонтерской роли. В статье делается предположение, что отличия в организационных паттернах приводят к разнонаправленным тенденциям: формированию зрелого социализированного субъекта, способного осваивать специализированные роли и встраиваться в «взрослые» системы регуляции — в первом случае, и воспроизводству «необремененного» социальными дисциплинирующими практиками субъекта, не осваивающего репертуары способов координации действий с различными институциональными агентами.